ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Причина как раз в том, что Брюс был отлучен от Римской церкви, а значит, не обязан исполнять ее приказы.
Изобел недоверчиво покачала головой. Что же за казна была у ордена?
– Тамплиеры, как вы сказали, обладали большей частью всех богатств мира, – задумчиво произнесла она. – Какой же флот нужен, чтобы все это увезти?
– Флот у тамплиеров тоже был немаленький. – Йен усмехнулся. – Если верить документам, в Ла-Рошели находилось восемнадцать кораблей, остальные плавали по свету, выполняя различные задания ордена. В порт приписки, разумеется, они так и не вернулись.
– Тогда куда же они исчезли? – удивилась Изобел.
– Корабли тамплиеров обеспечивали перевозки товаров, которые мы экспортируем в разные страны. В первую очередь это нефть, которая вот уже много веков используется по всей Европе как масло для церковных церемоний. В настоящее время, – Йен пристально посмотрел на Майкла, – эти перевозки обеспечивают корабли, принадлежащие семейству Синклеров.
– И все же с какой стати тамплиеры решили спрятать сокровища на Островах? – Изобел повернулась к Майклу: – Разве твой дед жил на Островах?
– Нет, он жил в замке Рослин, в Лотиане, в десяти милях к югу от Эдинбурга.
– В то время англичане контролировали часть Шотландии – от Эдинбурга на юг, – спокойно заметил Йен. – Это потом Брюс прогнал их… Вот почему в тот момент безопаснее было спрятать сокровища на Островах, чтобы потом перевезти их в глубь страны.
Майкл вздохнул.
– Насколько я понял, сэр, – обратился он к Йену, – в дошедших до вас документах вы так и не нашли ничего о том, где спрятаны сокровища?
– Увы, нет. Ну а вы, сэр? Во всяком знатном семействе хранятся многочисленные документы – грамоты о предоставленных титулах, земельные купчие и прочее… Неужели вас это никогда не интересовало?
– Разумеется, вы правы. – Майкл кивнул. – Мы с Генри досконально изучили все, что есть в Рослине. Признаться, ничего особенного мы не нашли: купчая на замок, грамота о пожаловании баронского титула, брачный договор моей матери, несколько постановлений баронского совета… Генри, помимо прочего, еще и барон Рослина, – пояснил он специально для Изобел, – мой же титул – владелец замка Рослин. По сути дела, это просто красивые слова, да и к тому же титул за мной не останется. Когда у Генри родится мальчик, титул перейдет к нему.
Йен улыбнулся:
– Когда ваш брат официально станет графом Оркни, вы получите новый титул. Если я правильно понял, это часть договора, который Генри заключил с королем Шотландии.
Майкл кивнул.
– Что еще за договор? – заинтересовалась Изобел. Поскольку Майкл молчал, вместо него ответил Йен Даб:
– Сэр Генри приобретет множество привилегий, которые, по сути, сделают его принцем. У него будет право чеканить собственную монету и вершить суд в своем округе. Что до сэра Майкла, то он, как потенциальный наследник, будет носить титул «лорд Майкл Синклер из Рослина».
– Для меня это не имеет значения, сэр, – сказал Майкл. – Пока у Генри нет сыновей, главный его наследник действительно я, но рано или поздно сын родится… К счастью, у меня нет особого желания становиться графом Оркни…
– Ты прав, парень, – Йен прищурился, – эти титулы очень почетны, но они накладывают много ответственности, так что с ними не захочешь никакого почета… К тому же, поскольку на этот титул была куча претендентов, норвежский король обещал его лишь тому, кто согласится на беспрекословное подчинение ему, да в придачу еще и затребовал за этот титул такую сумму, которая не каждому богачу по карману.
– Вот пусть у Генри и болит голова, – усмехнулся Майкл, – а мне своих забот хватает. На данный момент моя главная забота – пресловутые сокровища. Вы можете рассказать мне еще что-нибудь о нем, сэр?
Словно размышляя о чем-то, Йен Даб пожевал губами и наконец произнес:
– Наверняка есть люди, которые знают об этой истории больше меня, но молчат. Молчать их вынуждает память о могучем влиянии Энгуса Ога и Брюса, которая еще жива, а также клятва верности его светлости. Если хотите, сэр, мы можем пройти в мою комнату, и я покажу вам документы. С некоторых из них я сделал хорошие копии, которые готов подарить вам. И все же мне кажется, сэр, если вы всерьез намерены искать ответ – ищите его в Рослине. Вряд ли вы найдете что-нибудь в Кэтнессе – это имение стало собственностью вашей фамилии как приданое вашей матери и, стало быть, во времена вашего деда не имело отношения к семье.
Майкл повернулся к Изобел:
– Ты тоже хочешь посмотреть эти документы?
Изобел отрицательно замотала головой: на нее и так свалилось чересчур много информации. Из того, что сказал Йен о знатности Майкла, она заключила, что ее прежнее представление было не совсем верным. Сам по себе факт, что Майкл – брат человека, которому предстоит стать норвежским принцем, был ей по большому счету безразличен. Даже разговоры о баснословных богатствах Генри не волновали Изобел – если брат Майкла богат, то это еще не значит, что богат он сам… Да она выходит замуж за Майкла не ради денег. Впрочем, если Майкл, а вслед за ним и его дети могут унаследовать титул принца – это все-таки не игрушки…
Изобел знала, что не должна скрывать от Майкла свои опасения, и чем раньше она о них скажет, тем лучше; Майкл по-прежнему оживленно обсуждал с Йеном Дабом содержание документов, и ей не хотелось их прерывать.
Изобел поднялась из-за стола.
– С вашего позволения, я хотела бы удалиться. Желаю вам спокойной ночи. Завтра, судя по всему, нам предстоит долгий и трудный день…
Мужчины тоже встали.
– Я провожу тебя до спальни, – сказал Майкл. – А с вами, сэр Йен, мы, надеюсь, продолжим разговор позже, в вашем кабинете.
– Не беспокойся, Майкл, – Изобел улыбнулась, – я знаю, где моя спальня. Когда мы останавливаемся в Дуарте, я обычно сплю в одной спальне с тетей Юфимией.
– Все равно я провожу тебя. – Майкл повернулся к Йену: – Потом, как только я вернусь, мы продолжим.
– Хорошо, – Йен кивнул, – я подожду. – Он подмигнул Изобел. – А ты спи спокойно. Если Лахлан обещал позаботиться о твоей свадьбе, значит, она состоится завтра же, вскоре после того, как ты встанешь.
– Не сомневаюсь, сэр. – Изобел сделала реверанс, после чего Майкл бережно взял ее под руку. Изобел вдруг задумалась о том, когда именно Майкл из человека, который во всем уступал ей, превратился в настоящего мужчину.
Когда они дошли до второго этажа, лестница стала уже, и идти пришлось друг за другом. Изобел пошла вперед. Добравшись до спальни, которую она делила с леди Юфимией, девушка взялась за ручку двери, но Майкл вдруг остановил ее.
– Подожди, – тихо произнес он. – Может, ты скажешь мне, чем так огорчена?
– Я думаю, – прошептала Изобел, – нам не стоит здесь разговаривать. Во-первых, нас может услышать леди Юфимия, во-вторых, тебя ждет Йен Даб.
– Йен Даб терпелив, а что до леди Юфимии, то она смотрит уже десятый сон – я даже отсюда слышу, как она храпит. Так что же тебя настолько расстроило?
– Ерунда, ничего особенного… – Изобел не знала, как объяснить Майклу свои сомнения так, чтобы он ее правильно понял, и в то же время не выдать секреты своей семьи.
Внезапно она почувствовала, как краска приливает к ее лицу.
– Придумай ответ поубедительней, красавица! – Майкл усмехнулся. – Я же чувствую – что-то явно не так! Не хочешь говорить правду – сочини по крайней мере такую ложь, в которую бы я поверил.
Никогда еще Изобел не чувствовала себя так неловко под взглядом Майкла; и все же сказать всю правду она – Бог свидетель – не могла.
Взгляд Майкла продолжал удерживать ее взгляд, словно в неком невидимом замке, и душа Изобел разрывалась от чувства стыда. Наконец она хрипло проговорила:
– Просто… просто все получилось как-то уж очень быстро! Я сама не ожидала, что наша свадьба состоится так скоро. Дело даже не в предстоящем путешествии. Если Гектор или Лахлан поступят по-своему, то мы поплывем с целой флотилией, окруженные толпой родственников, гребцов и всякого рода охранников. Вот только я боюсь, что ты не хочешь жениться на мне. Не обманывай себя – ты знаешь, что не хочешь! Ты так же считаешь, что тебя вынудили вступить в этот брак, как и я…
Неожиданно Майкл сгреб ее за плечи, и Изобел невольно поморщилась – ее синяки еще не совсем зажили. Почувствовав это, он ослабил хватку, но рук не разжал.
– Этот ответ не лучше первого, – спокойно произнес он. – Мы обвенчаемся, как только здесь появится священник. Лично я не собираюсь ни отменять венчание, ни позволять тебе его отменить, если только ты не назовешь мне серьезную причину, почему я должен это сделать. То, что ты сказала, я не считаю серьезной причиной, так что поторопись, иначе Генри может оказаться в беде.
– Генри в беде? Каким же образом? Уж наверняка у него достаточно охраны…
– Уолдрона никакая охрана не остановит.
– Уолдрон сейчас сидит в засаде на другом конце пролива! Пока он там, он нам не опасен – тем более если Лахлану все известно.
– На самом деле нам известно только то, что там в засаде его галеры, а вот где он сам, неизвестно. К тому же Уолдрона всегда хорошо принимают в Кэтнессе, как, впрочем, и в Рослине.
– С какой стати? – Изобел была не на шутку удивлена.
– Он все-таки мой родственник, хотя и незаконнорожденный. – Майкл перешел на шепот. – К тому же он любимчик моей матери и всегда умел к ней подольститься. Признаться, прежде я не думал, что Уолдрон может чем-то угрожать Генри. Про сокровища нашей семьи я сам почти ничего не знал и только сегодня кое-что услышал от Йена. Кроме того, когда Уолдрон напал на меня, он не упоминал о церемонии Генри и лишь требовал от меня сказать, где «они», – а я не имел даже малейшего понятия про это самое «они»… И вот выясняется, что речь идет об огромных сокровищах… Чем больше размеры сокровища, тем больше это усложняет дело. К тому же Йен сказал, что, кроме Генри, есть и другие претенденты на этот титул…
– И Уолдрон – один из них?
– Согласно букве закона он не может претендовать на титул, потому что принадлежит к французской ветви нашей семьи и к тому же незаконнорожденный. Однако наша мать – кузина норвежского короля, а первая жена Уолдрона…
– Так сейчас у него вторая?
– Да. Так вот, первая его жена была дочерью этого самого короля. Они поженились еще очень юными, но вскоре после свадьбы она умерла. Теперешнюю жену Уолдрону также подыскал норвежский король…
– Но все это не будет иметь никакого значения, как только сэр Генри примет титул…
– Я тоже считаю, что пытаться помешать получению моим братом этого титула бесполезно – дело уже давно решено. И все же Уолдрон, похоже, всерьез верит, что воля Бога состоит в том, чтобы он всегда получал все, что ему заблагорассудится. Если ему втемяшится в башку стать графом Оркни, он постарается добиться этого любыми средствами – либо шантажом, либо силой.
Голова Изобел кружилась, и она решила вернуть разговор к тому, с чего он начался.
– Даже если и так, я думаю, твой брат сможет себя защитить, а мы…
– А мы, – перебил ее Майкл, – поговорим утром. Тебе надо как следует выспаться, а я не хочу упускать шанс узнать от Йена побольше о тайнах моей семьи.
Девушка хотела что-то возразить, но рука Майкла проворно легла на ручку двери, и не успела Изобел опомниться, как оказалась в спальне, после чего Майкл снаружи закрыл за ней дверь.
Изобел скинула платье и тихо легла под одеяло рядом с тетей Юфимией, но сон почему-то не шел к ней. Что ж, решила она, завтра ей удастся найти в себе мужество и высказать Майклу все свои сомнения, пока еще не поздно, потому что она не могла допустить, чтобы их с Майклом потомки унаследовали родовое проклятие семейства Маклаудов.
Глава 11
С помощью слуги, указавшего ему путь, Майкл легко нашел комнату Йена Даба. Когда он вошел, старик был занят чтением какого-то пергамента, тяжелого от множества красных восковых печатей; его стол освещало большое количество свечей, а вокруг лежали такие же пергаменты, аккуратно свернутые в трубочки.
– Заходите, Майкл! – приветствовал его старик. – Надеюсь, с вашей невестой все в порядке?
– Да, сэр, спасибо.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

загрузка...