ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Она велела мне замолчать и встала рядом с сестрой. Тогда я спрыгнула с пони и побежала к ним, но они не обращали на меня внимания, потому что Мариота хотела втянуть Кристину в то, что делала сама, а та пыталась уговорить ее вернуться домой. Затем Мариота схватила ее и попыталась столкнуть со скалы. Я тоже схватила Кристину и стала оттаскивать ее от Мариоты, но та держала ее крепко и не отпускала. Тогда я толкнула Мариоту, и… – Слезы душили Изобел, не позволяя продолжить.
– И вы с ней свалились с обрыва. – Изобел молчала.
– Ну же, продолжай! – Голос Майкла был странно хриплым.
– Так вот, Кристина пыталась вытащить нас, но могла дотянуться лишь до меня. Как только Мариота поняла это, она… – Изобел снова запнулась.
– Что она?
– О, Майкл, она схватила меня за ногу и пыталась вскарабкаться по мне, а я… Я столкнула ее, и она упала. – Рыдания сотрясли тело Изобел, и Майкл, прижав ее к себе, держал, не отпуская, пока рыдания не перешли в слабые всхлипывания.
– Поплачь, поплачь, родная! Не стесняйся – тебе сейчас нужно выплакаться…
При этих словах слезы Изобел, напротив, внезапно прекратились, а уже через пару минут она могла говорить совершенно спокойно. Все это время Майкл нежно гладил ее волосы, и его прикосновение успокаивало Изобел, пока она совсем не размякла в его руках.
– Теперь тебе лучше? – ласково спросил он.
– Да, – прошептала Изобел. – Сама не понимаю, почему я вдруг потеряла контроль над собой. Кажется, я не плакала так сильно, даже когда она умерла!
– Тебе кажется, что, толкнув ее, ты стала причиной смерти сестры?
Горло Изобел перехватил новый спазм. А разве не она виновна в том, что тогда произошло? Просто до этого момента даже для самой себя она не формулировала это так откровенно, как сделал сейчас Майкл.
– Я никогда никому подробно не рассказывала об этом. – Изобел всхлипнула. – Тогда пришел Гектор и спас меня, потому что у Кристины оставались силы только на то, чтобы держать меня. По правде сказать, когда опасность падения миновала, мы с Гектором беспокоились больше всего о ней. Что до Мариоты… теперь ты все знаешь о ее смерти. Она действительно была сумасшедшей!
– А ты уже в двенадцать лет была такой же храброй, как и сейчас. Если наши дети унаследуют твою храбрость, я буду счастлив!
Сердце Изобел екнуло, и она пристально посмотрела в глаза Майкла, пытаясь понять, действительно ли он так думает, или говорит это из вежливости. А может быть, это гордость не позволяет ему отвергнуть Изобел сразу же после свадьбы?
Майкл также пристально посмотрел на Изобел, затем наклонил голову и поцеловал ее в губы. Сначала это был просто нежный, успокаивающий поцелуй, но с каждым новым мгновением он становился все требовательнее.
В конце концов Изобел отпрянула от него.
– Мариота действительно была сумасшедшей! – повторила она.
– Не думаю. – Майкл пожал плечами. – Скорее, ее просто чересчур много баловали и она привыкла к тому, что все ее желания немедленно исполняются. Но даже если она сумасшедшая, кроме нее, у тебя ведь шесть сестер и целая куча родственников. Среди них есть еще сумасшедшие?
– Из тех, кого знаю, – нет, – призналась Изобел. – Но если это есть в нашей семье, я не хочу, чтобы что-то могло проявиться в одном из твоих потомков.
– Чему быть, того не миновать! – Майкл покачал головой. – К тому же ты еще не встречалась с Генри. Вот кто настоящий сумасшедший!
– Думаю, не такой уж он и сумасшедший – иначе его не выбрали бы в принцы. А вот наши дети…
– Наши дети унаследуют твои ум и смелость. Эти два качества, я думаю, способны перебить любую плохую наследственность!
– Ты правда в этом уверен?
– Правда. А теперь, крошка…
Три резких стука в дверь прервали его слова, заставив обоих вздрогнуть.
– Течение повернулось в нашу пользу, – раздался из-за двери громовой голос Гектора. – Поторапливайтесь, голубки, если рассчитываете быть с нами, когда мы встретим врагов!
– Хорошо, мы поторопимся, – нехотя откликнулся Майкл.
– Подожди, Майкл, – обеспокоенно прошептала Изобел, – мы не можем управиться так скоро! Я понимаю, это моя вина…
Приложив палец к ее губам, Майкл заставил Изобел замолчать.
– Я не собираюсь скреплять свой брак поспешным совокуплением! – заявил он. – Если спешить, тебе будет больно, а я хочу, чтобы моей жене это понравилось!
– Но что тогда мы им скажем? У меня заплаканный вид… они наверняка заподозрят – что-то не так…
– Пожалуй, – согласился Майкл. – Обвинять в этом будут меня. Об одном прошу, Изобел, – не рассказывай им, о чем мы здесь с тобой говорили. Твоя сестра, разумеется, спросит, все ли прошло хорошо; скажи ей, что да, и она не станет задавать лишних вопросов. Ты скоро убедишься, что для замужней женщины существует по крайней мере одно преимущество – никто не пристает к ней с вопросами.
Изобел слабо верилось в это: ее сестры не останавливались ни перед чем, лишь бы вытянуть из нее всю подноготную. Вряд ли они переменятся из одного лишь уважения к ее новому положению. Впрочем, думать об этом сейчас не время. Изобел поднялась с постели и потянулась за одеждой, но вдруг застыла в нерешительности, и Майкл, заметив это, бросил ей рубашку:
– Накинь, а я помогу тебе одеться – дай только сначала штаны натяну… А хочешь, я пошлю за служанкой…
– Спасибо, не надо. – Изобел покраснела от мысли, что Майкл будет помогать ей одеваться. Впрочем, появись здесь служанка, это было бы еще хуже.
Изобел оделась так быстро, как только была способна, и Майкл помог ей застегнуть пуговицы на платье, но, когда она уже готова была открыть дверь, Майкл вдруг остановил ее и, вынув из-за голенища кинжал, провел лезвием по ладони…
– Что ты делаешь?! – воскликнула Изобел, но Майкл лишь улыбнулся:
– Твоя родня наверняка будет искать кровь на простыне. Если они ее обнаружат, никто не задаст тебе никаких вопросов. У тебя найдется, чем перевязать рану?
– Такую маленькую рану – и перевязывать? – Изобел усмехнулась. – Обычно мужчины дают себя перевязать, только если уже совсем истекают кровью… – Взяв у Майкла кинжал, Изобел отхватила полоску от подола красной фланелевой юбки. – Думаю, этого достаточно, под рукавом не будет видно.
Майкл подошел к кровати и вымазал кровью простыню.
– Боже, это одна из лучших простыней его светлости и принцессы Маргариты! – Подумав о том, что станут говорить сестры, решив, что это ее кровь, Изобел по-настоящему перепугалась.
– Я знаю. – Майкл усмехнулся. – Так ты поможешь мне?
Перебинтовав рану на ладони, Изобел расправила рукав так, чтобы перевязка под ним не особо проступала, после чего Майкл окинул еще раз взглядом спальню и, убедившись, что они ничего не забыли, помог Изобел завязать завязки плаща, притянул ее к себе и поцеловал.
– Спасибо за то, что ты рассказала мне о Мариоте, – негромко произнес он. – Чтобы найти в себе силы рассказать такое, требуется настоящее мужество! Надеюсь, ты всегда будешь находить в себе мужество рассказывать то, что мне следует знать.
Изобел с тревогой подумала, поймет ли она когда-нибудь человека, за которого вышла замуж. Но времени, чтобы найти ответ, у нее не было – Гектор снова постучал в дверь.
Открыв дверь, Майкл обнял Изобел за талию.
– Мы готовы, сэр! – небрежно произнес он.
Гектор посмотрел на Изобел, и она почувствовала, как краска приливает к ее щекам, но, к счастью, Гектор не стал задавать никаких вопросов. Повернувшись к служанке, которая стояла за ним с охапкой чистых простыней, он отрывисто произнес:
– Прибери постель, Брона, и поторопись: корабль, на котором поплывут женщины, уже ждет.
Майкл легонько сжал руку Изобел, и та понимающе улыбнулась ему. Изобел давно уже знала, что мужчины любят показывать женщинам, какие они умные.
Следуя за Гектором, они спустились вниз, вышли из замка и направились по склону утеса к гавани, где их поджидали галеры.
– У нас сейчас пятнадцать галер, – сказал Гектор Майклу, когда они достигли пристани, – так что дам с их служанками мы решили разместить в конце флотилии, а за ними пустить еще одну галеру для охраны. Людей у нас много, и вооружены они неплохо – луки, стрелы, дротики и другое оружие. Если, не дай Бог, понадобится, то у нас все под контролем.
– Мудрое решение, – согласился Майкл, – но я осмелюсь внести свое предложение, сэр. Думаю, будет лучше, если вы, адмирал, Хьюго и я поплывем каждый на своем корабле.
– Как же мы тогда сможем переговариваться между собой, если возникнет такая необходимость?
– Вы не знаете привычек Уолдрона, сэр: решив на кого-нибудь напасть, он не успокоится, пока не отрубит ему голову. Стоит ему увидеть всех нас на одной галере, и он все свои силы бросит на нее.
– На такое может решиться разве что самоубийца… – удивился Гектор. – Но с другой стороны, когда человек готов поставить на карту целую флотилию ради того, чтобы одержать победу над одним-единственным кораблем, то скорее всего он ее одержит.
– Если ударить по главному кораблю, вся флотилия вскоре развалится, – согласился Майкл. – Если хочешь победить зверя, постарайся отрубить ему голову, а не хвост и не лапу. Так по крайней мере говорит сам Уолдрон. Вы не должны беспокоиться, сэр, – ни я, ни Хьюго не посмеем ослушаться ваших приказов или приказов лорда-адмирала. Хьюго – опытный солдат, и мы с ним знаем повадки Уолдрона лучше, чем вы, сэр, – но перечить вам мы не собираемся.
– Я не требую безоговорочного подчинения, сэр, – заверил его Гектор. – Действуйте, как считаете нужным. Не сомневаюсь, что ваша интуиция подскажет вам нужное решение.
– Спасибо, сэр!
Изобел перевела взгляд на мужа, недоумевая, сколько же личностей живет в этом таинственном человеке. Майкл, разговаривавший сейчас с Гектором, был совершенно не похож на того Майкла, который следовал за ней в пещере. Казалось, сейчас он соглашался подчиняться Гектору лишь из уважения к нему как к старому, опытному воину.
– А теперь я провожу тебя к женщинам. – Майкл решительно шагнул к Изобел.
– Но я не хочу плыть с женщинами!
Изобел была уверена, что, если Брона и Мег Райт и будут уважать ее новый статус, Кристина и Майри скорее всего отнесутся к ней по-прежнему.
– Это приказ, Изобел! – нахмурился Майкл. – Мы, возможно, сразу же ввяжемся в битву, как только войдем в пролив. В такое время женщинам на флагманской галере не место.
– Неужели Уолдрон способен атаковать корабль, если заметит на нем женщин?
– Ты просто не знаешь этого мерзавца – нет такой низости, на которую он не был бы способен ради достижения своей цели. Я готов поспорить, что тогда, в пещере, он бы не погнушался сделать тебе что-нибудь плохое, если бы был уверен, что таким способом сможет заставить меня проболтаться.
– Но ты ведь сказал ему тогда, что ничего не знаешь… – Майкл кивнул:
– Я и тебе могу повторить то же самое. Возможно, со временем я бы смог убедить в этом всех, но этого времени у меня нет.
Изобел поморщилась. То, что она услышала, не было ни приятным, ни убедительным.
– У нас пятнадцать кораблей, – задумчиво проговорила она, – и на нескольких есть боевые тараны. Вряд ли Уолдрон располагает такими же силами. К тому же, если даже он действительно такой подлец и не остановится ни перед чем, его люди не сплошь такие же.
Майкл не замедлил ответить, и голос его на этот раз прозвучал крайне резко.
– Будь уверена, он позаботился о том, чтобы набрать к себе в команду самых отъявленных головорезов, и его люди хорошо знают, что их ждет за непослушание. Они умрут за Уолдрона, потому что у них просто нет выбора – в противном случае он сам убьет их.
– Господи, – ужаснулась Изобел, – да что же он за человек?!
– Не знаю, – мрачно усмехнулся Майкл. – Я даже не знаю, можно ли его вообще назвать человеком. Бездушный убийца, настоящий ассасин…
– Что такое «ассасин»? Я не знаю такого слова.
– Это иностранное слово, я узнал его от отца, и дай Бог, чтобы оно не прижилось в нашем языке.
– Разве Уолдрон – иностранец? Кажется, он твой родственник…
– Да, но из французской ветви нашего клана, который пришел в Британию из Нормандии вместе с Вильгельмом Завоевателем.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

загрузка...