ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Изобел подозрительно посмотрела на своего товарища по несчастью.
– Я думаю, сэр, вам лучше все-таки сказать мне, кто вы такой. Или мне все время так и обращаться к вам «сэр»?
– Я уже сказал. Зови меня просто Майкл, этого достаточно. Чем меньше ты обо мне знаешь, тем безопаснее для тебя.
– Безопаснее? Что-то я не чувствую себя в вашей компании достаточно безопасно. К тому же, как вы сами признаете, я лучше знаю эти места и вам нужна моя помощь. Так что лучше вам рассказать о себе все как есть – и как можно скорее. Я требую… сэр!
Глава 3
Лишь выработанное за долгие годы умение сдерживать эмоции удержало Майкла от того, чтобы не прыснуть от смеха при виде того, как сурово сдвинулись брови девушки; в гневе она показалась ему еще красивее, чем когда он в первый раз увидел ее. Впрочем, может быть, тогда он просто не смог как следует ее рассмотреть.
Белокурые шелковистые волосы Изобел, свободно лежавшие по плечам, блестели на солнце. Мать Майкла вряд ли одобрила бы такую прическу – точнее, полное отсутствие всякой прически, – ему же подобный стиль очень нравился. Но самым очаровательным во внешности девушки, пожалуй, были ее глаза необычного светло-серого цвета, опушенные густыми, очень темными ресницами. К тому же внешность, как бы хороша она ни была, составляла лишь часть очарования Изобел – и, пожалуй, не самую главную часть. Главным же было то, как быстро менялось ее настроение – от открытости к подозрительности, от мягкости к суровой решимости, и как живо эти перемены отображались на ее милом лице. Лишь в одном образе ему пока что не довелось ее видеть – разозленной до последней степени, – но, судя по всему, скоро это ему предстоит. Он не мог гарантировать, что не рассердит вдруг чем-нибудь импульсивную мистрис Маклауд и она не влепит ему пощечину.
Глаза Изобел возбужденно горели, и он чувствовал, что ее злит его молчание. Чем дольше он молчит, тем сильнее она злится, но Майкл не мог придумать ответа, который бы заставил ее сменить гнев на милость.
– Ну? – сурово потребовала Изобел.
– Честно говоря, я не знаю, что ответить. Могу лишь снова повторить: чем меньше вы будете знать о моих делах, тем лучше для вас. Впрочем, я почти ничего и не скрываю, ибо, поверьте, сам мало что знаю.
Последняя реплика Майкла заставила Изобел скептически прищуриться.
– Ну что ж, – проговорила она, – придется поверить вам на слово. Впрочем, к делу. Я знаю одного пастуха, у которого есть неподалеку летняя хижина. Перевалив через хребет и придя к ручейку, мы сможем легко ее найти. Пастух, я уверена, сможет приютить нас, а если злодеи вдруг случайно встретят его, то он сумеет сделать такую невинную физиономию, что они поверят, будто он нас и впрямь не видел.
– Хорошо бы, – покачал головой Майкл, – чтобы они никогда не встретились! – Он отлично знал, что Уолдрон не останавливается ни перед чем, когда ему нужно выбить из кого-нибудь важные сведения.
Они осторожно выбрались из ложбины и оглянулись. Погони не было видно, что позволило немного ускорить движение, и уже минут через десять они оказались на другой стороне горы. Низина, в которую они спустились, поросла травой, и до слуха Майкла донеслось мирное журчание ручейка.
– Эти тополя тянутся вдоль ручья, – пояснила Изобел. – Они укроют нас.
Майкл заметил пару овец, пасшихся в низине, но подумал, что Уолдрон скорее всего решит, будто овцы заблудились, и не станет обращать на них особого внимания.
– Далеко ли до хижины? – спросил он.
– Примерно с полмили.
– Хорошо, тогда идем.
Он последовал за ней к тополям, чувствуя, несмотря на припекающее солнце, свежесть и прохладу. К несчастью, магическая сила, которая заставляла его двигаться, была уже на исходе, и слабость, которую он испытывал в пещере, вернулась в полной мере. К тому же Майкл с ужасом понял – то, что он поначалу принял за пот, струившийся по спине, на самом деле было кровью из ран, которые нанес ему кнут Уолдрона. Майкл боялся, что в любую минуту он может упасть в обморок, и особенно стыдился выказать перед девушкой свою слабость.
Изобел время от времени бросала на него внимательные взгляды, словно пытаясь оценить, сколько он еще протянет. Про раны его она, однако, ни разу не упомянула, хотя все это время – с тех пор как они вышли на свет, – разумеется, видела их.
Майкл вдруг живо представил ее в роскошном платье на приеме при королевском дворе – и ему страстно захотелось увидеть эту сцену наяву. Неожиданно девушка вскинула голову, и взгляд ее встретился со взглядом Майкла.
– Моя спина снова кровоточит? – тихо спросил он.
– Не то слово, – также тихо откликнулась она, – за вами тянется кровавый след! Я обработаю ваши раны, как только мы попадем к Маккейгу.
– Значит, твой пастух из клана Маккейгов, а не Маклаудов?
– Да, но Маккейги – близкие друзья Маккензи. К тому же Маттиаса я знаю. Ему можно доверять.
– Ладно. – Майкл кивнул, хотя, по правде сказать, уже начал сомневаться, что искать укрытие было хорошей идеей.
Внезапно он заметил едва различимую тропинку, ведущую к воде, и очень обрадовался, так как силы его были уже на исходе и он чувствовал, что ему нужны еда и отдых. Должно быть, Уолдрон намазал свой кнут каким-нибудь дьявольским зельем, но вряд ли этот яд убьет его. Уолдрону невыгодна смерть врага до тех пор, пока он не выведал пресловутую тайну.
Нога Майкла поскользнулась на мокром камешке, но он сумел удержать равновесие, схватившись за толстую ветку тополя.
– Сюда, сэр, – подбодрила его Изобел, и тут же перед глазами путников предстала покатая крыша крохотной хижины. Немало таких хижин Майкл видел у крестьян в Рое-лине и повсюду в Северном нагорье, но эта отличалась очень уж маленькими размерами. Крыша была крыта соломой, края ее опускались так низко, что кролики, олени и овцы наверняка лакомились травой, росшей на ней.
– Пожалуйста, веди себя потише, – вполголоса предупредил Майкл.
– Да, знаю, звук в низине может распространяться очень далеко, – кивнула Изобел. – Хижина сейчас пуста, и животных не видно – должно быть, Маттиас отвел их в долину на новое пастбище.
Не успела Изобел произнести эти слова, как на пороге хижины появился рыжеволосый парнишка лет двенадцати. Оглядевшись вокруг и увидев гостей, он приветливо улыбнулся и поспешил к ним навстречу.
– Леди Изобел, добро пожаловать! Если вы ищете отца, то он угнал скот на верхнее пастбище и вернется только завтра.
Изобел посмотрела на Майкла, но он молчал, словно возлагая контроль над ситуацией целиком на нее. Тогда она улыбнулась юному Маккейгу, которого знала с того самого момента, как он родился.
– Йен, – ласково проговорила она, – возможно, тебе это покажется странным, но мы пришли искать в твоем доме укрытия.
Глаза мальчика удивленно округлились, и он, обернувшись, посмотрел на свою хижину, затем, выпрямившись, поклонился Изобел, словно взрослый, и торжественно произнес:
– Рад служить, чем могу, мэм, но, боюсь, для вас двоих в нашей хижине не хватит места.
Изобел покосилась на Майкла; лицо его выглядело усталым, взгляд тусклым – по всему было видно, что его силы на исходе. Майкл по-прежнему молчал, и если Йен поглядывал на него с подозрением, то Изобел не осуждала его. Скорее всего парень принял его за слугу, поскольку на Майкле ничего не было, кроме штанов и сапог. Но больше всего мальчика, должно быть, удивляло, почему леди Изобел и ее неведомый спутник вдруг попросили убежища в его убогой хижине: дождя вроде бы не ожидалось, да и до замка рукой подать…
– Послушай, Йен, – решительно заговорила Изобел, – я скажу тебе правду, но ты поклянешься, что ничего никому не расскажешь. Нас преследуют плохие люди. Мы могли бы скрыться в замке, но они знают, кто я, и боюсь, могут отыскать нас там. Этот джентльмен…
Майкл едва слышно откашлялся.
– Короче, – поспешно закончила Изобел, – он нездоров и нуждается в еде и отдыхе. Прошу тебя, Йен, передай моему отцу, чтобы он прислал побольше вооруженных людей; тогда мы сможем безопасно вернуться в замок. Ты сделаешь это для меня, Йен?
– Разумеется, миледи! – Мальчик кивнул. – Если хотите, я могу пойти к моему господину. У него много людей, и они сделают все, что он прикажет.
Это действительно было так, но Изобел вспомнила, что преследователи Майкла пришли со стороны Эйлин-Донана. Она искоса посмотрела на своего спутника, и он едва заметно помотал головой.
– Видишь ли, Йен, – осторожно сказала Изобел, – те, кто нас преследует, будут искать нас скорее в Эйлин-Донане, чем в Коламине, но и про Коламин они тоже знают. Есть опасность, что они в первую очередь отправятся туда и опередят тебя. Если ты встретишься с ними на дороге, ни в коем случае не дай им понять, что идешь в Коламин с вестью от нас.
– Что ж, ладно. Я скажу им, что ищу своего кузена Энгуса с острова Скай. Если я пойду окольным путем и подойду к Гленелгу со стороны Кайл-Ри, они подумают, что я пришел за ним с острова.
– Очень неглупо, – одобрила Изобел. – Кстати, пока ты еще не ушел… у тебя здесь есть какая-нибудь еда? Моему другу нужно восстановить силы, и чем скорее, тем лучше.
– Да, мэм, здесь есть сыр, хлеб и эль. Берите что хотите, а я постараюсь вернуться как можно быстрее.
– Будь осторожен, Йен! – напутствовала его Изобел. – Мы не знаем, сколько человек за нами гонятся, – видели шестерых, но их может быть гораздо больше. Так что смотри в оба.
– Не сомневайтесь, мэм, ни один из них меня вообще не увидит! – Йен указал на хижину. – Двери за вами я закрою, чтобы животные не вошли и не съели вашу еду.
Изобел кивнула, и они вошли внутрь. Дверь хижины состояла из двух половин – верхней и нижней. Зайдя в дом вместе с ними, Йен тщательно закрыл за собой нижнюю половинку, оставив верхнюю слегка приоткрытой, чтобы она впускала свет – в крошечной хижине не было даже окон.
Показав им, где хранится еда, и отрезав себе в дорогу немного хлеба и сыра, мальчик удалился, и только тогда Изобел огляделась вокруг.
Все убранство хижины состояло из маленького соломенного тюфяка, колченогой табуретки и шаткого стола, на котором стояло несколько тонких восковых свечей. Тюфяк был покрыт толстым шерстяным одеялом; рядом лежала кучка дров для того, чтобы вечером можно было развести огонь. Однако во всем доме Изобел не заметила ничего, что могло бы залечить раны Майкла.
– Как скоро он вернется? – поинтересовался Майкл. Изобел удивил его неожиданно мрачный тон.
– Не знаю, сэр. На лошади я успела бы за час, если бы не боялась случайных встреч с незнакомцами. Поскольку Йен идет пешком и к тому же я велела ему быть осторожным, у него, я думаю, это отнимет гораздо больше времени. Дорога в Гленелг от Глен-Мор спускается с крутого холма и такая узкая, что в некоторых местах почти неразличима. Собственно, именно там я впервые заметила ваших преследователей.
– Ты видела лишь часть отряда Уолдрона. Скорее всего они двигались за мной от Эйлин-Донана и вряд ли знали о пещере до того момента, как настигли меня у самого входа в нее. Во всяком случае, мне показалось, что, увидев пещеру, они были удивлены. Уолдрон послал двух людей внутрь, а другие начали меня избивать.
– Я позабочусь о ваших ранах, сэр, – пообещала Изобел. – Ложитесь на этот тюфяк, или, может быть, вы предпочитаете сначала поесть?
– Честно говоря, – Майкл покачал головой, – сначала я бы что-нибудь съел. Не знаю, что ты сможешь сделать с моими ранами, так что потом я, пожалуй, посплю, пока мальчишка не вернулся.
– Лучше вам не засыпать сразу же после еды, сэр, – проговорила Изобел, нарезая хлеб и сыр, – если только вы хотите, чтобы я обработала ваши раны как следует. Мы пойдем с вами к ручью, и хотя я не вижу здесь чистых бинтов, моя нижняя рубашка достаточно чистая. Я порву ее на полосы и перевяжу вас, а заодно у ручья поищу травы, из которых можно сделать мазь для ваших ран. Потом вы можете поспать, пока не вернется Йен.
Майкл кивнул; в этот момент он был похож на уставшего ребенка.
– Хорошо, будь по-твоему. А пока я перекушу немного.
– Садитесь на тюфяк, сэр, и поешьте хлеба с сыром.
– Не надо называть меня «сэр», – произнес Майкл.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

загрузка...