ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

В ее ушах словно звучал его чувственный, мелодичный голос, от одного звука которого по всему ее телу пробегали мурашки. До сих пор Изобел еще ни разу не приходилось реагировать подобным образом на улыбку и голос мужчины… Если Майкл сегодня уедет, она уже никогда не увидит этой улыбки, не услышит его голоса, не узнает его тайн… Для самой Изобел главной тайной в Майкле было то, что она успела к нему слишком сильно привязаться, хотя они знакомы всего-то два дня.
Ее неудержимо тянуло думать о нем снова и снова, а ночью, во время тревожного, короткого сна, ей представлялось, что она лежит рядом с ним, прикасается к нему, ласкает его, и он отвечает на ее ласки…
Господи, откуда эти сны? Наяву Изобел и в голову не могло бы прийти умолять мужчину ласкать ее… К тому же в этом сне всякий раз, как только Изобел протягивала руку, чтобы приласкать Майкла, откуда ни возьмись возникала леди Юфимия и своим обычным скрипучим голосом – такой бывает у чайки, когда другая чайка пытается отнять у нее пойманного краба, – изрекала: «Ты что, с ума сошла?» От этого Изобел тут же просыпалась, а когда засыпала опять, сон в точности повторялся и так три раза за ночь…
Проснувшись в четвертый раз, Изобел какое-то время лежала без сна, пытаясь привести мысли в порядок и думая о прогулке, которую предпримет, как только забрезжит день. Уж не сошла ли она с ума? Впрочем, Изобел меньше всего хотелось об этом думать…
Как бы то ни было, принятого накануне решения Изобел менять не собиралась. За Майкла она замуж не выйдет.
Из забытья Изобел вывел резкий крик, и она обернулась. В нескольких шагах от нее стоял маленький пухленький тупик и с интересом рассматривал ее своими большими круглыми глазами. Изобел улыбнулась – ей всегда казались забавными эти создания, напоминавшие маленьких человечков в белых манишках, черных кафтанах и оранжевых чулках. Глаза тупика постоянно моргали, что еще больше усиливало комический эффект.
На западе собирались свинцовые тучи, грозя к полудню разразиться дождем. Другие тупики из стаи собрались на берегу и, покачиваясь, стояли вокруг Изобел на тонких лапках, напоминая чинных вельмож, сошедшихся ради неторопливого светского разговора.
Тот, что стоял ближе к Изобел, склонил голову набок, будто желая ее о чем-то спросить.
– Тоже желаете дать мне совет, как и все, сэр? – Девушка невольно усмехнулась. – Только не надо уговаривать меня выйти замуж за сэра Майкла!
«Вельможа» склонил голову в другую сторону.
– Кто такие Синклеры? – спросила Изобел. – Полагаю, вы знаете о них не больше, чем я. Его брат собирается стать принцем… – но норвежским принцем. В Шотландии это ничего ему не даст, кроме громкого титула. И хотя Майкл не похож на мужа-тирана, но его неспособность принимать самостоятельные решения порой бесит меня не меньше, чем любая тирания. Ну… пусть не бесит, – добавила она, помолчав, – но уж точно раздражает…
Оглянувшись, Изобел заметила, что «собеседник» уже не слушает ее: гордо распустив крылья и издав громкий крик, тупик поспешил присоединиться к своим товарищам, которые тут же снялись с места. В полете они уже совсем не напоминали людей.
Краем глаза заметив какое-то движение, Изобел повернулась: по глади залива с восточной стороны бесшумно, грациозно входила в бухту большая галера. В лучах восходящего солнца она казалась золотой, а брызги от дружно ударявших по воде весел сверкали, словно бриллианты. На мачте гордо развевался незнакомый флаг.
Галера находилась слишком далеко от Изобел, чтобы она смогла разглядеть, что изображено на флаге, но скорее всего это были люди Майкла. Если так, то они прибыли сами – Йен Маккейг никак не мог достичь Эйлин-Донана накануне.
Спустившись с холма, Изобел подошла к илистому берегу и увидела, как какой-то человек спешит по дорожке к пирсу. Она без труда узнала Майкла и остановилась, надеясь, что он ее не заметит. Впрочем, ему сейчас должно быть мало дела до нее, ведь галера уже почти достигла берега.
Ожидая, что Майкл поспешит к прибывшим, Изобел отвернулась, но звук приближающихся шагов дал ей понять, что Майкл свернул и идет к ней.
– Доброе утро, лэсс! – приветливо произнес он.
– Доброе утро, сэр.
– Что-то ты сегодня рано поднялась!
– Да, мне не спалось… – Изобел потупилась. Сейчас он наверняка заявит, что ей не следует гулять одной, – любой мужчина на его месте сказал бы это.
– Отличное утро, не правда ли? – Изобел кивнула.
– Я думала, это ваша галера, сэр.
– Да, это «Рейвен». Я шел к нему, но увидел тебя и решил, что сначала поговорю с тобой, а потом встречу Хьюго.
– Хьюго – тот, кто останавливался с вами в Эйлин-Донане?
– Можно сказать и так. – Майкл загадочно улыбнулся. – Впрочем, вот он сам идет сюда, так что мы можем пойти к нему навстречу.
Мужчина, приближавшийся к ним, вовсе не напоминал тех слуг, которых Изобел до сих пор приходилось видеть; он был одного роста с Майклом и до странности походил на него. Лучи восходящего солнца придавали рыжину его светло-коричневым волосам, а когда он подошел ближе, Изобел заметила, что глаза у него такого же небесно-голубого цвета, как и у Майкла.
– Майкл, приятель! – воскликнул Хьюго. – Как я рад, черт побери, что ты жив и здоров! Что это ты вдруг пропал, никому ничего не сказав?
Он явно не слуга, подумала Изобел, слуги не разговаривают с хозяевами так панибратски. Но зачем Майклу понадобился этот обман? Нет, не стоит все-таки выходить за него замуж; не хватало еще, чтобы он обманывал ее подобным образом в большом и в малом.
– Рад видеть тебя, Хьюго! – Майкл похлопал прибывшего по плечу. – Извини, что заставил тебя поволноваться… Слава Богу, что мой посыльный добрался-таки до Эйлин-Донана вовремя!
– Посыльный? Если ты имеешь в виду этого мальчишку Йена Маккейга, то мы встретили его в Глен-Мор – он препирался с некоей симпатичной юной особой, пытаясь выяснить, какой дорогой идти. Когда мы подходили, смельчак готов был столкнуть ее на обочину, но девица держалась так, словно это ее земля.
Услышав столь непочтительное описание своей сестры, Изобел поджала губы.
– Поосторожнее в выражениях, друг мой! – нахмурился Майкл. – Леди Изобел, надеюсь, вы простите не самые изысканные манеры моего кузена? Кстати, позвольте представить его вам: сэр Хьюго Робисон из Стратерна!
– Рада познакомиться, сэр! – Изобел присела в реверансе. – Признаться, я не знала, что у сэра Майкла есть родственник, который живет поблизости. Он сказал мне лишь, что оставил в Эйлин-Донане своего слугу…
Сэр Хьюго вскинул бровь.
– Слугу? – Он с притворным возмущением обернулся к Майклу. – Не слишком ли много ты возомнил о себе, приятель? С каких это пор я у тебя в слугах? Ох, дождешься – я услужу тебе так, что мало не покажется!
– Попробуй, коль не трусишь! – тем же шутливым тоном откликнулся Майкл. – Однако, леди Изобел, я должен все же извиниться, что ввел вас в заблуждение.
– Не стоит извиняться; вы вовсе не обязаны докладывать мне, кем вам приходится сэр Хьюго.
На самом деле Изобел было довольно-таки обидно, что Майкл не сказал ей правды с самого начала, но она постаралась не показывать этого.
– Не смею вам мешать, джентльмены, вы, должно быть, собирались обсудить кое-какие дела… – Изобел повернулась, собираясь идти.
– Подожди! – Майкл положил руку ей на плечо. – Сначала скажи: за ночь ты не успела переменить свое вчерашнее решение?
– Нет, сэр, и сейчас я лишний раз убедилась, что мое решение было правильным.
– Ну что ж, в таком случае расстанемся, как только переменится ветер. А пока мы проводим тебя как положено.
Изобел колебалась.
– Леди Изобел, – присоединился к Майклу Хьюго, – прошу простить меня за нелестные высказывания о леди Аделе. Я должен был с самого начала понять, что вы ее сестра – вы с ней очень похожи. Поверьте, я не хотел никого обидеть…
Улыбнувшись Хьюго, Изобел кокетливо произнесла:
– Если бы я знала, что вы направляетесь сюда, непременно попросила бы вас привезти с собой мою служанку…
– Леди Адела просила меня сделать это, но я вынужден был отказать, поскольку спешил к Майклу.
– Ты правильно сделал, Хьюго, что не стал задерживаться, – одобрил кузена Майкл. – Пойдем, не будем терять время. Я полагаю, стражники на стене уже доложили о твоем прибытии. Честно говоря, у меня нет охоты лишний раз сердить Гектора Риганаха.
Брови Хьюго удивленно приподнялись.
– Боже правый, Майкл, чем же ты рассердил его? Что до меня, то я бы не отказался пообщаться с Гектором. Правда, я уже видел его раньше, но каждый раз на каком-нибудь приеме при дворе, где нас так и не представили.
– Ты очень скоро удостоишься такой чести… – буркнул Майкл. – А уж он представит тебя своей супруге – между прочим, она тоже сестра леди Изобел, – а также принцессе Маргарите Стюарт, ее дочери Майри и лорду-адмиралу Островов Лахлану Лубанаху Маклейну…
– Да, приятель, – усмехнулся Хьюго, – я вижу, здесь ты оказался в компании птиц высокого полета! – Он подмигнул Изобел. – Боже, миледи, что вы сделали, представив этого обормота своей родне! Они ж его до смерти замучают!
– К счастью, пока не замучили. – Изобел усмехнулась. – Они даже хотели женить его на мне!
Она и сама не знала, какой черт дернул ее за язык, но Хьюго, похоже, ничуть не удивился.
– Вы хотите сказать, лэсс, что у вас хватило ума отказаться от этого брака?
– Да, я отказала ему. Не знаю, правда, при чем тут мой ум; дело вообще не в сэре Майкле. Просто я не хочу выходить замуж, и точка. Моя родня хотела выдать меня за него только потому, что он якобы разрушил мою репутацию.
– Вряд ли только поэтому! Если бы вы дали мне подумать с минуту, я наверняка назвал бы еще одну или две причины, почему ваша родня хочет этого брака, но, поскольку вы уже отказали, мне нет нужды ломать голову. – В глазах Хьюго заплясали озорные огоньки, и Изобел это не оставило равнодушной. А вот Майкла, это, должно быть, бесило, и он шел позади с мрачным видом.
Улыбнувшись Хьюго, Изобел позволила ему взять ее под руку, и они направились в замок, в то время как Майкл, следуя за ними, недоумевал, почему невинный флирт Хьюго так раздражает его. В молодые годы между ним и Хьюго часто возникало соперничество, особенно когда дело касалось женщин; тем не менее Хьюго всегда был близок ему – возможно, ближе, чем родной брат. Порой Майклу казалось, что они с Хьюго способны читать мысли друг друга.
Сейчас Майкл, пожалуй, был рад, что Хьюго удалось хоть немного развеять грустное настроение Изобел. И все равно он слегка ревновал ее к Хьюго, даже не имея на это права.
Изобел по-прежнему оставалась для него загадкой. Впервые он встретил женщину, чьи мысли не были день и ночь заняты лишь замужеством, детьми и домашними хлопотами. Незамужних женщин общее мнение, как правило, считало несчастными созданиями, но Изобел меньше всего казалась несчастной, хотя и вошла в тот возраст, когда отцы начинают подыскивать мужей для своих дочерей. Впрочем, леди Адела была еще старше…
Если только Майкл запомнил правильно, Изобел говорила, что у нее семь сестер и на данный момент четыре пока не замужем. Почему же Маклауд смог подыскать мужей лишь для половины своих дочерей; или он недостаточно богат, чтобы наделить их приданым? Но если все они столь же красивы, как Изобел или Адела, любой возьмет их и без большого приданого…
Войдя в зал вслед за Изобел и Хьюго, Майкл заметил, что все уже собрались к завтраку. Когда утром он, проснувшись, увидел в окно Изобел, то сразу же поспешил побыстрее одеться и спустился по лестнице, которая вела из его маленькой комнаты в кухню на первом этаже, а затем прошел через зал. Не успел он оказаться по ту сторону крепостной стены, как тут же увидел «Рейвен», направляющийся в порт. Понимая, что у него не будет достаточно времени, чтобы объяснить Изобел появление Хьюго, он постарался опередить ее. Все же галера подошла слишком быстро, и он не успел обрисовать детали.
Завидев их, Гектор Риганах поднялся с места.
– Еще гости, дочка?
– Этот джентльмен, – объявила Изобел, – кузен сэра Майкла и приплыл сюда за ним.
Гектор пристально посмотрел на Майкла, и тот поспешил заверить:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

загрузка...