ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– воскликнула Изобел.
– А значит, – поддержал ее Майкл, – кому-то из нас следует отправиться в Рослин прямо сейчас!
– Боюсь, ты не сможешь уехать до окончания церемонии, – нахмурился Генри. – Хотя я лично не стал бы возражать, но мама…
– Понимаю. – Майкл вздохнул. – Она и так уже донельзя сердита на меня из-за моей внезапной женитьбы…
– Не могу понять, что ей не нравится! – Генри подмигнул Изобел. – Вы тоже не обращайте внимания на чудачества нашей мамы, миледи: она воображает, что командует чуть ли не целым миром, а на самом деле ни в Керкуолле, ни в Рослине у нее нет никакой реальной власти…
– Не беспокойтесь, сэр, – улыбнулась Изобел, – я уверена, с вашей мамой мы в конце концов поладим!
Майкл обнял жену за талию.
– Полагаю, Генри, – серьезно произнес он, – время ужина уже подоспело! Не пора ли тебе подготовиться к приему гостей?
– Пожалуй, – согласился Генри, – а то мать станет обвинять меня в задержке. Надеюсь, Майкл, у тебя хватит ума не объявлять во всеуслышание, что сразу после церемонии ты отправляешься в Рослин: стоит только Уолдрону хоть что-то заподозрить, и он тут же пустится за тобой в погоню.
Майкл кивнул, после чего Генри наградил Изобел дружеским поцелуем в щеку.
– Рад был познакомиться, миледи! – одобрительно произнес он. – И добро пожаловать в нашу семью!
– А ты говорил, что он сумасшедший! – обратилась Изобел к мужу, когда Генри удалился. – По-моему, вполне нормальный и даже очень милый джентльмен…
– Да, в принципе он отличный парень… – Майкл покрутил головой. – Хотя иногда всерьез считает, что можно уплыть за край земли…
– Кажется, он сам видел карту?
– Думаю, эта карта ему приснилась – во всяком случае, мне ни разу не приходилось видеть ничего подобного… И вообще все это выдумки, Изобел, а мне сейчас не до них. Генри прервал нас на самом интересном месте… Позволь мне развязать твой корсет…
Изобел почувствовала, что на нее снова накатывает волна, которая охватывала ее всякий раз, когда Майкл заговаривал с ней на известную тему.
– Я не возражаю, сэр, – усмехнувшись, проговорила она, – но не лучше ли вместо этого поторопиться к ужину, если вы не хотите рассердить вашу маму?
Майкл вскинул бровь:
– Поверь, Изобел, если ты считаешь, что нашла новое оружие против меня, то ошибаешься. Маму я не боюсь и не слушаюсь. И вообще я уже большой мальчик!
Майкл потянулся к завязкам ее корсета, и Изобел не возражала – ни тогда, когда его пальцы проникли под ее платье слишком глубоко, ни даже тогда, когда Майкл освободил ее от одежды, а потом сам начал быстро раздеваться.
– Ну все, – усмехнулась она, – теперь мы точно опоздаем к ужину.
– Да и пусть!
Через минуту они уже были в постели, а еще через минуту Изобел стонала от удовольствия. Она уже успела забыть и боль, и дискомфорт, которые ей когда-то пришлось ощутить.
– Расслабься, крошка! – произнес Майкл. – Дотронься до меня!
Изобел уже приходилось в прошлый раз целовать Майкла везде, но что можно делать руками, она не знала.
Вспомнив кое-что из того, что он в прошлый раз делал с ней и что она находила особенно приятным, Изобел решила проделать то же с Майклом. Для начала она коснулась губами его соска, и с губ Майкла сорвался блаженный стон. Изобел продолжала свои эксперименты, действуя все смелее и смелее, чувствуя, как зажигают ее ласки их обоих.
Наконец Майкл приподнялся на кровати, и Изобел поняла – он готов войти в нее. Тогда она легла поудобнее, раздвинув ноги и обеспечивая Майклу максимальный доступ. Через мгновение он уже был внутри, но на этот раз Изобел не чувствовала боли – лишь восхитительные ощущения, захватившие все ее существо.
Майкл двигался все быстрее и быстрее, и Изобел двигалась в такт с ним, инстинктивно отдаваясь древнему, как мир, ритму, а когда Майкл взорвался внутри ее, ей показалось, что весь мир рассыпался мириадами ярких брызг.
Лежа рядом с Изобел, Майкл некоторое время пытался успокоить дыхание, потом поцеловал ее в ухо и прошептал:
– Это было великолепно!
– Еще бы! – Изобел довольно рассмеялась.
– Лучше, чем в прошлый раз? – поинтересовался Майкл.
– Гораздо лучше! Но я бы все же не советовала вам, сэр, всегда действовать с таким же напором, иначе вы просто рискуете остаться без жены!
– Надеюсь, до такого все-таки не дойдет.
– Ах, Майкл, – Изобел вздохнула, – я и представить не могла, что тело человека способно доставить ему столько наслаждений… – Ей совсем не хотелось вставать, но вдруг она вспомнила. – Черт побери, мы, должно быть, уже опоздали к ужину!
– Возможно, – лениво произнес Майкл.
– Ну так не лежи здесь как бревно, а быстрее одевайся!
– Куда нам спешить? Ничего страшного не произойдет, без ужина мы все равно не останемся.
– Майкл, послушай меня, не стоит сердить твою мать – она и так невзлюбила меня с первого взгляда.
– Ну ладно, встаю – но только ради тебя!
Когда Майкл и Изобел вошли в обеденный зал, все общество было уже в сборе, однако священник сэра Генри еще не успел благословить трапезу. Со стороны дам пустовало одно место – между Кристиной и Аделой, и одно место со стороны джентльменов – между Лахланом и сэром Хьюго. Принцесса Маргарита сидела рядом с женой сэра Генри, Джин, и Майри, а Мердок Маклауд разместился на дальнем конце стола.
Уолдрон сидел на одном из почетных мест, окруженный гостями, ни одного из которых Изобел не знала. Майкл тоже с подозрением покосился на них. Аббата нигде не было видно – возможно, он опаздывал к трапезе.
К счастью, ужин прошел быстро и без инцидентов. Еда была отличного качества, хотя и попроще, чем та, к которой Изобел привыкла в Лохби. Вино лилось рекой. Музыканты старались вовсю, а когда подали сладкое, на середину зала вышли актеры – шут, жонглеры, акробаты…
Тем не менее многие из гостей откровенно зевали, лишь для приличия прикрывая рот, и виной тому была не скука, а поздний час; Изобел же, несмотря на то что осушила целый кубок вина, не чувствовала себя сонной. Свежие воспоминания о том, чем они только что занимались с Майклом, словно подпитывали ее энергией. Зато Кристина и леди Юфимия выглядели явно уставшими, а что до принцессы Маргариты, та и вовсе скоро поднялась из-за стола, объявив, что идет спать.
Гости также поднялись, провожая ее, и стояли, пока принцесса Маргарита и сопровождавшие ее дамы не покинули зал. Вскоре после этого засобирались и другие, включая леди Юфимию.
Проходя мимо Аделы и Изобел, Юфимия произнесла:
– Я не имею права указывать тебе, Изобел, в какое время ты должна ложиться спать, ведь ты теперь замужняя женщина. А ты, Адела, отправишься спать со мной.
– Ну, тетя, – Адела надула губки, – пожалуйста, еще немножко! Я хочу досмотреть выступление актеров.
Однако леди Юфимия была непреклонна.
– Позволь ей остаться, тетя! – поспешила вступиться за сестру Изобел. – Мы все позаботимся о том, чтобы она добралась до спальни без приключений. Да и что может случиться в епископском дворце?
– Случиться может все, что угодно. Здесь много молодых людей, а молодым людям нельзя доверять. Ладно, оставайтесь, но никуда не отлучайтесь из зала без сопровождения джентльмена, которому вы можете доверять. Надеюсь, впрочем, что сэр Майкл позаботится о вашей безопасности. Спокойной ночи!
– Ну, слава Богу, ушла! – облегченно вздохнула Адела, когда леди Юфимия удалилась, и тут же засыпала Изобел вопросами: – Признаться, я не ожидала, что она сдастся так скоро. Скажи, Изобел, при дворе его светлости также устраивают праздники? А танцы будут? Раньше я не интересовалась подобными вещами, но эта обстановка начинает действовать на меня развращающе… А что сэр Хьюго – он еще не ушел?
Изобел, прищурившись, посмотрела на нее:
– Тебе он нравится? – Адела пожала плечами:
– Он веселый, даже, пожалуй, слишком… Ничего не воспринимает всерьез! В некоторых случаях нужно все-таки быть посолиднее…
– Да, посмеяться он любит, – кивнула Изобел, – но, мне кажется, если надо, он может быть и серьезным.
– Как-то он отказался поехать со мной в Коламин, чтобы привезти твою служанку. Мог бы и захватить ее, ему ничего не стоило…
– Ничего страшного, – спокойно проговорила Изобел, – в конце концов все как-то устроилось.
В этот момент к ней подошел слуга в сером плаще с черным крестом и почтительно поклонился:
– Прошу прощения, мэм, принцесса Маргарита желает видеть вас и леди Аделу в своей спальне. Я провожу вас.
– Только леди Аделу и меня? – удивилась Изобел.
– Да, мэм.
– И что же мы такого натворили? – вспыхнула Адела.
– Понятия не имею, но, думаю, нам лучше поторопиться. – Когда они поднялись, Кристина кинула на них удивленный взгляд, но Изобел объяснила:
– Принцесса Маргарита желает видеть Аделу и меня. Не знаю, что ей вдруг понадобилось, но надеюсь, мы скоро вернемся. Если Майкл будет спрашивать, скажи, что с нами слуга Синклеров.
Кристина кивнула, после чего Изобел и Адела проследовали за слугой через зал, по коридору до главной лестницы, через два пролета – по другому коридору…
Наконец они остановились у двери, и их сопровождающий постучал.
Когда дверь распахнулась, первое, на что обратила внимание Изобел, был заливающий все золотой свет канделябра.
Адела вошла первой – и тут же испуганно вскрикнула, но прежде чем Изобел смогла сообразить, что к чему, ее толкнула внутрь чья-то сильная рука, после чего дверь захлопнулась и послышался звук запираемой задвижки.
Обернувшись в испуге, Изобел увидела приведшего их слугу, который стоял, уперев руки в бока, и ухмылялся, словно демон.
– В чем дело? – вскипела она. – Что вы себе позволяете?!
– Не надо так кричать, дорогуша, – послышался рядом знакомый голос. – Этот человек всего лишь выполняет мои приказания.
Адела отступила на шаг, и Изобел осталась лицом к лицу… с Уолдроном из Эджло. Рядом с ним стоял аббат Айоны, и в мерцающем свете свечи лисьи черты аббата казались еще более хищными, чем лицо Уолдрона.
Глава 17
– Приятно вновь видеть вас обеих, – произнес Уолдрон с глубоким поклоном.
– А где же принцесса Маргарита? – озадаченно спросила Адела.
Изобел состроила гримасу:
– Ручаюсь, она у себя в спальне, готовится ко сну и наверняка будет очень удивлена, если узнает, что посылала за нами. Что вам нужно от нас, негодяй?
Уолдрон с притворным негодованием посмотрел на нее:
– Больше всего мне хотелось бы взяться за ваше воспитание и научить вас придерживаться той роли, которую женщине подобает играть в обществе.
– В самом деле, Изобел, девочка, – сладко проговорил аббат Маккиннон, – более мудрая женщина не стала бы так дерзить на вашем месте. Она бы выказала больше уважения и отринула бы всякую злобу, поскольку хорошие манеры – основа учтивого поведения.
Изобел спокойно взглянула на аббата:
– «Стезя праведных как светило лучезарное…» – по-моему, так вы говорили когда-то, ваше святейшество. Раз вы состоите в союзе с этим человеком, то, возможно, вам не известна его греховная сущность…
– Худые речи развращают добрые нравы, – строго произнес аббат.
– Но истина велика и сильнее всего, – бросила Изобел. На сей раз она была даже благодарна тете Юфимии с ее неискоренимой привычкой по делу и без дела цитировать Священное Писание и всех философов, чьи слова пришлись ей по вкусу. Раз уж аббату угодно извергать на нее поток ученых фраз, она, в свою очередь, тоже засыплет его цитатами. – Совсем недавно этот человек взял меня в плен и угрожал отдать на расправу своим людям. Когда-то вы утверждали, что являетесь другом нашей семьи, сэр, так неужели вы станете оправдывать столь низкое поведение по отношению к вашим друзьям?
Уолдрон нахмурился:
– Довольно кривляться. Аббат Маккиннон знает, что я служу делу Бога, церкви и его святейшеству папе и, следовательно, на мне нет грехов.
– Если Бог прощает вам то, что вы делаете, я отказываюсь поклоняться ему! – отрезала Изобел.
Адела ахнула.
– Изобел, это же кощунство!
– Вот именно, – сказал аббат. – Более того, сэр Уолдрон прав. Бог прощает тех, кто сражается во имя Христа и Его церкви, и Он хотел бы, чтобы ты рассказала Уолдрону все, что ему нужно узнать.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

загрузка...