ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– Майкл закрыл за собой дверь. – Мне не хотелось бы вас долго задерживать, сэр, так что, с вашего позволения, перейдем сразу к делу.
– Хорошо. – Йен кивнул. – Вот они, эти документы, и вы можете подробно прочитать все. Я готов подарить вам хорошие копии двух из них – они непосредственно касаются семейства Синклеров. Особенно интересен один – в нем говорится, что ваш дед помогал французским тамплиерам скрываться в Шотландии от преследований. Кстати, фамилию «Синклер» он писал не так, как она писалась обычно.
– Мне это известно, сэр, – кивнул Майкл, – он писал ее «Синклер», как она и произносится. Моя мать, однако, предпочитает французское написание – «Сен-Клер». Потворствуя матери, отец принял написание «Сен-Клер», а вслед за ним и Генри…
Старик покачал головой:
– Это очень странно. Ваша семья должна бы чтить предпочтения вашего знаменитого деда.
– О, вы не знали мою мать, сэр, – усмехнулся Майкл, – иначе вам бы не показалось это странным. Мама всегда была властной женщиной и во всем поступала по-своему.
– Что ж, теперь идите сюда, и я покажу вам этот документ. Впрочем, сначала одна маленькая деталь…
– Какая, сэр?
– Видишь ли, сынок, – Йен доверительно посмотрел на гостя, – когда я рассказывал о таинственных кораблях, я упустил кое-что и сделал это намеренно, так как мы с тобой были за столом не одни. Дело в том, что не только я видел эти корабли.
– И кто же еще?
– Мне было тогда всего шесть лет, и я не имел права убегать из дома, тем более после того, как меня уже отправили спать.
– Однако вы убежали…
– Убежал вслед за одним человеком, которого я тогда очень ценил, как, впрочем, ценю и сейчас.
– Так кто же это был, сэр?
– Мальчишка чуть постарше меня. Наш близкий родственник. Его отец, пожалуй, имел даже больше прав, чем мой, распоряжаться делами в замке Тарберт.
Майклом овладело любопытство – старик, очевидно, подбирался к самой интересной части своего рассказа.
– Но ведь ваш отец, сэр, как вы сказали, был комендантом этого замка. Значит, существовал всего один человек, которому он обязан был подчиняться…
– Два. Не забудь про короля Шотландии. Но поскольку в то время шла большая заварушка по поводу того, кто должен считаться королем, фактически мой отец подчинялся лишь одному.
– Отцу его светлости, Энгусу Огу, – догадался Майкл. – Значит, тот мальчик, за которым вы убежали из дома, был…
– Разумеется, – кивнул старик, – сам его светлость! Учитывая то, что он в данный момент нездоров, и воспользовавшись вашей, сэр, помолвкой с Изобел, я перехватил слугу, которого Лахлан послал в Ардторниш, и дал ему кое-какие указания.
– Могу я узнать, какие именно?
– Передать его светлости, что вы сейчас гостите у нас. Думаю, вы должны поговорить с его светлостью, если только он согласится. Я сам видел корабли и уверен, что Энгусу Огу в тот момент было отлично известно, что эти корабли вошли в западную оконечность озера Лох-Тарберт, но из документов я так и не смог вычитать почти ничего нового. К тому же когда я однажды упомянул о существовании документов при его светлости, он вообще отказался беседовать со мной об этом, сказав лишь, что не считает нужным ворошить прошлое.
– Тогда почему вы полагаете, что его светлость соизволит говорить об этом со мной?
– Я велел посыльному передать его светлости, что вашей жизни угрожает опасность. Поскольку его светлость очень любит Изобел, я думаю, он будет рад посмотреть на ее жениха и благословить ваш брак. А уж захочет ли он с вами говорить об этом деле, видно будет…
Йен еще довольно долго знакомил гостя с документами, поясняя ему не очень понятные места, но мозг Майкла вряд ли мог что-то воспринимать ввиду позднего времени.
Когда Майкл наконец добрался до постели, он мгновенно погрузился в сон.
Наутро, открыв глаза, Изобел увидела улыбающееся ей лицо Майри.
– Вставай, соня, священник уже здесь! Я пришла помочь тебе одеться.
Изобел вдруг охватило странное чувство, что с этого момента она уже не принадлежит себе и теперь всю оставшуюся жизнь ею будут командовать другие. Она всегда всеми фибрами души противилась, когда ее начинали контролировать, налагать какие-то ограничения, к чему-то принуждать… Как правило, этим занимались родные, близкие ей люди, которых Изобел меньше всего хотелось бы огорчать, и когда они стояли вокруг нее толпой, как сейчас, Изобел попросту не находила в себе сил протестовать.
– Вставай, Изобел, – повторила Майри, едва ли не силой вытаскивая ее из кровати. – Пора!
– Подожди, я отнюдь не уверена, хочу ли замуж за сэра Майкла!
– Не говори ерунды! – Майри поморщилась. – Брона, – обратилась она к служанке, – принеси сюда зеленое шелковое платье!
– Послушай, Майри… – снова забормотала Изобел.
– Не буду, не буду, не буду! Кристина сейчас собирает цветы для твоего свадебного букета. Вообще-то их должна собирать сама невеста, иначе это считается плохой приметой, но я знаю, что ни ты, ни Кристина не суеверны. Так что скажи спасибо, что хотя бы о букете тебе не надо заботиться. Времени у нас мало, твой Майкл вряд ли любит долго ждать. Да и какой мужчина любит, когда женщины долго копаются! Лахлан или Гектор по крайней мере всегда ругаются в таких случаях, а Майкл, если я только успела составить о нем правильное мнение, еще менее терпелив.
Майри еще долго болтала без умолку, не давая Изобел вставить ни слова; вопросы сыпались словно из бездонного мешка. Какую прическу Изобел хочет – взбить волосы наверх или, наоборот, распустить их по плечам? Пойдет ли, по ее мнению, к темно-зеленому платью шаль в сине-желтых тонах? Может быть, поскольку после венчания они тут же ступят на корабль, Изобел лучше надеть не легкие туфли, а ботинки посолиднее?
Изобел не сразу пришло в голову, что помогать ей одеваться должна, по идее, не Майри, а Кристина, старшая сестра. Но Кристина, очевидно, решила, что, если это будет делать она, Изобел начнет сопротивляться, а спорить с Майри у нее не хватит сил. Впрочем, подумала Изобел, Кристина права – если уж с Майри ей едва достало духа на протест, то о том, чтобы заявить Лахлану или священнику его светлости, которого явно разбудили ни свет ни заря и притащили из самого Ардторниша исключительно ради этой церемонии, что она вдруг передумала выходить замуж, не могло быть и речи.
Покорно спустившись вслед за леди Майри в главный зал, Изобел обнаружила, что там полно народу. Едва ли не все обитатели замка Дуарт пришли поглазеть на свадьбу. Гектор и Лахлан стояли рядом с Майклом; тут же находился священник – щупленький седой старичок.
Сэр Хьюго, стоявший позади Майкла, игриво подмигнул Изобел, и она улыбнулась в ответ, и тут же Кристина вручила ей собранный для нее букет. Затем, вынув из букета две алые розы, она вставила их в волосы Изобел и отошла на шаг, любуясь тем, что получилось.
– Ты сегодня хороша, как никогда, сестренка! – воскликнула Кристина.
– Это верно, – согласилась леди Юфимия. – И все же в том, что касается внешности, всем вам, девочки, далеко до Мариоты. Но я должна признать, что сильнее всего в этом отношении к ней приближается Изобел.
– Спасибо, леди Юфимия! – проговорила виновница торжества, но голос ее прозвучал довольно слабо. Меньше всего Изобел хотелось быть похожей на Мариоту.
Заметив, что Майкл смотрит на нее, она поспешила расправить плечи. В конце концов, в этом браке Майкл получает то, что заслужил…
Выйдя вперед, священник воздел руки вверх, призывая всех к тишине, а затем велел Майклу и Изобел подойти к некоему подобию алтаря, наспех сооруженному накануне.
То, что с ней происходило дальше, Изобел воспринимала как сквозь сон. Голос священника доносился до нее словно откуда-то издалека.
– Именем Господа нашего Иисуса Христа объявляю вас мужем и женой. Сэр Майкл, можете поцеловать супругу.
Майкл усмехнулся и на глазах у всех собравшихся в замке Дуарт притянул Изобел к себе, приподнял пальцем ее подбородок и поцеловал так, что по ее телу побежали мурашки. Еще мгновение, и Изобел готова была совсем растаять. Лишь невероятным усилием воли ей удалось вернуть себя к реальности…
Майкл поцеловал ее в щеку, затем в ухо и прошептал:
– Ну вот и все, родная, дело сделано. Не забывай, ты поклялась быть мне послушной и верной женой. Сам я обещаю быть покладистым мужем, но покладистости моей есть предел – капризов я не потерплю!
– А еще ты, помнится, обещал сначала поговорить со мной! – с трудом произнесла Изобел. От поцелуев Майкла у нее кружилась голова, но она старалась не замечать этого. Ей казалось, что Майкл слишком хорошо умеет читать ее мысли и вряд ли среди присутствующих в зале найдется хотя бы один, способный с ним в этом потягаться. Впрочем, в данный момент Изобел была даже рада, что никто из окружающих не догадывался о творящемся в ее душе.
– Обещал, верно, – согласился Майкл, – но сегодня с самого утра события завертелись как-то уж очень быстро – быстрее, чем мой мозг успевал их переварить. К тому же ты не подала мне никакого знака, что передумала выходить за меня замуж.
Изобел неохотно кивнула – события действительно развивались слишком быстро.
Свадебный завтрак, приготовленный слугами на скорую руку, не отличался пышностью, а сразу же после завтрака Гектор вскинул на плечо свой знаменитый боевой топорик, который он в соответствии со старинным рыцарским обычаем называл «Леди Экс». Все остальные из тех, кто собирался плыть, тоже не заставили себя ждать – они быстро собрали пожитки и погрузились на корабли.
Оставив позади примерно пять миль, флотилия свернула в бухту Ардторниш, и Изобел, погруженная в свои мысли, рассеянно посмотрела на Кристину, удивляясь, как это они доехали так скоро. В это время Майри, усмехнувшись, сказала:
– Изобел, ты наверняка помнишь, что вчера вечером мы послали к моей маме посыльного передать, что собираемся отплыть сегодня. Свой ответ она передала утром со священником, но все равно сначала мы пойдем в замок, поскольку мой отец выразил желание познакомиться с твоим мужем.
Изобел уже успела забыть о принцессе Маргарите, но, взглянув на Майкла, заметила, что он вовсе не удивлен. Очевидно, он уже знал об остановке в Ардторнише.
Майкл улыбнулся, и его улыбка подействовала на Изобел, как действовала всегда. Поднявшись, он протянул ей руку, и Изобел, глядя в его веселые глаза, вдруг подумала о том аспекте замужества, мысли о котором до сих пор как-то не приходили ей в голову.
Майкл еще только начинал осознавать всю сладость своего успеха и то, что Изобел стала принадлежать ему. По его мнению, никто не мог сравниться с ней красотой, даже Мариота, которую, впрочем, он никогда не видел.
Оставаясь в плену столь приятных размышлений, Майкл не торопясь поднимался со своей молодой женой по крутым ступенькам, ведущим от гавани к величественному замку из черного базальта, возвышавшемуся на утесе. Оказавшись внутри, они прошли едва ли не столько же ступенек, чтобы попасть наконец в главный зал. И все же целью их был не он, а небольшая комната, примыкавшая к нему.
Большую часть комнаты занимала кровать с роскошным голубым балдахином, расшитым красными, зелеными и белыми цветами и птицами. В этой кровати, опираясь на гору подушек, полусидел Макдоналд, лорд-адмирал Островов.
Ослабленный болезнью и исхудавший, Макдоналд показался Майклу гораздо старше Йена Даба. Волосы его были жидкими и седыми, светло-голубые глаза покрасневшими и водянистыми, лицо серым, ввалившиеся щеки небритыми. Когда вошли гости, он приподнялся на подушках, и взгляд его, вперившись в Майкла, стал проницательным и острым, что свидетельствовало о недюжинном уме, ничуть не ослабленном болезнью.
Вместе с Майклом и Изобел в комнате присутствовали лишь Гектор и Лахлан с женами. Йен Даб пребывал в Дуарте, а леди Юфимия не пожелала заходить в комнату, оставшись в зале вместе с другими женщинами.
Майри подошла к постели, пожала протянутую ей руку и, склонившись, поцеловала отца в щеку.
– Доброе утро, сэр! – ласково проговорила она. – Изобел и ее молодой муж заехали, чтобы повидаться с тобой прежде, чем продолжат путь на север.
– Я это вижу!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

загрузка...