ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Формула смысла
ПРЕДИСЛОВИЕ
Перед вами книга; внешне обычная: обложка, страницы,
строчки... В ряду других, уже имеющихся, еще одна. Но по
В содержанию - первая и единственная. Такой никогда не было.
1 я увлекался многим. Широта человеческого знания манила
В меня, и дух замирал перед необозримостью просторов приро-.
1 ды и перед грандиозным величием мощи ума.
1 Но скажу откровенно: насколько прекрасны творения разу-
1 ма, настолько приобщение к ним не просто. Даже трудно. И,
1 кажется, нескончаемо.
1 Ни сил, ни времени не хватит
1 На всё, что нам дано в обзор:
1 Большое малое не схватит-
1 Незнанье вечный наш позор.
Для жизни нужно всё -что-то полезно, что-то очень импо-
нирует душе, что-то просто мило и дорого своей задумчивой
мудростью, доверительной откровенностью, великодушно щед-
рой подельчивостью... Мы способны быть активными, одарены
умением видеть; вокруг нас, покоренные, множатся факты...
Но как все эти богатства взять?
Нам свойственно стремиться к большому, желать многооб-
разного. Однако удобным бывает только компактное. Его легко
брать, оно не обременяет в дороге. И показать можно, и полю-
боваться самому при случае, и хранить...
И всё же. Как быть с тем, чего много? Да еще если это
самое лучшее? Ведь помимо того, что к нему приобщиться
нелегко, надо исхитриться и его приобщить к себе. Говоря
по-другому, как соизмерить бесконечное вокруг нас с нашей
собственной конечностью и как нам, людям, быть властелина-
ми творений, даже если эти творения наши собственные?
Тела мира - от крохотных до самых больших-состоят из
мельчайших первозданностей. Под одним ракурсом рассмотре-
ния - это атомы, под другим - химические элементы. Суще-
ственное для них-невообразимость количества. Ни сосчитать,
ни перечислить-столько их самих, их сочетаний и вариаций...
Трудно сказать, чем бы закончилась увеличивающая зна-
ние работа познания, не появись таблица Д. И. Менделеева.
Осуществленная им систематизация отвела трудности, свела
на нет многие, казавшиеся неразрешимыми, заботы, расстави-
ла все по своим местам, приведя аморфное, ускользавшее от
повелительного складирования своенравное бессчетное к по-
нятной, удобной, очень доступной обозримости. И то, что века-
ми было проблемой для величайших умов человечества, тре-
бовало от них энциклопедических усилий и пожизненного об-
разования, теперь доступно даже нерадивому школьнику.
Тема предлагаемой работы, хотя слово "формула" и вынесено
в заголовок, недолжна никого настораживать, тем более пугать.
Никаких математических уклонов нет и в помине. Речь идет о дру-
гом. О малых формах компоновки и упаковки достижений пости-
гающего жизнь разума - кратких суждениях, образных миниатю-
рах, крылатых и метких высказываниях, поучениях, назиданиях,
предостережениях и горькоопытных фиксациях типа "это - так".
Особенность данного раздела, или, лучше сказать, плана
знания, - ёмкость смысла. Концентрация его здесь столь вы-
сока, что иноща столетиями вычерпываемое из какого-нибудь,
к примеру, философского утверждения или высказанной кем-то
из человековедов моральной максимы содержание так до кон-
ца и не истощает источник.
Если бы таких смыслоемких фраз и мыслеопределений было
бы раз-два и обчелся, то и разговора вести не пришлось бы.
Записал эту сводочку ни листочке, выучил... и все, как гово-
рится, труды.
Но что делать, если их тысячи и тысячи? Если один перл
краше другого? Если степень умности в каждом - из трех-
пяти строчек состоящем - больше, чем в иной полутысяче-
страничной книге?!
Знаете, ищущий потому и ищет, что способен найти. И пото-
му не удивительно, что удалось выйти на универсальную сгруп-
пировку всего объема афоризмов, если, следуя традиции, имен-
но этим словом обозначать спрессованные личностью сочини-
теля характеристики житейских наблюдений и наиболее
значимых касаний главнейших струн мироздания.
Я назвал эти несколько десятков упорядочивателей фор-
мулами, потому что название каждого из них обобщает смысл
взятого в наблюдение ареала значений до такой сжатости и чет-
кости, с такоихваткостью и твердостью, что наконец-то усилие
понимания завершено. И наступила пора понимания усилия.
Отныне смысл, или причеловеченная сущность, становится
объединительным дешифратором всех тайн для всех раскры-
вателей мира.
Поясню говоримое. Среди попыток разобраться с загадкой
художественного творчества есть одна, пожалуй, самая удач-
ная. Одна из поэтесс пишет:
"Как рождаются стихи?" - спросите меня.
Что мне вам сказать? -
Я сама пытаюсь у огня
По частям снежинку разобрать.
Красивые стихи, занятная образность, неглупый, видно, че-
ловек... - наверное, такими или похожими словами отозвались
бы многие, читая эти строчки.
А теперь попробуйте провести зондаж этого же четверости-
шия на базе нового, данного в этой работе смыслометра. И
тогда возникнут не только дополнительные рассекательные
срезы, но и выявятся новые уровни нашего погружения в пред-
мет - "восхитительное потрясение", "исповедальность", "погру-
жение в задумчивость", "обезнадёживание" и т.д. Чисто искус-
ствоведческая обмерная линейка прибавится психологичес-
ким измерителем, и одушевленное уразумение обопоритту уже
надоевшую всем робость, когда об истине отваживаются су-
дить только почему-то "из сфер возвышенных и странных"
Чем точнее градации каталогизатора, тем меньшей будет
двусмысленность и поверхностность в распределительном
принципе. Значит, свернется до минимума, стянется в точку
распыленность знания; оно сосредоточится в приемлемых
для ума пределах, станет не только собранным - чего се-
годня в избытке и переизбытке! - но и готовым к использо-
ванию.
Куда бы я поместил вышеприведенные стихи - искусный
образец тонкого женского рукоделия? Пробегаю глазами все
семьдесят три заголовка, вчитываюсь в предваряющие главы
паспорта формул. Говорю без малейшего колебания - в "про-
буждающие" формулы.
Оригинальность, оказывается, может быть очень похожей,
а тематика - вовсе не такой (как поначалу казалась и виде-
лась) широкоспектральной и, в целом, вполне узкой.
Произошло то, что давно ожидало своего часа. Как ни велик
простор, но глаз, скажем, фотоаппарата умещает даже косми-
ческие расстояния на своем маленьком кадрике. Он старается
для нас, заботится об адекватности восприятия познаватель-
ным намерениям. То же и с афористикой. Мы уже которые де-
сятилетия - если не столетия! - утомлены ее изливностью, а
она всё прибывает и прибывает. Раньше было море. Теперь же
есть корабль, чтобы плавать по нему.
Я приглашаю всех ступить на палубу, чтобы совершить кру-
из. Приятность первооткрывательских чувств - гарантирую.
Тайне знания пришел конец. Кто такой -ученый? Кого по
праву назовем этим именем? С сегодняшнего дня - любого
человека, прочитавшего эту книгу.
П. С. Таранов
Март 1997г.
06)ор классики
мышления
с указанием
главнсиших
формул
Смотри на свгт и ты
ш увидишь теней.
Хелен Келлер
( Формулы -
заловеди"
Д1 Среди множества форм человеческого настав-
ления есть пожелания, которые по отношению к
другим лицам носят, я бы сказал, "предписатель-
ный" характер. То есть они требуют следования
им, подчинения, повиновения.
Сами по себе, с точки зрения своего содержа-
ния, они "не тянут" ни на необычность, ни на
исключительность. Стандартные слова при столь
же стандартных мыслях. Но будучи закомпоно-
ванными в некую последовательную систему, в раз-
ворачивающийся набор аналогичных "заветов", в
нюансированное очерчивание заданного смысло-
вого поля, эти, не терпящие возражений, требова-
ния (а они действительно строги и суровы по своей
"нагруженности") превращаются в особые (и это
нельзя не почувствовать!), универсальные, сверх-
значимые, где-то как бы надмировые, правила.
Причем заповедь - это ведь не афоризм, не
крылатое слово, не просто удачная по звукооб-
рамлению фраза. От .заловеди веет космосом. Зна-
нием, которое всегда не с нами. Знанием, с кото-
рым вечно чувствуешь себя ребенком. И с годами
это ощущение только усиливается.
Исключительная ROJ в заповедных сводах при-
надлежит цифре десять. Вся история надаитель-
ной мудрости началась с 10-ти основных, не рас-
считанных на пререкание или оспор законов, ко-
торые бог Яхве изрек для людей на горе Синай:
1. Аз есмь Господь Бог твой: да не будут тебе бози инии, раз-
ве Мене.
2. Не сотвори себе кумира, и всякого подобия, елика на небе-
си горе, и елика на земли низу, и елика в водах под з.ем-
лею: да не поклонишися им, ни послужиши им.
3. Не приемли имене Господа Бога твоего всуе.
4. Помни день субботный [это у евреев, а у христиан день
"покоя" - именно так переводится слово "суббота"- празд-
нуется в воскресенье], еже святити его: шесть дней делай
и сотвориши в них вся дела твоя, в день же седмый суббо-
та Господу Богу твоему.
5. Чти отца твоего и матерь твою, да благо ти будет и да дол-
голетен будеши на земли.
6. Неубий.
7. Не прелюбы сотвори.
8. Не укради.
9. Не послушествуй на друга твоего свидетельства ложна.
10. Не пожелай жены искренняго твоего, не пожелай дому ближ-
няго твоего, ни села его, ни раба его, ни рабыни его, ни
вола его, ни осла его, ни всякого скота его, ни всего, елика
суть ближняго твоего.
/Роль "заповедей" огромна. Достаточно вспомнить в этой
связи нравственный принцип "русской своею душою" героини
пушкинского стихотворного романа "Евгений Онегин" Татьяны
Лариной - "Но я другому отдана // И буду век ему верна". Мне
импонирует одно из замечаний, высказанных на этот счет фи-
лософом Арсением Гулыгой:
<Девятиклассницу я спросил, кто ей больше по сердцу -Та-
тьяна Ларина или Анна Каренина? Она удивилась: конечно, Анна.
Татьяна живет по "Домострою", а Анна борется за свое счастье;
жаль, что она не сумела довести до конца начатое дело, беда
Анны в ее окружении: в других условиях ей не было бы нужды
бросаться под поезд. Было это несколько лет назад. Но и ны-
нешний вариант учебника не дает оснований для другого отве-
та. О Карениной сказано: "Анна пытается вырваться из фальши-
вого, бездушного мира". И ни слова о нравственном долге, о
том, что больше всего волновало Пушкина и Толстого, что вол-
нует нас сегодня. (Что слово, данное другому, - закон, что
семья - святыня, что человек, потерявший устои, обре-
чен на гибель.) У меня нет возможности разбирать роман Тол-
стого, скажу только: у Анны не только беда, но и вина. Она жи-
вет во имя страсти, она забыла о долге материнства, она броси-
ла сына, не любит дочь, не хочет еще детей; желание Вронского
иметь детей объясняет тем, что он не дорожит ее красотой. Тол-
стой любит Анну, но судит ее, карает жестоко.
Русская классика сильна своим критическим началом. Но
этого мало. Нам сегодня важнее другое - ее уникальный нрав-
ственный пафос. В школе формируется мировоззрение лично-
сти. Классика может и должна помочь этому>./
Ощущая силу заповедального способа передачи
информации, люди стали применять десятапункт-
ную комбинаторику и в других сферах, не только
в религиозной.
10 ЗАПОВЕДЕЙ успеха, предложенные Роджером Дуг-
ласом, государственным и политическим деятелем Но-
вой Зеландии:
1. Выработка взвешенных решений требует высококва-
лифицированных кадров.
Без политических деятелей, готовых и способных заняться
сложными проблемами и разработать результативный полити-
ческий курс, правительственная программа реформ застопо-
рится. Квалификация политических деятелей-проблема об-
щемировая. Политика превратилась в неразбериху, ибо слиш-
ком много людей с образованием, кругозором и энергией зани-
маются критиканством со стороны.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...