ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Распрямив затекшие плечи, девушка виновато посмотрела на Майкла.
– Сейчас я все объясню, – пробормотала она.
– Не здесь, – мрачно произнес Майкл, – лучше сделать это наедине.
Изобел беспомощно куталась в свой плащ; ей хотелось поскорее снова обрести независимый вид, но как это сделать, когда тебя только что довольно невежливо вытащили из ящика для хранения корабельных снастей?!
Под пристальным взглядом Майкла Изобел чувствовала себя очень неуютно. В этом взгляде читались злость и раздражение – таким Майкла Изобел еще ни разу не видела. Она тут же подумала, что Гектор наверняка обвинит в случившемся ее, и очень надеялась, что Майкл сумеет убедить Гектора поверить ей. Впрочем, сейчас гнев Майкла был направлен на нее – и гнев этот был так страшен, что у нее чуть не отнялись ноги. Изобел не смела что-нибудь сказать, боясь, как бы не вышло хуже.
– Вот сюда вполне можно причалить. – Майкл деловито указал Хьюго на берег, затем перевел глаза на Изобел, и от его взгляда мурашки забегали по ее спине. Так Майкл смотрел на нее в первый день их встречи в пещере. И все равно идея пристать к берегу Изобел отнюдь не нравилась, хотя она знала, что гребцы потом смогут легко отчалить, если только корабль не застрянет в прибрежном песке.
Хьюго дал команду капитану остановиться, и несколько гребцов удивленно обернулись, но тут же снова вернулись в привычное положение.
– Ты хочешь спустить шлюпку? – поинтересовался Хьюго.
– Лучше трап.
– Но здесь слишком мелко, и ты промочишь ноги. – Хьюго улыбнулся своей обычной улыбкой.
Майкл ничего не ответил. Ливень уже ослабел, сменившись мелкой изморосью, но лезть в воду в такую погоду все равно было неприятно.
– Мне сойти с тобой? – спросил Хьюго.
– Нет. Мы высадимся одни – я и эта красавица. – Майкл выразительно посмотрел на «пассажирку».
– Черт побери, сэр, – возмутилась Изобел, – неужели вы собираетесь высадить меня здесь и заставить возвращаться в Лохби пешком?
– По правде говоря, – усмехнулся он, – надо было бы поступить именно так – это стало бы тебе неплохим уроком… Но я все-таки считаю себя обязанным заботиться о тебе, если уж ты сама на это не способна. Тем не менее, красотка, будь уверена, ты еще пожалеешь, что я не вышвырнул тебя за борт и не заставил плыть весь обратный путь до дома!
Майкл произнес эту тираду спокойно, не повышая голоса, но это спокойствие было пострашнее любого крика. Изобел с ужасом подумала о том, что она явно недооценила этого человека, сделав опрометчивый вывод о его робости и безволии. Возможно, она его совсем не знала.
Галера уткнулась в песчаный берег, и, не произнося ни слова, Майкл подхватил Изобел на руки, ожидая в нетерпении, когда опустят трап.
В больших, сильных руках Майкла Изобел почувствовала себя маленькой, хрупкой и одновременно надежно защищенной. Последнее казалось ей самой странным, учитывая то, что Майкл был зол на нее.
Оказавшись по колено в воде, Майкл устремился к берегу. Изобел снова попыталась что-то сказать, но он опередил ее:
– Мое терпение на пределе, красавица! Я не спал две ночи подряд. Смотри, во что превратились мои сапоги, а ведь еще пару недель назад они были новыми! Честно говоря, я готов тебя убить, так что лучше не спорь со мной, а то я за свои действия не отвечаю…
Изобел плотнее сжала губы, несмотря на то что ее так и подмывало сказать Майклу все, что она о нем думает. Считая себя независимой девушкой, Изобел всегда добивалась своего, даже в споре с такими людьми, как Гектор Свирепый. Но испытывать терпение Майкла Синклера у нее сейчас почему-то не было желания.
Майкл нес ее легко, словно пушинку, и поставил на землю лишь после того, как достаточно далеко зашел с ней в прибрежный лес. Однако даже почувствовав твердую землю под ногами, Изобел не испытала облегчения. Она уже вообще не чувствовала ничего, кроме смертельной усталости. То, что из-за деревьев они не видны людям на галере, одновременно и успокаивало, и пугало ее: одному Богу известно, что собирается сделать с ней Майкл.
Едва она успела подумать об этом, как руки Майкла, словно клещи, впились в плечи Изобел.
– Ты что, с ума сошла? – Его тон не сулил ничего хорошего. – Что все это значит, черт побери? То ты заявляешь, что не хочешь иметь ничего общего со мной, а то вдруг за каким-то дьяволом пробираешься на мою галеру…
– И никуда я не пробиралась!
– Послушай, красавица, ты, должно быть, до того завралась, что совсем перестала видеть, какая ложь выглядит убедительно, а какая нет. Что значит «не пробиралась на галеру», когда я нашел тебя именно на ней?
– Майкл, ради Бога, позвольте мне все объяснить.
– Хорошо, я слушаю. – Пальцы Майкла по-прежнему впивались в ее плечи, и Изобел подумала, что, должно быть, у нее останутся синяки. К ее горлу подступил ком, слезы застилали ей глаза.
– Послушайте, Майкл, – с трудом забормотала она, – все было совсем не так, как вы думаете… Я просто хотела посмотреть вашу галеру… из любопытства. Я вообще неравнодушна к кораблям, ваша галера такая огромная, даже больше, чем у Лахлана… И я вовсе не собиралась прятаться от вас, тем более на вашем же корабле!
Майкл молчал. Может быть, подумала Изобел, ее замечание о том, какая большая у него галера, польстит ему и немного поднимет настроение – мужчины, как известно, всегда гордятся своими кораблями… Однако лицо Майкла по-прежнему оставалось мрачным.
– Мне не хотелось, – поспешила добавить Изобел, – чтобы Майри обнаружила меня на вашем корабле, потому что… – Она запнулась.
– И почему же? Если ты не делала ничего плохого, то зачем тебе бояться леди Майри?
Изобел прикусила губу, снова подумав о том, как среагировал бы Гектор, узнав, что она оказалась на корабле Майкла. Наверняка он сказал бы, что ей нечего там делать, и Лахлан согласился бы с ним. По выражению лица Майкла Изобел поняла, что он сейчас думает то же самое.
– Я считала, – вздохнула Изобел, – что не случится ничего страшного, если я посмотрю ваш корабль. Видимо, я ошиблась… Догадываюсь, что сказал бы Гектор, если бы узнал, что я без спроса забралась на ваш корабль…
– Лахлан Лубанах и его жена сказали бы то же самое. – Голос Майкла стал немного мягче, и к нему вернулось его обычное спокойствие, поэтому Изобел, собравшись с духом, произнесла:
– Да, я боялась, что Лахлан так скажет – как правило, он во всем придерживается того же мнения, что и Гектор. Но еще больше я боялась Майри: она вчера уже называла вас «этот твой – то есть мой – Майкл». А если бы она увидела меня на вашем корабле, то задразнила бы еще больше. Вот почему, когда я увидела, что Лахлан с Майри идут в мою сторону, я спряталась от них в ящик. Потом пришли вы, и я даже не успела… – Изобел снова запнулась. Кусая губу, она задумалась о том, как лучше все объяснить.
– Меня, стало быть, ты тоже боялась? – Майкл усмехнулся. – Иначе как объяснить, что ты так и сидела в этом чертовом ящике всю дорогу, пока я тебя не обнаружил?
– Я не думала, что…
– Вот именно, не думала. Похоже, думать ты вообще не умеешь.
– Боже, вы так ничего и не поняли!
– Тут ты права. Разрази меня гром, если я хоть что-нибудь понимаю в твоих играх. Но что бы там ни было, в твоих же интересах, крошка, быть осторожной. Ты сама не подозреваешь, в какие интриги втянулась, но, поверь, они гораздо серьезнее твоих.
– Почему же вы не хотите ничего о них рассказывать?
– Если бы ты согласилась стать моей женой, я бы рассказал тебе все без утайки – по крайней мере то, что известно мне самому; но поскольку ты отказалась, нет смысла посвящать тебя в мои дела. К тому же сейчас мы обсуждаем не меня и не мои секреты. Если я правильно понял, испорченная репутация тебя не волнует. А вообще тебя хоть что-нибудь волнует? – Майкл ждал. Внешне он выглядел спокойно, но это спокойствие пугало Изобел больше, чем любой гнев. – Кстати, в какой момент ты собиралась вылезти из ящика? – наконец спросил он.
– Не знаю. – Изобел потупилась. – Когда вы, сэр Хьюго и все эти гребцы поднялись на борт, я от страха просто голову потеряла…
– Хорошо, – все так же спокойно произнес Майкл, – тогда поставим вопрос так: что, по-твоему, мне теперь делать?
Руки Майкла больше не сжимали ее плечи, словно тиски; теперь он смотрел на Изобел спокойно и даже не без некоторого уважения.
Собравшись с духом, Изобел осторожно произнесла:
– Я понимаю, вам совершенно не в радость возвращаться обратно в Лохби. Может быть, вы возьмете меня с собой на север?
Изобел почувствовала, как пальцы Майкла, лежавшие на ее плечах, дрогнули.
– Так что же, крошка, я должен заявиться в Керкуолл вместе с тобой?
– Надеюсь, сэр Генри предоставит мне свою защиту…
– Разумеется, почему бы и нет? Хотя, если уж на то пошло, тебе скорее следует искать покровительства у епископа, а не у Генри, потому что мы все остановимся в его дворце. Разумеется, как служитель Божий, его преосвященство будет тебе рад, и, разумеется, моя мама будет безумно счастлива предоставить тебе свое покровительство.
– Вы действительно так думаете? – прищурилась она.
– Нет, моя воплощенная невинность, на самом деле я думаю не так! Моя мать съест тебя живьем, потому что ты сошла с ума. Неужели ты и впрямь так глупа и всерьез уверена, что я буду и дальше помогать тебе окончательно загубить себя? Не надо, не отвечай – я уже достаточно наслушался твоего бреда! Теперь говорить буду я, и поверь, мне много надо сказать тебе, красавица…
Изобел молчала.
– Начнем с того, что тебе в свое время очень не хватало чьей-нибудь сильной руки. Отца твоего я не виню – когда у тебя такая куча дочерей, нелегко уследить за каждой… А вот почему Гектор не держал тебя в ежовых рукавицах, для меня загадка. Полагаю, теперь самое время Гектору исправить ошибку. Как, по-твоему, он должен отреагировать, обнаружив тебя в Керкуолле, когда приедет в гости к моему брату? Или ты считаешь, что Генри с удовольствием станет защищать тебя от Гектора?
Изобел не хотелось даже думать об этом, и вопрос Майкла был скорее риторическим. Тем не менее обвинения Майкла начинали действовать ей на нервы. Сейчас ей хотелось лишь одного – чтобы он наконец успокоился, но Майкл как ни в чем не бывало продолжил:
– Похоже, крошка, ты привыкла всегда поступать по своему усмотрению. И Гектору не мешало бы объяснить тебе как следует, что можно делать, а что нельзя. Я сам охотно занялся бы твоим воспитанием, да не имею права. Будь моя воля, положил бы я тебя сейчас на колено да задал хорошую порку! А пока, делать нечего, придется возвращать тебя в Лохби.
– Ну вот! А я-то думала, что вы будете помогать мне! – произнесла Изобел, не скрывая обиды. – В конце концов, вы сами меня тогда поцеловали…
Когда руки Майкла снова сжали ее плечи, Изобел с удивлением посмотрела на него; и тут же губы его потянулись к ее губам, а через мгновение слились с ними в страстном поцелуе. Язык Майкла скользнул между ее зубами, руки крепче обняли ее.
Поддаваясь инстинктивному порыву, Изобел тоже обняла его и ответила на поцелуй, но Майкл неожиданно отстранился от нее, продолжая удерживать ее за плечи.
– Как видишь, – мрачно произнес он, – тебе легко удается соблазнять меня. Увы, поцелуи не имеют отношения к тому, чем нам сейчас надо заниматься.
– Но вы…
– Надеешься задобрить меня? – Он усмехнулся. – Не выйдет! Бог свидетель, я хочу помочь тебе: за те два дня, что я тебя знаю, ты запала мне в душу так, как еще ни разу ни одна женщина. Но именно из-за того, что я к тебе неравнодушен, мне сейчас хотелось бы избить тебя до полусмерти, покаты не запросишь пощады!
– Но…
Майкл поднял руку, останавливая ее:
– Успокойся, я все же не чудовище и не заставлю тебя возвращаться в Лохби пешком, но объясняться с Гектором тебе придется. И все же мне бы очень хотелось, чтобы за твои похождения он проучил тебя как следует, раз уж я сам не могу это сделать.
Голова Изобел все еще кружилась от поцелуя, и она с трудом произнесла:
– Неужели вы считаете, что я проникла на ваш корабль ради того, чтобы попасть в Керкуолл? Ваше дело, верить мне или нет, но клянусь – ничего такого у меня и в мыслях не было!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

загрузка...