ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Мой отец сейчас здесь, в Дуарте. – Лахлан поднялся из-за стола. – Он глава клана Гиллианов. Признаюсь, Майкл, я сегодня уже говорил с ним о вашем деле, и, возможно, он сможет вам помочь. Не волнуйтесь – ему вы можете доверять так же, как нам. А сейчас, с вашего позволения, я позову его.
Майкл молчи перевел взгляд с озабоченного лица Гектора на не менее серьезного Лахлана. События начали развиваться не по его сценарию, и хотя ему это не очень нравилось, он был не прочь узнать наконец, что же это за семейный секрет, о котором никто ничего не знает.
– Я буду рад послушать сэра Йена, – спокойно произнес он.
Выйдя за дверь, Лахлан приказал слуге пригласить Йена Даба, и Майкл, улучив момент, положил под столом руку на бедро Изобел. Та невольно вздрогнула, но на лице ее не отразилось ни малейшего волнения.
Почему она не стала его отталкивать? Уж не флиртовала ли она подобным образом с другими мужчинами? Майклу вдруг вспомнилось, как игриво смотрела Изобел на Хьюго во время их первой встречи, но он постарался подавить в себе глупую ревность. В конце концов, флирт с Хьюго был невинным и несерьезным, и вряд ли Изобел из тех, кто находит удовольствие в соблазнении мужчин. Девушки, которые, как Изобел, больше всего ценят собственную свободу, как правило, не любят этого.
Рука Изобел коснулась руки Майкла, и в тот же момент в комнату вошел Йен Даб.
Приветствуя престарелого джентльмена, все привстали. Быстрая походка и гордая стать Йена совершенно не вязались с его сморщенным лицом и белыми волосами. Он был худощав и ни ростом, ни шириной плеч не мог сравниться со своими сыновьями, но по всему чувствовалось, что, несмотря на годы, он еще может дать иному молодому сто очков вперед.
– Папа, – уважительно произнес Лахлан, – разреши представить тебе сэра Майкла Синклера – того самого джентльмена, о котором, если помнишь, я говорил тебе сегодня утром.
– Помню-помню! – Старик покачал головой, потом крепко пожал руку Майкла и улыбнулся. – Отличная пара для нашей девочки! Вы ведь владелец замка Рослин, если я не ошибаюсь, и внук сэра Уильяма Синклера, который вместе с сэром Джеймсом Дугласом и Робертом Логаном принимал участие в неудачной попытке перевезти сердце Роберта Брюса в Иерусалим?
– Да, я имею честь быть его внуком, сэр.
– А по-моему, перевезти сердце Брюса в Иерусалим пытался отец сэра Генри, – не удержавшись, заметила Изобел. – И еще он вместе с Брюсом принимал участие в битве при Баннокберне…
– Нет, Изобел. – Майкл снисходительно улыбнулся. – Генри родился через пятнадцать лет после смерти Брюса и моего деда. Мой отец умер, когда Генри было тринадцать.
– Многие делают подобную ошибку, – кивнул Йен. – Когда кто-то знаменит, ему часто приписывают подвиги, которых он не совершал. Так уж устроен человек – он падок на славу. Впрочем, ошибка эта вызвана еще и тем, что отца сэра Майкла, как и деда, звали Уильям.
– Мой отец тоже был неплохим воином! – не без гордости произнес Майкл.
– Да, как и его отец и дед, – согласился Йен Даб. Казалось, он хотел еще что-то добавить, но произнес это не раньше, чем посмотрел на Лахлана, затем на Гектора и, наконец, на Майкла.
– Может быть, вы хотите обсудить кое-что со мной наедине?
Майкл колебался. Он кинул взгляд на Гектора – если он согласится, не сочтут ли это невежливым?
– В конце концов, это ведь секрет Майкла, не так ли? – неожиданно проговорила Изобел. – Может быть, сэр Йен действительно поможет что-то прояснить? Я считаю, Майкл имеет право узнать это первым, до того как узнаем все мы.
Судя по выражению лица Гектора, ему это предложение не слишком понравилось, но тут Йен произнес тоном, не терпящим возражений:
– Я желаю поговорить с сэром Майклом наедине.
– Согласен, но мне хотелось бы, чтобы Изобел тоже присутствовала при разговоре, – настойчиво произнес Майкл.
Йен недовольно фыркнул.
– Воля ваша, сэр, – наконец сказал он. – В конце концов, Изобел ваша будущая жена, но я бы на вашем месте поостерегся – такие секреты не для женского уха. Дело даже не в том, что она может случайно проболтаться; если ваши враги узнают, что вашей жене известны ваши секреты, это может быть для нее опасно.
– Позволю себе не согласиться с вами, сэр. Я склонен считать, что для моей жены будет безопаснее, если она все узнает. К тому же я уже поклялся Изобел, что у меня впредь не будет от нее секретов.
– Хорошо, – изрек Йен после минутной паузы, – пусть так и будет. А вы оба свободны, – обратился он к сыновьям.
Не говоря ни слова, Лахлан и Гектор поднялись и вышли. Изобел задумчиво посмотрела им вслед.
– Ты удивлена, что они ушли? – поинтересовался Йен.
– Да, сэр. Я не думала, что они уйдут, а мне позволят остаться.
– Напрасно. Я по-прежнему глава клана Гиллианов, хотя и передал несколько лет назад кое-какие из моих полномочий Лахлану. И запомни – я позволил тебе остаться только потому, что так хочет Майкл.
– Сэр, – напрямую заговорил Майкл, – вы правда знаете, что ищут мои враги?
Йен вдруг закашлялся и потом долго не мог отдышаться.
– Прежде чем ответить на этот вопрос, сэр, – произнес он наконец, – я хотел бы, чтобы Изобел знала: отец сэра Майкла, а также его дед были не простыми воинами. Они были рыцарями-тамплиерами, следовательно, очень хорошими воинами. Полагаю, сэр, – обратился он к Майклу, – вы и сэр Генри тоже тамплиеры?
Фраза Йена прозвучала для Майкла как удар грома.
– Ордена тамплиеров больше не существует, – холодно ответил он. – Этот орден был распущен еще задолго до моего рождения, и к тому же я не воин, а мирный человек.
Тут Йен заговорщически подмигнул:
– Со мной ты можешь не лукавить, сынок, если только ты не скрываешь что-то ради безопасности своей будущей жены. Но не ты ли сказал, что не собираешься держать от нее никаких секретов?
Майкл инстинктивно кинул взгляд на Изобел.
– Разумеется, я не собираюсь от нее ничего скрывать, – недовольно произнес он, – и все же я не имею чести быть тамплиером! Мой дед точно был им, о чем гласит надпись на его могиле в Рослине, мой отец – тоже, благодаря чему он, как вы совершенно верно сказали, являлся отличным солдатом. К сожалению, я не успел перенять его выучки – отец умер, когда мне исполнилось пять лет.
Йен подозрительно покосился на него, но Майкл уже успел достаточно прийти в себя и не отвел взгляда. В конце концов, он не произнес ни одного слова неправды и не нарушил клятву, данную Изобел.
Изобел внимательно наблюдала за обоими. Судя по всему, старик явно не верил Майклу, хотя тот был вполне искренен. О рыцарях-тамплиерах она уже кое-что слышала – леди Юфимия или сам Йен Даб иногда упоминали их, рассказывая о преданиях былых времен, но сведения эти были очень скудными.
Йен Даб пересел за противоположный конец стола и смерил Майкла пристальным взглядом.
– Возможно, я ошибаюсь, сэр, – не спеша произнес он, – но мне все-таки кажется, что ваше таинственное сокровище связано именно с историей ордена тамплиеров.
– Да ведь этот орден не существует вот уже семьдесят лет! – недовольно воскликнул Майкл. – Когда-то папа римский обвинил тамплиеров в ереси, орден распустил, а его членов приказал арестовать…
– Эти аресты происходили в первую очередь во Франции, по приказу короля Филиппа Красивого, – кивнул Йен. – К тому времени Филипп уже успел добиться смещения двух неугодных ему пап, а третий стал его марионеткой… Но уничтожить орден тамплиеров Филиппу так и не удалось, хотя он очень этого хотел. Настоящая причина заключалась в том, что Филипп задолжал ордену большую сумму денег и не хотел их отдавать. В результате с его подачи папа объявил тамплиеров еретиками…
– Послушайте, сэр… – запротестовал Майкл, но Йен перебил его:
– В Шотландии тамплиеров никогда не преследовали просто потому, что папские буллы, запрещающие орден, здесь так и не были обнародованы. Да и будь они обнародованы, это бы ничего не поменяло. Согласитесь сами: власть папы здесь, на Островах, невелика, и она еще больше сократилась после того, как за год до этих булл его святейшество отлучил Роберта Брюса от церкви.
– Может быть, власть и невелика, – согласился Майкл, – но сейчас нам с Изобел не до долгих экскурсов в историю. Мы должны успеть обвенчаться прежде, чем поплывем на север, а мои враги уже поджидают меня в засаде. Возможно, вы знаете, что они ищут?
– Сокровища, разумеется! – невозмутимо ответил Йен.
– Это и так ясно! – не выдержала Изобел. – Вопрос в том, какие сокровища.
– Помимо того, – неторопливо ответил Йен, – что тамплиеры считались едва ли не лучшими за всю историю человечества воинами, в их руках была самая крупная банковская сеть в мире. Тамплиер мог положить деньги на счет в Англии или Шотландии и без проблем снять их со счета где-нибудь в Палестине – так что ему не приходилось, отправляясь в дальний путь, тащить с собой наличность. Тамплиеры могли позволить себе такое удобство, потому что их общины контролировали не только собственные богатства, но и большую часть всех богатств мира.
– Но ведь они были еретиками… – Изобел вдруг осеклась и покосилась на Майкла. С подобными заявлениями надо быть поосторожнее, подумала она, ведь его отец и дед тоже принадлежали к ордену.
– Настоящей причиной преследования являлся отнюдь не этот мотив, – назидательно заметил Йен. – Причина, о которой идет речь, – большие кредиты, которые тамплиеры одалживали сильным мира сего, к примеру, Филиппу Французскому, который потом не захотел отдавать долг. На тот момент, когда орден был распущен, Филипп так манипулировал папой Климентом, словно тот был не человеком, а куклой. Филипп также распорядился об аресте всех членов ордена во Франции и приказал своим людям захватить парижскую казну тамплиеров. Но казна вдруг куда-то исчезла вместе с большинством членов ордена. Огромный флот тамплиеров, базировавшийся в Ла-Рошели, тоже исчез.
– И куда же они все исчезли? – Йен улыбнулся:
– Никому об этом не известно.
– Никому? – Изобел вскинула голову. – Но вы-то, разумеется, это знаете, сэр!
– Увы, – старик развел руками, – я тоже не знаю. Хотя… Когда я был ребенком, мой отец служил комендантом замка Тарберт. Однажды в туманную ночь, вместо того чтобы лечь спать, я убежал к озеру и увидел там несколько весьма странных кораблей: они скользили по волнам бесшумно, словно привидения, вслед за буксирами. Мой отец знал об их прибытии, но я решил выяснить о них побольше. Однако на следующее утро, когда взошло солнце, корабли пропали, словно их и не было. Я спросил у отца, что это за корабли, но он сказал, что ни о каких кораблях слыхом не слыхивал, да еще и наказал меня за то, что я самовольно удрал из дома…
– И куда же они исчезли?
– Разрази меня гром, если я знаю! Тебе, полагаю, известно, что я много лет изучал документы, относящиеся ко временам Роберта Брюса…
– Да. – Изобел кивнула.
– Я покажу вам кое-какие из этих документов, сэр. – Йен повернулся к Майклу: – О парижской казне тамплиеров в них говорится весьма туманно, но все же можно понять, что ваш дед был назначен Энгусом Огом, отцом его светлости, ответственным за переправку казны в Шотландию. К тому времени Энгус Ог уже имел власть над многими островными кланами, особенно на юге острова Скай. Стоило в этих водах хоть чему-то произойти, как об этом весьма скоро становилось известно Энгусу – точно так же, как сегодня Лахлан собирает сведения для его светлости благодаря сети агентов. Наверняка Энгус Ог знал о появлении в этих водах таинственных кораблей: для того, чтобы попасть в озеро Лох-Тарберт, они могли пройти не иначе, как по проливу Айла, как раз мимо Финлаггана, главной резиденции Энгуса. Если бы он был против, он не пустил бы их в Лох-Тарберт.
– Но подобное происшествие наверняка осталось бы в народной памяти – в легендах, песнях бардов… Однако легенды о нем молчат. Стало быть, Энгус Ог тогда принял эти корабли без огласки, – заключил Майкл.
– Известно лишь, – продолжал Йен, – что Роберт Брюс часто обращался за помощью в военных делах к шотландским тамплиерам, в том числе и к членам вашей фамилии. За все это время ни один тамплиер-шотландец так и не был казнен.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

загрузка...