ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Что ты так смотришь, Майкл? – неожиданно воскликнула графиня. – Поклонился бы нашему почтенному гостю, аббату Маккиннону, и поблагодарил его за то, что он согласился оказать нам честь благословить твой брак! Возможно, он сделает это завтра во время мессы…
– Почту за честь, – улыбнулся аббат. – Лично я одобряю выбор леди Изобел.
На этот раз пальцы Изобел сжали запястье Майкла. В интонации, с которой аббат произнес последнюю фразу, нельзя было не заметить издевки.
Опасаясь, что Уолдрон или аббат скажут еще что-нибудь, чего Изобел точно не выдержит, Майкл решил опередить их:
– Благодарю вас, сэр! Надеюсь, господа, вы извините нас: мы проделали долгий путь и сейчас желали бы отдохнуть с дороги.
Майкл обернулся к Генри и кивнул. Он знал, что Генри, хотя и склонен был порой к эксцентричным выходкам, тем не менее обладал незаурядным умом. Несомненно, он понял безмолвный намек брата.
Радушно улыбнувшись, Генри громко произнес:
– Разумеется, господа, если желаете, извольте отдохнуть: мои люди и люди его преосвященства епископа Оркнейского позаботились о том, чтобы приготовить для вас комнаты во дворце и в здании неподалеку.
Слуги направились к гостям, чтобы проводить их.
– Почту за честь, аббат, – проговорила вдруг Изабелла, – если вы немного задержитесь и поболтаете со мной. Мы здесь так редко принимаем таких гостей, как вы!
– Ну, нельзя все же сказать, мама, – уточнил Генри, – что мы здесь совсем уж лишены духовного пастырства… Его преосвященство епископ Оркнейский часто оказывает нам гостеприимство. К тому же у нас есть свой священник.
– Но это не одно и то же. – Изабелла вздернула подбородок.
– Что ж, с удовольствием проведу в вашем обществе часок-другой, графиня! – Аббат вежливо поклонился. – Вот только, с вашего позволения, присоединюсь к вам немного позднее, поскольку уже обещал встретиться с его преосвященством перед вечерней службой.
Не обращая внимания на мать и аббата, Майкл повернулся и вместе с женой направился к выходу из зала. При этом Изобел всеми силами удерживалась, чтобы не оглянуться на Уолдрона; ей не хотелось, чтобы тот видел, как беспокоит ее его присутствие. И все же ей не терпелось узнать, что Уолдрон будет делать дальше. Судя по его виду, он не сомневался, что в Керкуолле ему рады не меньше, чем Майклу.
Пока молодожены покидали зал, Уолдрон не отрываясь смотрел на Изобел взглядом, который ей приходилось наблюдать при дворе у молодых людей, из-за обилия выпитого виски ставших чрезмерно похотливыми. Но взгляд Уолдрона был еще и каким-то зловещим, словно он не сомневался, что очень скоро утолит свой голод.
В свою очередь, Гектор выглядел разъяренным, Лахлан же, напротив, – чрезмерно спокойным. Майри положила руку на плечо принцессы Маргариты, а леди Юфимия казалась совсем растерянной.
Две служанки принцессы Маргариты, которых она почему-то называла Шип и Роза и которые обычно очень оживленно суетились вокруг своей госпожи, застыли, словно замороженные, когда аббат, пройдя мимо Маргариты, кивнул ей и произнес: «Надеюсь, вы в добром здравии, мэм?»
Маргарита кивнула ему в ответ, и аббат удалился: похоже, во дворце епископа он чувствовал себя как дома.
Изобел кинула осторожный взгляд на то место, где только что стоял Уолдрон, но его там уже не было. С аббатом он тоже явно не выходил… Где же он?
– Куда он делся? – шепотом спросила она Майкла.
– Должно быть, – по тому, куда был устремлен взгляд жены, Майкл без труда понял, о чем идет речь, – они с матушкой удалились в ее покои. Не знаю, какую комнату ей отвели, но, должно быть, это где-нибудь неподалеку. – Майкл обернулся к Гектору. – Вы не боитесь, сэр, – негромко произнес он, – что Уолдрон или аббат что-нибудь здесь натворят? Впрочем, возможно, они все-таки не посмеют, поскольку кузен дорожит расположением моей матери и не станет рисковать.
– Я тоже так думаю. – Гектор покачал головой. – Скорее, своим появлением Уолдрон хотел позлить вашего брата. К тому же, если верить тому, что мы о нем слышали, сэр, Уолдрон мечтает завладеть чем-то, что принадлежит семейству Синклеров. Если бы у него был хотя бы малейший реальный шанс предъявить свои претензии на титул принца, не сомневаюсь, что он бы им давно воспользовался.
Майкл нахмурился:
– Честно говоря, меня больше всего беспокоит, не навредит ли он чем-нибудь Генри.
– Вряд ли, – пожал плечами Лахлан. – Для этого у него слишком мало власти. Есть и еще одно, главное препятствие – тысяча золотых слитков, которые ваш брат должен заплатить норвежскому королю в Мартинмасе. Сомневаюсь, что ваш кузен способен выложить такую сумму; но даже при этом наследником Генри останетесь вы. Таким образом, шансы стать принцем у Уолдрона невелики, если только он не решится убрать сразу троих – Генри, вас и жену Генри, которая, как легко заметить, беременна. Однако подобное преступление вызвало бы сильнейшую антипатию к нему норвежского короля. Если даже Уолдрону когда-нибудь и приходили в голову подобные планы, он должен понять, что это безумие. У Генри много защитников, и если Уолдрон до сих пор не знает, по каким основаниям норвежский король дает Генри этот титул, очень скоро он должен это узнать.
– А вот мне кажется, что Уолдрон не остановится даже перед преступлением, – мрачно сказал Майкл. – Он уверен, что сам Бог на его стороне, и к тому же любая неудача может лишь еще сильнее разозлить его; а когда он зол, то способен на все.
– Вряд ли он выкажет свою озлобленность именно здесь. – Лахлан взял жену и принцессу Маргариту под руки. – Господа, я предлагаю воспользоваться гостеприимством нашего любезного хозяина и немного отдохнуть перед ужином.
Майкл также взял под руку Изобел, и они последовали за двумя слугами наверх. Заметив, что сэр Хьюго сопровождает Аделу, Изобел покосилась на мужа, ожидая его реакции, но Майкл, казалось, не придал этому ни малейшего значения. Тем не менее Изобел заметила, что сестра приняла галантность Хьюго с очаровательной улыбкой.
Проводив Аделу в ее комнату, общую с леди Юфимией, Хьюго прошел вместе с Майклом и Изобел в их апартаменты. Изобел ожидала, что он тут же уйдет, но Хьюго, к ее удивлению, не стал этого делать – видимо, мужчины каким-то образом договорились об этом предварительно.
Комната, которую отвели Майклу и Изобел, была обставлена лишь самой необходимой мебелью, и Хьюго, плотно закрыв дверь, быстро прошел мимо кровати к узкому окну, а затем обернулся к Майклу:
– Надеюсь, здесь нас никто не сможет подслушать?
– Я тоже надеюсь, но бдительность все равно терять нельзя, пока рядом крутится эта парочка негодяев.
– Ничего не поделаешь, – Хьюго вздохнул, – до конца церемонии нам придется их терпеть. Церемония, если не ошибаюсь, послезавтра?
– Да, в воскресенье.
– Ладно, будем держать ухо востро. – Хьюго повернулся к окну.
– А ты, крошка, – Майкл перевел взгляд на Изобел, – должна быть все это время начеку и ни в коем случае не оставаться с Уолдроном наедине. Держись все время рядом со мной, Хьюго, Гектором или с кем-нибудь еще из наших. Слуг Генри ты узнаешь по серому плащу с черным крестом – гербом Синклеров.
Дождавшись, когда Хьюго удалится, Изобел резко повернулась к Майклу:
– Ты что, за дурочку меня держишь?
Мысли Майкла в этот момент были заняты чем-то другим, и вопрос жены застал его врасплох.
– Господь с тобой, Изобел! – пробормотал он наконец. – С чего ты так решила?
– Почему ты вдруг начал давать мне советы, когда я и без того понимаю, что Уолдрона следует опасаться? Или ты пытался разыграть перед Хьюго заботливого мужа?
– Я пытался дать тебе понять, что, если ты попросишь его о покровительстве, он тебе не откажет. А сейчас, когда мы с тобой пришли к соглашению по этому вопросу, я предлагаю заняться одним приятным делом, пока не подошел час ужина.
– Майкл, нам еще нужно отдохнуть, умыться и переодеться…
– Успеем. – Майкл начал развязывать ее корсет, но Изобел отступила от него на шаг.
– Я не хочу.
Рука Майкла повисла в воздухе.
– Что? – удивленно произнес он.
– Что слышал.
– В чем дело, Изобел? Ты правда не хочешь? Но ведь я твой муж, в конце концов!
– Если мне не изменяет память, ты как-то сказал, что никогда не овладеешь мной против моей воли…
– Сказал, верно. Я знаю, что в первый раз ты испытала боль, а потом у нас просто не было возможности для второго раза. Понимаю, после первого раза у тебя остались кое-какие сомнения, но…
Изобел поморщилась:
– Дело не в боли и не в сомнениях – дело в доверии.
– В доверии? – удивился Майкл.
– Да, в твоем доверии ко мне. Сколько раз ты просил доверять тебе, начиная с первого дня нашей встречи, когда мы пытались выбраться из пещеры, где было темно, хоть глаз выколи. Ты также попросил верить тебе, когда не сказал, чего же, собственно, хочет от тебя Уолдрон…
– Но я действительно не мог рассказать тебе больше!
– Возможно. Но, понимаешь, всю мою сознательную жизнь меня призывали думать своим умом, а когда мне случалось высказывать собственное мнение, меня же и ругали. Кстати, это было главной причиной, почему у меня не было желания выходить замуж, – я не хотела, чтобы кто-то постоянно командовал мной. Ты обещал этого не делать, но… Почему ты все время просишь меня доверять тебе, а сам мне не доверяешь? Для того чтобы я верила тебе, нужно, чтобы и ты верил мне, – иначе у нас ничего не получится!
Майкл глубоко вздохнул.
– Поверь, Изобел, иногда мне кажется, что я знал тебя всю жизнь… На самом деле это не так, и нам предстоит еще многое узнать друг о друге… Бог свидетель, я доверяю тебе, и ты это знаешь. Я доверял тебе в пещере, когда ты освобождалась от пут и когда ты предложила связать мерзавца Фина Уайли, который пришел за нами. Я доверял Маттиасу и Йену Маккейгам, хотя единственным основанием для этого была твоя вера в то, что они надежные люди. Я доверился твоему решению, и мы переплыли Кайл и направились на остров Малл искать укрытия у Гектора Риганаха, хотя я его почти не знал. К тому же у него такая репутация, что его многие боятся. Я доверял Доналду Мор-Гауэру только потому, что он, по твоим словам, надежный человек… Черт побери, я даже доверял твоим знаниям о кораблях и о море – впрочем, надо сказать, что они у тебя действительно неплохие…
– Все это так, – перебила Изобел, – но ты не хотел верить мне, когда я пыталась тебе объяснить, как попала на твой корабль. Сейчас ты тоже не доверяешь мне, если велишь спросить у Хьюго, нужна ли мне охрана…
Майкл молчал, он едва сдерживал себя. Ему хотелось взять Изобел за плечи и потрясти как следует, но еще больше хотелось бросить этот чертов спор и заняться с ней любовью. Об этом он начал думать еще до того, как их корабль причалил в порту, и думал даже в большом зале, когда стоял перед Уолдроном и аббатом. А когда Майкл наконец очутился с ней в спальне, он едва мог сдерживать себя, чтобы не вытолкать ни в чем не повинного Хьюго за дверь.
И тем не менее, несмотря на все это, Майкл чувствовал, что вопрос очень важен для Изобел, и, если не решить его прямо сейчас, день будет полностью загублен.
Еще раз глубоко вздохнув, Майкл мысленно призвал на помощь все самообладание, которому научился в годы юношеских тренировок. Вытянув руки по швам, словно боясь дать им волю, он осторожно произнес:
– Изобел, Бог свидетель, я доверяю тебе, а некоторые обвинения из тех, что ты мне предъявила, абсолютно несправедливы. Признаю, я не поверил твоему объяснению насчет проникновения на мою галеру, что, разумеется, было для тебя обидно, но я ведь объяснил тебе, почему это произошло. – Майкл сделал паузу, чтобы дать Изобел высказаться, но она молчала, и он продолжил: – К тому же, если мне не изменяет память, мы с тобой договорились, что в опасные моменты ты будешь слушаться меня, а сейчас как раз настал именно такой момент. Не знаю, какой черт принес сюда Уолдрона и аббата, но, раз уж они здесь, расслабляться нам нельзя ни на минуту. Хьюго оказался в нашей спальне, ожидая, что я дам ему какие-нибудь приказания, а я решил сообщить тебе, что ты всегда можешь рассчитывать на его помощь. Честно говоря, я и сейчас не вижу в этом ничего плохого…
По щеке Изобел скатилась слеза, и Майкл смахнул ее большим пальцем.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

загрузка...