ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Изобел изо всех сил метнула свечу, но Уолдрон оказался быстрее, и свеча, отлетев в сторону, ударилась о стену и погасла. В тот же миг негодяй сжал запястье Изобел с такой силой, что она чуть не закричала, потом рывком подтянул ее к себе и ударил по лицу.
У Изобел звенело в ушах, однако она все же как-то ухитрилась, сжав кулак, ударить Уолдрона по носу, и это принесло ей некоторое удовлетворение. Уолдрон замычал от боли и, вскинув руку, собрался снова ударить свою жертву, но тут едва слышный звук отвлек его. Оттолкнув пленницу в сторону, он выхватил меч…
Жестко приземлившись на бедро, Изобел посмотрела наверх и увидела в дверном проеме Майкла, крепко сжимавшего рукоять меча. Не отрывая взгляда друг от друга, соперники начали медленно кружить по комнате, и каждый ждал, пока другой первым нанесет удар.
Изобел открыла рот, собираясь напомнить забиякам, что они находятся в доме Божьем, но, поняв, что тем самым может отвлечь Майкла и дать Уолдрону преимущество, тут же покрепче сжала губы.
Увидев, что Уолдрон оттолкнул от себя Изобел, Майкл стал внимательно наблюдать за ним, пытаясь понять, чего именно кузену хочется больше: узнать, где хранятся сокровища, или добиться его смерти. Впрочем, начавшееся вскоре состязание затмило для него все на свете.
Уолдрон сделал ложный выпад, но Майкл, ожидая этого, остался неподвижен, и лишь когда соперник начал отводить меч, ударил изо всех сил. Тем не менее он не хотел убивать Уолдрона на глазах у Изобел и поэтому надеялся, что Хьюго услышит шум боя и придет ему на помощь.
Именно в этот момент Изобел заметила, что в глубине комнаты открылась маленькая дверца.
– Майкл, берегись! – крикнула она, и тут же в комнату вошли двое мужчин с мечами наголо. Тем не менее Майкл, казалось, не замечал их и по-прежнему не сводил глаз с противника.
– Я сам разберусь с ним! – обернувшись на миг, рявкнул Уолдрон. – Хватайте девушку!
Поняв, что медлить больше нельзя, Изобел бросилась к двери, где неожиданно для себя наткнулась на Хьюго. Тот безжалостно выпихнул ее за порог и затем не колеблясь встал с обнаженным мечом на пути у слуг Уолдрона.
Оглянувшись, Изобел заметила, что неподалеку от двери Гектор склонился над распростертым на полу аббатом, а сэр Генри, стоя рядом, заинтересованно наблюдает за ним.
Увидев Изобел, Гектор не спеша поднялся, чем не на шутку разозлил ее.
– Поторопитесь, сэр, – отчаянно закричала она, – там трое напали на Майкла и Хьюго!
Однако вместо того, чтобы броситься на помощь, сэр Генри лишь улыбнулся:
– Вот и отлично, пусть чуток разомнутся. – Одобрительно взглянув на него, Гектор склонил голову набок:
– Если я не ошибаюсь, драка поутихла, да и Фингон начинает приходить в себя. Если вы присмотрите за этим мерзавцем, сэр Генри, я, пожалуй, взгляну, что там происходит…
Пока Гектор снимал топор с пояса, Адела, подбежав, обняла сестру, и Изобел пришлось потратить следующие несколько мгновений на уверения ее, что она в полном порядке.
– Все произошло так быстро – я и испугаться-то толком не успела! – Она усмехнулась. – Похоже, едва аббат увел тебя из комнаты, как Майкл оказался внутри. Впервые я была рада тому, что он появляется бесшумно, как привидение.
– Да, он умеет прикинуться призраком, когда хочет, – подтвердил Генри и тут же, переведя взгляд на аббата, а затем на Изобел, продолжил: – Леди Адела уже рассказала, как вас заманили сюда. Не могу выразить свое негодование по поводу того, что это произошло с вами – гостьей в моем доме и членом моей семьи. Прошу вас, примите мои глубочайшие сожаления…
В этот момент Изобел увидела Майкла, целого и невредимого. Ей немедленно захотелось подбежать и обнять его, но она не была уверена, насколько уместно в данной ситуации такое проявление чувств.
Уолдрон и двое его слуг, теперь уже безоружные, шли бок о бок, а за ними следовали Гектор, Майкл и Хьюго. Когда они приблизились, Генри как бы невзначай спросил:
– Что, черт возьми, вы натворили, кузен?
– Я? – Уолдрон пожал плечами. – Вы лучше спросите у своего импульсивного братца, как он посмел ударить благочестивого человека, который является самым могущественным лицом в Шотландской церкви: на Островах и на Западном нагорье.
Генри проницательно посмотрел на него:
– Кажется, тебя он тоже ударил, кузен? Или, может, ты забыл открыть дверь, прежде чем пройти в нее?
Лицо Уолдрона побагровело, и он бросил злобный взгляд на Изобел. Заметив это, Майкл тут же встал рядом с ней.
– Кажется, ты не хочешь отвечать на мои вопросы, кузен? – Генри прищурился. – Разве не ты нарушил правила гостеприимства? Вы оба их нарушили, что заставляет меня усомниться в непревзойденных достоинствах аббата и в его благочестии. Благочестивый человек не завлекает молодую даму в ловушку. До сегодняшнего дня, кузен, я считал, что в моем доме ты по крайней мере постараешься вести себя как джентльмен…
Уолдрон вновь пожал плечами:
– Неплохо сказано, Генри. И все же скоро ты узнаешь, что воры никогда не преуспевают.
Его собеседник покачал головой:
– Майкл рассказывал мне об этой твоей причуде. Ты, вероятно, уверен, что наш уважаемый дед был тем самым вором или даже одним из целой банды воров, если твоя версия верна… А вот я в отличие от тебя считаю, что он был уважаемым человеком.
– Какая разница, верил он, что охраняет сокровищницу тамплиеров или что похищает ее? – отрезал Уолдрон. – Главное заключается в том, что недавно папа распорядился, чтобы все предметы, исчезнувшие, когда тамплиеры покинули Париж, были возвращены церкви. Осмелишься ли ты выказать открытое неповиновение его преосвященству?
– У папы нет здесь никакой власти, – уверенно сказал Генри, – и к тому же нам неизвестно местонахождение чего бы то ни было, принадлежащего Римской церкви. Моему терпению пришел конец, Уолдрон, – отныне двери этого дома, а также замков Синклер и Росл ин для тебя закрыты. Я не стану вышвыривать тебя на улицу, но и разрешать тебе спокойно разгуливать по замку тоже не собираюсь.
– Ох, какие мы гордые! Да у тебя нет надо мной никакой власти! – нагло заявил Уолдрон.
– И надо мной тоже, – добавил аббат.
– Вы оба ошибаетесь. – Тон Генри стал неожиданно жестким. – Единственная власть на Оркни – это я и есть.
Уолдрон презрительно рассмеялся:
– Боже, Генри, ты даже еще не принц и станешь им только после церемонии в воскресенье…
– Ты опять ошибаешься, кузен: я стал принцем Оркнейским второго числа сего месяца, когда норвежский король официально передал мне титул. Церемония была скромной, поскольку так пожелал его величество король Хаакон, но он согласился, что более пышная церемонии должна состояться здесь, чтобы люди, населяющие Оркни, могли познакомиться со своим новым принцем. Именно это и произойдет в соборе в предстоящее воскресенье. Как бы то ни было, я уже обладаю властью чеканить монеты и издавать законы. Кроме того, у меня есть право выносить смертные приговоры, и поэтому я еще раз советую тебе не испытывать мое терпение.
Майкл внимательно следил за Уолдроном. Ему было отлично известно, что кузен умеет двигаться молниеносно и для нанесения смертельного удара ему вовсе не нужно оружие. Очевидно, он не знал о поездке Генри в Норвегию, и эта новость разочаровала его, но ему все же удалось сохранить невозмутимое выражение лица. Его слуги также выглядели спокойнее, чем можно было ожидать при сложившихся обстоятельствах.
– Что ты собираешься сделать с нами, Генри? – поинтересовался Уолдрон.
– Я мог бы бросить вас с аббатом в подземелье, если здесь таковое имеется, – задумчиво протянул Генри, – однако не стану этого делать. Тем не менее ваше поведение не дает мне оснований верить вам на слово, даже если вы пообещаете, что не будете и дальше творить зло. Вы это обещаете?
– Я так не думаю.
– Следовательно, мне придется примириться со своей нелюбовью к разного рода скандалам и поместить вас в отдельные комнаты под усиленную охрану. Так, Майкл? – Генри повернулся к брату.
– Мне кажется, на этот раз ты слишком снисходителен. Будет намного лучше, если мы предоставим этим негодяям более надежное место для их уединения. Аббату уже доводилось пренебрегать приказами короля Шотландии и лорда-адмирала Островов, согласно которым он не должен покидать Святой остров.
– Полагаю, ни король, ни Макдоналд не устанавливали стражу, которая могла бы удержать его там. Я не совершу этой ошибки. Кажется, мои ребята уже на подходе, – добавил он, услышав шаги на лестнице. – Прежде чем последовать за Гектором Риганахом, я велел капитану охраны прислать сюда своих людей.
Вскоре пленников со связанными за спиной руками уже вели вниз по лестнице, и Майкл, убедившись, что Генри и Гектор следуют за ними, решил, что может остаться с Изобел. Все это время она с интересом наблюдала за происходящим, а сейчас осторожно поглядывала на него.
Леди Адела, в свою очередь, с недовольством смотрела на Хьюго, который также никуда не пошел и выбрал этот момент, чтобы сказать ей что-то.
Подняв подбородок так же, как это делала Изобел, когда сердилась, Адела произнесла:
– У вас нет никакой власти надо мной, сэр, и я попрошу вас не забывать об этом.
Хьюго понизил голос, но Майкл все же понял, что кузен выговаривает девушке за ее опрометчивый поступок: ведь она ушла из зала в сопровождении всего лишь неизвестного слуги в качестве сопровождающего.
Взглянув на Изобел, Майкл подумал, что она, возможно, тоже опасается выговора, и на всякий случай ободряюще улыбнулся ей.
В этот момент Адела резко повернулась и быстро пошла по направлению к лестнице.
– Секундочку, леди, – окликнул ее Хьюго. Адела неохотно остановилась.
– Мы не женаты, но даже если и были бы женаты, вы не имеете никакого права говорить со мной подобным тоном, сэр. Да даже если бы вы стали меня умолять, я и не подумала бы выйти за вас замуж, – бросила она через плечо.
– Не волнуйтесь. – Хьюго усмехнулся. – Я не собираюсь сковывать себя узами брака, поскольку даже в Библии сказано, что «сердце женщины – силки, руки ее – оковы». А уж если говорить о женитьбе на такой ядовитой мегере…
Изобел в изумлении смотрела, как ее обычно уравновешенная сестра повернулась к фонтану со святой водой, рядом с которым стояла, схватила наполненный водой стаканчик и выплеснула его содержимое в покрасневшее от злости лицо сэра Хьюго.
Хьюго тут же схватил ее за локоть, но Майкл, поспешно подойдя к ним, забрал у Аделы стакан и положил руку на плечо кузена.
Смерив презрительным взглядом обоих мужчин, Адела вырвала руку, повернулась и направилась к лестнице.
Стараясь не рассмеяться, Изобел поспешила за сестрой.
Глава 18
– Пусть идет, – тихо сказал Майкл, когда кузен попытался последовать за ними. Понимая, что в Хьюго еще силен пыл битвы и именно поэтому он так энергично прореагировал на случившееся, он спокойно добавил: – Наши дамы не сделали ничего неправильного; они считали, что лишь исполняют приказание принцессы Маргариты.
– Я знаю, но все же считаю, что здесь нужна сильная рука. – Хьюго расправил плечи. – Придется мне поговорить с Маклаудом: за Аделой нужен глаз да глаз.
– Женщины из семьи Маклаудов весьма решительны, – заметил Майкл с улыбкой. – Если эта черта характера тебе неприятна, советую поискать невесту в другом месте.
– Вот еще, очень она мне нужна! – презрительно отозвался Хьюго. – У меня и так достаточно забот. Кроме того, мы не можем находиться здесь вечно – ведь дамы уже на половине пути к своим комнатам и могут набрести на еще большие неприятности, если мы не присмотрим за ними.
Видя, что уговорами он ничего не добьется, Майкл жестом указал на лестницу и, когда кузен двинулся в ее сторону, задумчиво покачал головой. Уж не собирается ли обычно беспечный Хьюго радикально изменить свой характер?
Они дошли до следующей лестничной площадки, когда на нее вышел Генри и, прижав палец к губам, жестом велел Майклу следовать за ним.
Подойдя к комнате, которую Адела делила с леди Юфимией, и увидев, что там никого нет, Изобел и Адела вошли внутрь. До сих пор они не произнесли ни слова, поскольку Адела все еще злилась, а Изобел, борясь со своим изумлением, не хотела провоцировать сестру.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

загрузка...