ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Но я не хочу ни за кого выходить замуж!
– Дело не только в этом, – вздохнула Кристина. – Потеря репутации – это не шутка, дорогая! Ты всегда любила ездить ко двору – и как, скажи на милость, ты появишься там снова? Все будут от тебя шарахаться, говорить ужасные вещи… Ты этого хочешь?
– Что ж, – поморщилась Изобел, – тогда я просто не буду никуда ездить! На мой взгляд, разрушенная репутация лучше замужества. Иметь рядом с собой мужа, который все время указывает тебе, что делать, что говорить, что думать, – невеселая перспектива.
– По-твоему, – Лахлан нахмурился, – все мужья такие?
– О, – тут же вмешалась Майри, – все мужья если и не такие, то, во всяком случае, стремятся быть такими!
Лахлан кинул на жену суровый взгляд, но промолчал.
– Неужели ты готова пропустить коронацию? – удивился Гектор.
– Ничего страшного. Принца это вряд ли огорчит, – буркнула Изобел, но тут Майкл откашлялся, и все взоры устремились на него.
– Прошу простить, леди и джентльмены, но я сам не намерен жениться на девушке, которая не хочет видеть меня своим мужем. Я бы с удовольствием женился на ней, но при других обстоятельствах…
Изобел почувствовала, как на глаза ее наворачиваются слезы. Поднявшись, она сделала реверанс в сторону принцессы Маргариты.
– Полагаю, – сухо проговорила она, – после такого заявления сэра Майкла инцидент можно считать исчерпанным. Разрешите пожелать всем спокойной ночи! – Она повернулась, собираясь уйти, но ее остановил властный голос Гектора:
– Разговор еще не закончен!
Изобел остановилась, и Гектор подошел к ней.
– Нам нужно поговорить наедине, – произнес он, указывая на ту же дверь, за которой недавно разговаривал с Майклом.
Майкл задумчиво смотрел им вслед и думал о том, как почтительно Гектор обращается с Изобел; должно быть, его боялись лишь мужчины, а женщины умели каким-то образом с ним справляться. Зато отец Майкла никогда не встал бы перед дочерью и не позволил бы ей разговаривать столь своенравно, как это делала леди Изобел.
– Не бойтесь за нее, сэр! – обратилась к нему Майри. – Гектор ничего плохого не сделает – лишь объяснит как следует, что Изобел грозит в случае, если она не выйдет за вас замуж.
– За безопасность ее я не боюсь, поскольку видел, как леди Изобел управляется с кинжалом. Могу вас уверить, эта девушка, если понадобится, сможет за себя постоять!
– А вы, сэр, – улыбнулась Кристина, – оказывается, уже успели изучить мою сестру едва ли не лучше, чем знаем ее мы!
– Сдается мне, вы все здесь склонны весьма преувеличивать мою близость к вашей родственнице. – Говоря это, Майкл посмотрел в сторону Лахлана Лубанаха. – Леди Изобел сама заявила, что замуж за меня не собирается, а посему я очень признателен вам за гостеприимство и завтра, когда прибудут мои люди, с вашего разрешения, продолжу свой путь. Мой брат ожидает, что я присоединюсь к нему за несколько дней до церемонии, очевидно, полагая, что мое присутствие на этом спектакле придаст ему дополнительный вес.
– Вы позволяете себе смеяться над честью, которая оказана вашему брату? – недовольно поморщилась принцесса Маргарита.
– О, никоим образом, хотя и не отношусь к церемонии с тем же пиететом, как он. Его светлость, ваш отец, как известно, объявил, что на территории Шотландии ни один человек, не принадлежащий к августейшей фамилии, не имеет права именоваться принцем, поэтому здесь Генри будет довольствоваться титулом графа Оркни и при этом сможет чеканить свою монету и осуществлять судебную власть на своих территориях, в тюрьмах и на галерах.
– Интересно, сэр Генри собирается настаивать на том, чтобы к его братьям обращались «ваше высочество»? – поинтересовалась Маргарита.
– Потрясающе! – возбужденно воскликнула леди Юфимия. – Если это так, то наша Изобел будет зваться «принцесса Изобел»! Неужели она об этом не подумала? Столь великая честь…
– Сомневаюсь, – покачал головой Майкл, – что леди Изобел получила бы этот титул. На данный момент главный наследник Генри – я, но его жена сейчас ожидает ребенка, и если это будет мальчик… Как бы то ни было, после того, как здесь официально будет признано графство, мой титул будет всего лишь «лорд Майкл Синклер из Рослина», а Изобел, если даже выйдет за меня замуж, никакого титула не унаследует.
Майкл достаточно хорошо изучил Изобел и понимал, что она намерена твердо стоять на своем, а он должен с честью принять отказ и отпустить ее. Однако желание стать мужем Изобел слишком сильно завладело его умом, и где-то в глубине души ему даже хотелось, чтобы Гектор Риганах сумел убедить девушку.
Майкл вдруг представил себе, как скорее всего среагирует Изабелла из Стратерна на подобный выбор сына – особенно если он представит ей его как свершившийся факт! в Керкуолле, незадолго до церемонии Генри. Тот факт, что у них с невесткой одинаковые имена, вряд ли смягчит сердце Изабеллы.
Тем временем Изобел, сидя в маленькой комнатке, в которой Гектор принимал важных гостей, обреченно смотрела, как он закрывает за собой дверь, словно отрезая ее от всего мира. Обычно подобные дискуссии наполняли Изобел трепетом, тем более что Гектор порой бывал крайне суров.
Бог свидетель, Изобел любила Гектора едва ли не больше, чем родного отца, и меньше всего на свете ей хотелось огорчать его. Но не могла же она, в конце концов, всегда, и во всем беспрекословно его слушаться!
Изобел часто приходилось отстаивать свою независимость пока она не перебралась жить в Лохби, ее пытались опекать пять старших сестер, две младших да еще отец. Впрочем, к чести Гектора, он не старался сделать из Изобел другого человека – просто учил ее дисциплине и предостерегал от опасностей. Вместо того чтобы всякий раз читать ей мораль, он подарил ей кинжал и научил тому, как с ним обращаться. А вот непослушания Гектор не терпел, и именно сейчас Изобел собиралась поступить ему наперекор. Обычно в подобных ситуациях она чувствовала себя возбужденной, болтала без умолку, но теперь почему-то чувствовала себя словно онемевшей. Впрочем, что бы она ни сказала или ни сделала, переубедить Гектора ей вряд ли удастся.
К удивлению Изобел, Гектор не стал читать ей мораль сразу же после того, как закрыл за собой дверь; он молча шел вокруг стола, затем вытащил стул, сел на него, скрестив могучие руки на его спинке, и выжидающе уставился на девушку.
Изобел сделала гримасу и опустила взгляд в пол.
– А ну не отводи глаза! – сурово произнес он. Изобел почувствовала, как по щеке ее скатилась слеза, а в носу защипало. Она шмыгнула носом и утерлась рукавом – ей не хотелось, чтобы Гектор видел, что она в отчаянии. Потом она подняла взгляд. «Ну скажи уже наконец хоть что-нибудь!» – хотелось ей крикнуть, и тут, словно ответив на ее безмолвный призыв, Гектор изрек:
– Не кажется ли тебе, малышка, что твоя попытка уйти сейчас из зала была не очень вежливой?
Изобел с трудом заставила себя не опускать взгляд, и, глубоко вздохнув, проговорила:
– Видите ли, сэр, я очень устала… Прошлой ночью я спала на жестком полу и успела немного вздремнуть на корабле… – Вспомнив, что тогда разбудило ее, Изобел не закончила фразу. Она почувствовала, как краска приливает к ее щекам, и мысленно помолилась, чтобы Гектор этого не заметил.
– Быть замужем – не такая ужасная вещь, как тебе кажется. Не могу представить, как бы я жил, если бы рядом со мной не было моей жены – твоей сестры. А этот парень, как я успел заметить, явно к тебе неравнодушен… Во всяком случае, жениться на тебе он не прочь и сделает это, даже если я не стану настаивать.
– Не уверена, сэр, что он когда-нибудь осмелится сделать предложение сам. Он такой беспомощный – все время ждет, что кто-нибудь примет решение за него. Почему-то ему все время кажется, что должно произойти самое худшее… Честное слово, я впервые встречаю такого рохлю!
– Но когда я с ним разговаривал, – Гектор поцокал языком, – мне он вовсе таким не показался… И в конце концов, если он и впрямь такой слабохарактерный, тогда я совершенно не понимаю, почему ты не хочешь выйти за него. Не сама ли ты все время говорила, что тебе не хотелось бы, чтобы муж тобой командовал? Сам он, во всяком случае, очень хорошо отзывался о тебе…
– Серьезно? – удивилась Изобел. Ей было приятно услышать, что Майкл тепло говорил о ней, но она постаралась подавить в себе это расслабляющее чувство. – Что ж, возможно, он добрый человек и настоящий джентльмен, но мне еще не приходилось видеть таких отношений между мужем и женой, которые вдохновили бы меня выйти замуж. Разумеется, за исключением вас, сэр, – поспешно добавила она. – Я знаю, как вы любите Кристину, но сама я не хочу выходить замуж ради восстановления якобы погибшей репутации! Вы, конечно, считаете, что после случившегося на мне никто, кроме Майкла, не женится – но мне нет до этого дела, сэр. Я вполне довольна своим положением и легко могу пропустить коронацию сэра Генри. Лучше я останусь здесь с детьми – они уж точно будут мне рады… Кстати, Адела хотела меня здесь навестить… Или после того, что случилось, ей уже нельзя со мной видеться?
– Господь с тобой, девочка… твои сестры по-прежнему могут приехать в Лохби в любое время…
– Спасибо, сэр.
– Так ты окончательно отказываешься от этого брака? – Гектор сдвинул брови.
– Я не изменю своего решения.
– Хорошо. Иди и, если хочешь, ложись спать. Я передам сэру Майклу, что мне не удалось уговорить тебя. Поскольку он ожидает, что его люди завтра появятся здесь, думаю, вскоре мы с ним расстанемся.
Изобел кивнула в знак согласия. Гектор прав – Майкл действительно вряд ли станет здесь задерживаться.
Глава 7
Ночью Изобел не спалось, и она проснулась рано, но не стала посылать за служанкой, а встала и оделась сама.
Ей сильно хотелось побыть одной, не встречаться ни с кем – и особенно с теми, кого она так разочаровала вчера.
Облачившись в старенькое платье, Изобел надела ботинки, сняла с крючка плащ и выскользнула из комнаты, чтобы в одиночестве встретить рассвет.
По дороге ей встретились лишь два лакея и охранник на выходе из замка, да еще один на дальних воротах. Ему-то она и объяснила, что собирается прогуляться по берегу. Подобные прогулки были привычны Изобел, и к тому же она всегда была бы в поле зрения кого-нибудь из людей, охранявших замок.
Полной грудью вдыхая запах свободы, Изобел поспешила по дорожке, ведущей к берегу. Был час отлива, так что вода стояла на самом низком уровне, и каменистый берег простирался в залив до дальнего конца пирса, который начинался внизу дорожки. Галеры, баркасы и лодки тихо покачивались на волнах прибоя.
Изобел знала, что в это время года ночь бывает коротка – первые лучи солнца уже золотили вершины гор. Пухлые золотисто-розовые облака медленно плыли где-то высоко-высоко – примета, обещавшая погожий день.
На берегу, достаточно далеко от Изобел, сидел какой-то парнишка, закинувший удочку. Еще один рыбачил с высокого выступа скалы у входа в залив. Кроме этих двоих, никого вокруг не было видно.
Подобрав юбки, Изобел поспешила к воде, спугнув промышлявших на берегу птиц. Кроншнеп с полосато-бурым оперением, выискивавший что-то в иле своим длинным клювом, поднял голову и, с недовольным видом отрывисто прокричав свое характерное «Кви, кви, кви», снялся с места и полетел – очевидно, предупредить товарищей о непрошеном вторжении человека.
Изобел рассмеялась, глядя на рассердившуюся птицу, и на душе у нее стало немного легче. Она любила море за его постоянно меняющееся настроение, а в это время года даже песчаный, почти пустынный пляж поражал ее разноцветьем красок.
Поднявшись на бугор, Изобел остановилась, чтобы полюбоваться качавшейся на волнах залива чайкой, а потом обратила внимание на большую стаю тупиков – северных птиц с большим ярко-оранжевым треугольным клювом. Двигаясь осторожно, чтобы не спугнуть птиц, девушка села на плоский камень и стала наблюдать за ними.
«Майкл скорее всего сегодня уедет…» – вдруг промелькнуло у нее в голове.
И тут же Майкл возник перед ее мысленным взором, словно живой – его добрая улыбка, веселые огоньки в глазах, неизменно зажигавшиеся всякий раз, когда Изобел говорила что-нибудь не то.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

загрузка...