ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Увы, я оказалась права!
Кристина испуганно оглянулась вокруг и пробормотала:
– Потише, сестрица! Запомни одно правило – что бы ни случилось, никогда не демонстрируй свои чувства всему миру! И запомни: мужья есть мужья, и все они одинаковы. Такова уж наша женская доля…
– Я думала, что Майкл не такой, как все мужчины. Поначалу он был готов выслушать мое мнение и не считал, что все женщины – дуры… Иногда он казался мне каким-то безвольным, и меня это даже бесило. Но стоило нам пожениться, и он тут же стал командовать мной, словно я его служанка…
– Мужья есть мужья, – повторила Кристина. – Не знаю, почему Майкл вначале вел себя по-другому, но ведь он человек из богатой семьи и должен уметь командовать. Даже Гектору и Лахлану, если ты успела заметить, он не позволяет общаться с собой иначе как на равных… – Кристина снова огляделась, и Изобел поняла, что сестра по-прежнему боится, как бы кто-то их не услышал. – Я думаю, тебе просто нет смысла обсуждать все это со мной, – торопливо продолжила она. – Если что-то в поведении Майкла тебе непонятно, лучше всего поговорить об этом с ним самим: теперь он твой муж, и только смерть вас разлучит.
– Да не нужно мне такого мужа! – вспылила Изобел. – Если хочешь знать, он так до сих пор со мной и не переспал!
Кристина закашлялась и поскорее прикрыла рот ладонью.
– Никогда так не говори, ведь нас могут услышать! И не пытайся убедить меня в том, что ты сейчас сказала, – я все равно не поверю. Брона видела свидетельство того, что было, собственными глазами. С чего бы она вдруг стала меня обманывать? Добрый вечер, папа! – Кристина привстала, приветствуя подошедшего к ним отца.
Изобел почувствовала, как краска приливает к ее лицу. Выходит, Брона действительно рассказала Кристин о том, что видела. В этот момент Изобел не очень хотелось общаться с отцом, но если она не присоединится к нему за ужином, он после замучает ее вопросами!
– Я, должно быть, разочаровала тебя, папа, – проговорила Изобел, – и ты вправе обидеться, что я не пригласила тебя на свадьбу…
– Ничего страшного, дочка, Гектор объяснил мне, чем была вызвана такая спешка, и я, напротив, рад, что ты вышла замуж за брата принца…
– Вообще-то сэр Генри не совсем принц… – уточнила Изобел. – Согласно указу короля, в Шотландии именоваться принцами имеют право лишь члены шотландской королевской фамилии. Несмотря на то что король Норвегии объявил сэра Генри принцем, здесь, в Шотландии, он лишь граф Оркни.
– Верно, – кивнул Мердок, – и тем не менее сэр Генри – законный наследник престола, пусть даже и норвежского. Породниться с таким – немалая честь. Хотя, признаться, я был сильно зол, когда Уолдрон со своими людьми ворвался в мой замок, разыскивая тебя.
– Что значит «ворвался»? – удивилась Изобел. – Я слышала, он провел в замке всего одну ночь…
– И за это время успел обвинить сэра Майкла едва ли не во всех смертных грехах. По его словам, то ли Майкл похитил тебя, то ли ты сама с ним убежала…
– Ни то ни другое не соответствует истине, – невозмутимо уточнила Изобел. – Нам с Майклом пришлось спасаться бегством, иначе Уолдрон убил бы его. Майкл якобы ему кое-что должен. Вряд ли Уолдрон упоминал об этом…
– Он что-то говорил про крестовые походы, когда дед Майкла присвоил что-то, по праву принадлежащее папе римскому и святейшей церкви. Если это действительно так…
– Папа, последний крестовый поход был без малого сто лет назад! Как может Майкл что-то об этом знать?
Мердок прищурился:
– Ну, об этом, я думаю, лучше спросить у него самого.
– Да? И о чем же вы хотите меня спросить, сэр? – Появившись словно из ниоткуда, Майкл собственническим жестом обнял Изобел за талию.
– Мы говорим об Уолдроне, – делая вид, что ничуть не шокирована, пояснила Изобел. – Уолдрон заявил моему отцу, что кто-то из твоих предков во время крестовых походов похитил нечто у церкви и теперь он должен это церкви вернуть.
– Вот как? – Майкл усмехнулся. – Надеюсь, мистер Маклауд, вы ему не поверили? Всю эту историю Уолдрон высосал из пальца исключительно в надежде обогатиться и так заврался, что в конце концов сам поверил в свою ложь. Теперь он готов рассказывать эту сказку каждому встречному, но, уверяю вас, сэр, сомневаться в репутации моего деда, который, как всем известно, был настолько предан Брусу, что погиб, пытаясь исполнить данное ему обещание, нет никаких оснований.
– Разумеется, – Маклауд поспешно кивнул, – я ничуть не сомневаюсь в репутации вашего предка, сэр, и с самого начала не поверил ни единому слову этого проходимца. Для меня честь принимать вас в Коламине, и я всегда готов подтвердить это.
– Почту за честь принять ваше приглашение, сэр, но сейчас позвольте мне удалиться. У меня, как и у всех, выдался трудный день, а мне еще надо позаботиться о жене. Для нас уже приготовлен ужин в отдельной палатке. – Майкл взял Изобел под руку, в то время как Маклауд и Кристина смотрели на нее, широко улыбаясь; в итоге ей ничего не оставалось, кроме как позволить Майклу отвести ее туда, куда он захочет.
Они шли по узенькой полоске прибрежной гальки вдоль неподвижных вод залива.
– Кажется, теперь нам предстоит провести корабли через узкое место пролива, – неожиданно вспомнила Изобел.
Майкл кивнул:
– Так сказал лорд-адмирал. Тем не менее впереди у нас еще целая ночь, в течение которой наши люди будут допрашивать пленных. Может быть, нам в конце концов удастся что-то узнать о причинах сегодняшней битвы.
– А Уолдрон? Он был среди них?
– Нет, и это меня беспокоит больше всего, как и то, что два их корабля улизнули. Эта битва – если только ее можно назвать битвой – была, по моему мнению, всего лишь попыткой напугать нас, но мы пока не знаем, зачем Уолдрону это нужно.
– Корабли, которые бежали, принадлежали аббату?
– Да, это его корабли, и если Уолдрон попросил у него помощи, значит, на то у него имелась веская причина.
– Может быть, ему просто не к кому еще было обратиться, чтобы раздобыть корабли. А аббат, как известно, всегда рад чем-нибудь насолить Макдоналду и клану Гиллианов.
– Возможно, – согласился Майкл, ведя Изобел по склону к палатке, стоящей в достаточном отдалении от остальных. Рядом с палаткой на большом плоском камне была расстелена скатерть. – Ужин, вероятно, уже остыл, – с сожалением произнес Майкл, – но я сказал парням, что мы сами себя обслужим; зато так мы сможем обо всем поговорить без свидетелей.
Изобел с подозрением покосилась на него:
– Что ты имеешь в виду?
– Не волнуйся, ничего особенного. Если я сказал, что нам с тобой нужно поговорить, это еще не значит, что я собираюсь ругаться.
Изобел поморщилась, однако все же присела на камень, служивший стулом, на который для удобства постелили шкуру. Перед ней стояли блюда с яблоками и дощечки с нарезанными говядиной и бараниной, накрытые тканью от назойливых мух, и Изобел, расстелив на коленях салфетку, чтобы не запачкать платье, аккуратно придвинула к себе тарелку с мясом.
– Избежать венчания, я думаю, нам все равно не удалось бы, – задумчиво проговорила она, – если учесть необходимость следовать общественному мнению. И тем не менее…
– Один из нас мог бы это остановить, но… не я, – перебил ее Майкл.
Изобел с вызовом посмотрела на него.
– Неужели тебя так легко убедить сделать то, чего ты на самом деле не хочешь? – с сарказмом проговорила она. – Признаться, Майкл, поначалу ты действительно произвел на меня впечатление слабовольного человека, но потом я поняла, что ошиблась.
Майкл усмехнулся:
– Иногда в жизни полезно играть одну роль, иногда – совсем другую, вот почему в разные моменты я бываю разным… Будь уверена, я смогу постоять за себя, если понадобится, хотя и предпочитаю мирную жизнь. Когда мы спасались от Уолдрона, ты знала, куда идти, а я нет, поэтому я и доверился тебе.
Отпив глоток вина, Изобел, прищурившись, посмотрела на Майкла:
– Признаться, тогда меня это просто бесило! Мне казалось, что у тебя нет ни одной толковой идеи…
– Поверь, Изобел, для тех, кто хорошо меня знает, я вовсе не загадка. Надеюсь, со временем ты тоже научишься меня понимать.
Изобел задумалась.
– Стало быть, – наконец проговорила она, – я ошиблась, думая, что ты не способен воспрепятствовать этой свадьбе?
– Я не говорил, что не могу воспрепятствовать свадьбе: если бы это было необходимо, я нашел бы способ. Вот только как бы я выглядел, если бы заявил, что желаю отложить венчание и сначала обо всем с тобой переговорить! Мужчина, который не желает испортить свою репутацию, не должен противиться, когда во избежание скандала его просят жениться на девушке…
– Да, тут ты прав. – Изобел вздохнула.
– А раз так, доедай поскорее свой ужин, впереди нас ждет занятие куда более интересное…
Изобел почувствовала, как краска приливает к ее щекам.
– Можно спросить тебя еще кое о чем?
– Спрашивай о чем угодно, дорогая: я сам хочу, чтобы ты не скрывала от меня ничего, что у тебя на душе… но не лучше ли это сделать потом?
Изобел прикусила губу.
– Не уверена, что тебе всегда будет приятно слушать, что у меня на душе!
– Может быть, и не всегда, но все, что ты ни скажешь, я выслушаю. А теперь ешь!
Изобел молча приступила к еде, тогда как Майкл то и дело посматривал на нее, и эти взгляды становились все более выразительными и нежными.
Наконец настал момент, когда Изобел почувствовала, что тает под этими взглядами, и чуть не забыла о еде.
Она доедала баранью котлету, отгрызая от кости последние куски мяса, как вдруг заметила, что Майкл особенно пристально смотрит на нее.
На минуту Изобел застыла с костью в зубах, потом извлекла кость изо рта, медленно облизала сок с губ…
И тут Майкл вдруг выхватил кость из руки Изобел, чем не на шутку напугал ее.
– Хватит, пойдем! – Голос его прозвучал до странности взволнованно. Он резко отложил кость в сторону и, взяв салфетку, вытер пальцы Изобел.
– Майкл, не надо! – Изобел с удивлением обнаружила, что и ее голос звучит как-то по-особенному. – Здесь недалеко есть ручей, и там я могу помыть руки…
– К черту ручей! – Отбросив салфетку в сторону, Майкл поднялся.
– Но здесь еще так много еды… Что нам с ней делать?
– Черт с ней, с едой! – Майкл протянул к ней руку, и рука эта показалась Изобел неожиданно теплой; казалось, от нее исходит нескончаемая энергия, не дававшая Изобел замерзнуть, пока они шли в палатку.
Палатка представляла собой весьма примитивное убежище, но Майкл разбил ее посреди густых кустов, создававших дополнительное укрытие. Ни кровати, ни даже какого-нибудь тюфяка в палатке, разумеется, не было, и вместо них Майкл расстелил на полу шкуры, а на них пледы. В итоге палатка стала настолько крошечной, что Изобел с трудом представляла, как она будет раздеваться в таком маленьком пространстве.
Некоторое время они стояли перед палаткой, пока, глядя на Майкла округлившимися от удивления глазами, Изобел не заявила:
– Видишь ли, я не привыкла раздеваться при мужчинах. Может быть, ты подождешь пока здесь?
Майкл улыбнулся:
– Послушай, Изобел, я хочу видеть тебя всю целиком, хочу помогать тебе раздеться и защищать, насколько в моих силах, от посторонних.
Изобел снова облизнула губы, явно не догадываясь о том, насколько это возбуждает Майкла. Ему хотелось сорвать с нее одежду, бросить ее на шкуры и овладеть ею насильно. Но как ни подхлестывали его первобытные инстинкты, умом Майкл понимал, что удовлетворения ему это не принесет. В глубине души он желал куда большего, чем просто удовлетворить свою страсть; ему хотелось, чтобы Изобел, отвечая на его ласки, отдалась ему по своей воле. В итоге он решил сдержать на время свое желание и побороться за то, чтобы разбудить желание в Изобел.
Глава 14
Изобел чувствовала напряжение, и когда Майкл, протянув руку, чтобы развязать завязки корсета, пальцами коснулся ее груди, у нее перехватило дыхание. Она сама удивлялась, как простое прикосновение мужской руки может вдруг вызвать в ней такой водоворот ощущений.
Глядя в глаза Майкла, Изобел пыталась прочесть в них, чувствует ли он то же, что и она, но тут Майкл заключил ее в объятия, и их губы слились в страстном поцелуе.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

загрузка...