ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Я не лгу вам – все случилось именно так, как я рассказала!
– Теперь уже не важно, как ты попала на корабль. – Майкл вздохнул. – Главное, что ты не объявилась сразу, и из-за этого мы все попали в дурацкое положение. За это ты заслуживаешь наказания, но объясняться будешь не со мной, а с Гектором Риганахом. И моли Бога, чтобы он отнесся к тебе снисходительней, чем я!
Глава 9
Возвращение в Лохби заняло совсем немного времени, и все же Изобел чувствовала себя ужасно.
Последние слова Майкла по-прежнему отдавались в ее ушах, но еще больше девушку страшили предстоящие события. Вряд ли Гектор станет выслушивать ее объяснения, но что именно он предпримет, оставалось для нее загадкой. Впрочем, сам по себе совершенный ею проступок не печалил ее. Ну залезла из праздного любопытства на чужой корабль – глупо, конечно, но не смертельно… А вот что ее на самом деле удручало, так это слова Майкла.
Изобел сама не знала, какой демон надоумил ее просить Майкла, чтобы он взял ее с собой в Оркни. Не успела просьба об этом сорваться с ее губ, как она поняла, что это бредовая идея. И все же реакция Майкла обидела ее до глубины души.
Он уцепился за единственное слабое звено: она спряталась в ящик под влиянием охватившего ее приступа паники, а потом не хотела вылезать и явилась его взору, когда они отплыли уже достаточно далеко.
Увы, его близость и его гнев лишили Изобел всех чувств, сделали ее послушной, словно кукла; в таком состоянии ей не приходило в голову никаких аргументов для защиты. Однако как только они снова оказались на галере и взяли курс на Лохби, аргументы – один за другим – тут же начали возникать в ее голове. Теперь Изобел казалось, что стоило ей найти правильный ход, и дело непременно разрешилось бы в ее пользу.
Время шло, и постепенно эмоции Изобел улеглись, уступая место здравому смыслу. Все аргументы, которые еще несколько минут назад казались совершенно неотразимыми, вдруг представились ей слабыми и глупыми. Во всяком случае, на Гектора они точно не подействуют.
Изобел захотелось во что бы то ни стало помириться с Майклом, который стоял невдалеке от нее. Галеру сильно качало на волнах, но Майкл, казалось, не обращал на это ни малейшего внимания; он расположился на самом носу корабля, руки его были скрещены на груди, мрачный, невидящий взгляд устремлен в пространство. По-видимому, злость на то, что из-за Изобел ему пришлось менять курс, была так велика, что он не видел ничего вокруг себя.
Что ж, подумала Изобел, нет худа без добра. По крайней мере ветер теперь попутный, и у гребцов гораздо меньше работы. Она знала, что за время пути против ветра команда успела утомиться, а ведь в Лохби людям Хьюго выпало отдохнуть после долгого пути всего несколько часов; перспектива делать такой большой крюк из-за выходок какой-то взбалмошной девицы наверняка радовала матросов еще меньше, чем самого Майкла.
Наконец впереди замаячил вход в залив. Изобел не знала, что собирается сделать Майкл – просто высадит ее в порту, чтобы она сама пошла к Гектору и объяснялась с ним, или пойдет с ней, но вряд ли один вариант будет хуже, чем другой.
Выбирать Изобел не пришлось – в порту ее встречал Гектор собственной персоной. Очевидно, он увидел приближавшийся корабль, или ему доложили о нем; Гектор спешил к ней, не обращая внимания на все еще моросивший дождь. Изобел невольно вздрогнула – каждое движение широкоплечего великана говорило о том, что он очень зол на нее.
Изобел внезапно захотелось снова спрятаться в злополучный ящик. Когда огромная фигура Гектора склонилась над ней и он стал помогать ей выбраться на берег, а Майкл подсаживал ее, Изобел показалось, что гнев обоих обволакивает ее со всех сторон, мешая дышать. Она едва сдерживала слезы. Нелепый инцидент заставил гневаться двух мужчин, которых Изобел меньше всего хотелось расстраивать и которые – Бог свидетель – оба были дороги ей, как никто на свете.
Эта мысль показалась Изобел странной. В том, что Гектор ей дорог, нет, разумеется, ничего удивительного – но с Майклом она знакома всего три дня… Почему ее так волнует, что он думает о ней?
Майкл видел слезы Изобел, чувствовал, как трудно ей сдерживать их, и им вдруг овладело горячее сочувствие к ней; зато у Гектора был такой вид, какой и должен быть у Гектора Свирепого в подобных обстоятельствах. Даже Майкл, который считал, что Изобел стоит отчитать за ее проделки, боялся, как бы наказание не оказалось слишком суровым. Выражение лица Гектора не предвещало ничего хорошего, и сейчас он вовсе не походил на изысканного джентльмена, каким предстал вчера перед гостями.
Пристально глядя на Майкла, Гектор сурово произнес:
– Я не спрашиваю, чья здесь вина, приятель, насчет этого не беспокойся: вряд ли тебе вдруг пришло в голову похитить ее.
– Разумеется, у меня и в мыслях не было ничего подобного! – поспешил заверить его Майкл. – Боюсь показаться назойливым, но не позволите ли вы мне и моим людям еще раз воспользоваться вашей любезностью и отдохнуть в вашем доме? Гребцам сегодня пришлось много потрудиться…
– Разумеется, – Гектор улыбнулся, – мой дом всегда открыт для вас. – Он тут же посмотрел на Изобел, и взгляд его стал заметно суровее. – Наша красавица, должно быть, задала тебе нелегкую задачу, приятель, проникнув на твой корабль без спроса…
– Вы правы, сэр, – Майкл усмехнулся, – все именно так и было.
– Если мне не изменяет память, ты говорил, что твой враг как-то связан с Римской церковью… Так вот, аббат Айоны из той же породы, и он заклятый враг клана Гиллианов. Если у твоих преследователей в этих краях есть какие-нибудь союзники, то все они наверняка из клана Маккиннонов. А стоит Маккиннонам из Малла узнать, что ты здесь, как они начнут следить за каждым твоим движением. Так что ты правильно сделал, что не сошел на берег и даже не стал проплывать мимо Святого острова – там бы тебя сразу узнали.
– К несчастью, мы с леди Изобел один раз сошли на берег, – признался Майкл, – но пробыли там совсем недолго.
Гектор кивнул, потом посмотрел вверх, на небо, затянутое тучами.
– Впрочем, что же мы стоим под дождем? Пойдемте скорее в дом. Сначала я хочу поговорить с Изобел, а потом и с тобой, Майкл. Что до твоих людей – они могут поужинать в зале вместе с нами.
– Благодарю, сэр! – Майкл вежливо поклонился.
– Не стоит благодарности. С моей стороны обеспечить тебе и твоим людям ужин и теплые постели – минимальная услуга после всех волнений, которые доставила вам наша красавица.
Изобел стояла неподвижно, твердо решив как можно дольше сохранять последние остатки чувства собственного достоинства, даже если бы это грозило ей смертью. Она видела, что на этот раз Гектор зол на нее, как никогда; пальцы его сжимали ее запястье не слабее, чем недавно пальцы Майкла – ее плечи, и, наверное, оставят такие же синяки. Тон Гектора был крайне суров – особенно когда он произносил ее имя.
С тех пор как Изобел переехала к Гектору и Кристине, он довольно часто клал ее к себе на колено и задавал порку, но это прекратилось, когда Изобел вышла из детского возраста. Однако сейчас ей казалось, что Гектор снова готов повторить свою воспитательную процедуру – и эта порка выйдет пострашнее прежних. То, что Майкл был полностью солидарен с Гектором в этом вопросе, делало наказание еще более неизбежным, и Изобел оставалось желать лишь одного – чтобы оно поскорее началось и закончилось.
В итоге Изобел даже не пыталась протестовать и семенила за Гектором, не жалуясь и не пытаясь остановить его. Пронизывающий ветер раздувал плащ за ее спиной, и хотя дождь уже прекратился, это не приносило ей облегчения.
Попросив Хьюго проследить за тем, чтобы гребцы приготовили корабль к ночевке, Майкл последовал за ними, и самым унизительным для Изобел было осознание того, что он наверняка догадывался, что Гектор собирается сделать с ней. Впрочем, это было унизительным и само по себе…
Однако когда они вошли в зал, Изобел с ужасом осознала: то, чего она ожидала, еще не самое страшное.
Кристина, увидев Изобел, побежала ей навстречу:
– Господи, куда ты пропала? Я думала, с тобой что-то случилось. Боже, да ты вся мокрая! Ты что, где-нибудь упала? Я так волновалась за тебя – ведь стражники на стене сказали, что упустили тебя из виду!
Прежде чем Изобел успела что-либо ответить, слово взял Гектор:
– Я обещал тебе, дорогая, что найду ее, так что беспокоиться не стоило. К несчастью, на этот раз ее выходки причинили довольно много неприятностей сэру Майклу и его людям. Теперь я собираюсь объяснить Изобел как можно доходчивей, что весьма ею недоволен.
– Господи, Изобел, – воскликнула леди Юфимия, входя вслед за Кристиной, – зачем ты причинила неприятности сэру Майклу! Он уже несколько часов как отчалил – и вот снова здесь…
Обе женщины пристально смотрели на Изобел, с нетерпением ожидая ее объяснений, в то время как Гектор и Майкл молча стояли по бокам и Гектор по-прежнему сжимал ее запястье.
Отбросив с головы капюшон, Изобел неуверенно произнесла:
– Тетя Юфимия, я была на корабле сэра Майкла. Клянусь, я попала туда совершенно случайно, но…
– Случайно попала на корабль? – Удивлению Юфимии не было предела. – Как можно случайно попасть на корабль? Сдается мне, Изобел, день ото дня ты становишься все сильнее похожа на нашу бедную Мариоту… Я думала, что мне больше не придется терпеть от кого бы то ни было подобные выходки, с тех пор как она…
– Уверяю вас, леди Юфимия, – пообещал Гектор, – я позабочусь о том, чтобы больше нам не пришлось терпеть подобные выходки. С вашего позволения, я прямо сейчас переговорю с Изобел. Вы, Синклер, если желаете, можете следовать за мной, – добавил он.
– Спасибо, сэр, я бы, с вашего позволения, поприсутствовал… – ответил Майкл.
При этих словах Изобел вздрогнула. Поучения молодой девушке, несмотря на то что они являются неотъемлемой частью обязанностей ее отца, опекуна или мужа, как правило, не предназначены для посторонних ушей.
Майкл и сам не мог сказать, что заставило его принять приглашение Гектора – возможно, предчувствие… А по прошлому опыту он знал, что предчувствия его не обманывают. Разумеется, ему было жаль, что он причиняет Изобел душевную боль, но его интуиция оказалась во много раз сильнее жалости. Майкл вообще считал, что события обычно развиваются именно так, как им предначертано развиваться.
«Стоит ли гадать? – подумал он. – Через несколько минут делу все равно предстоит решиться!»
Услышав за собой звук захлопнувшейся двери, Изобел не обернулась, спиной чувствуя, что Майкл находится в комнате. Она невольно поежилась. Все, чего ей сейчас хотелось, – это поскорее убежать в свою спальню и запереться там от всего мира.
Вместо того чтобы обойти вокруг большого дубового стола и сесть за него, как он обычно делал, когда собирался прочитать нотацию, Гектор присел на его край, сложил руки на груди и долго пристально смотрел на Изобел.
– Полагаю, ты уже догадалась, что я недоволен тобой, – спокойно, почти ласково произнес Гектор.
У Изобел защипало в горле, и она начала судорожно соображать, как лучше ответить. Протестовать она не могла, ибо сознавала, что заслужила упреки Гектора; плакать тоже не стоило – она не хотела показывать Майклу свои слезы.
С минуту в комнате царило молчание, затем Гектор вздохнул:
– Признаться, я и сам не знаю, что сказать. Поверь, мне не часто приходится попадать в подобные ситуации… Ты наделала массу ошибок, Изобел. За какую из них ругать тебя больше, вот вопрос. Первая – ты встряла в разбирательства между незнакомыми тебе мужчинами, не подумав о том, что это может угрожать твоей безопасности. Вторая – ты поступила весьма легкомысленно, проведя ночь с сэром Майклом. Впрочем, на это я тебе уже указывал, да, как оказалось, без толку. Даже не знаю, как тебя наказать теперь, чтобы ты наконец поняла… – Гектор сделал паузу, и Изобел поспешила воспользоваться этим:
– Я осознаю, сэр, что поступила нехорошо. Но во-первых, я уже говорила это, а во-вторых, если позволите, я могу объяснить, каким образом…
– Я не собираюсь слушать никаких объяснений! – неожиданно вспылил Гектор.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

загрузка...