ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– Голос старика был довольно сильным, несмотря на болезнь.
– Полагаю, – усмехнулась Майри, – я должна представить их вашей светлости официально? Итак – сэр Майкл Синклер и его супруга.
Майкл поклонился, а Изобел сделала реверанс.
– Подойдите сюда, дети мои! – проговорил Макдоналд. – Мне хотелось бы узнать побольше об этой скоропалительной свадьбе…
Майри хотела что-то сказать, но Майкл опередил ее.
– Ваша светлость, – спокойно произнес он, – я сожалею о том, что свадьба сыграна так поспешно, но мне приходится торопиться на церемонию брата. Брат принимает титул принца Оркнейского, и я счел за лучшее обвенчаться с леди Изобел и взять ее с собой, а не ехать без нее. Моим врагам известно, что волею судьбы мне выпало познакомиться с леди Изобел и разделить с ней много приключений; они полагают, что эта женщина может знать кое-какие мои секреты, которые они хотели бы у меня выпытать. Признаться, на самом деле я знаю об этих секретах гораздо меньше, чем им кажется. Как бы то ни было, я решил, что ехать со мной леди Изобел будет безопаснее, чем оставаться одной. Макдоналд вскинул брови.
– Вы считаете, что мы не в состоянии ее защитить? – Майкл улыбнулся:
– Не сомневаюсь, что способны, но… Я кое о чем договорился с Гектором Риганахом и надеюсь, вы согласитесь, ваша светлость, что такие дела лучше организовывать после свадьбы, а не до нее. К тому же чем больше защитников будет у леди Изобел, тем лучше.
– Прекрасный ответ, сэр! – Макдоналд кивнул и вдруг лукаво подмигнул Майклу. – А может, причина вовсе не в этом? Признайся, приятель: ты уже спал с ней?
Щеки Изобел вспыхнули. Спрятав улыбку, Майкл ответил:
– Пока нет, сэр. Честно говоря, у нас просто не было времени.
Макдоналд усмехнулся:
– И все же ты мог бы… Твои враги, в конце концов, подождут часок-другой! Нуда ладно, это дело поправимое. Пусть наша девочка прямо сейчас пойдет в спальню, которую моя жена приготовила для нее, и подождет тебя там, а мы с тобой пока немного поболтаем…
Майкл молчал, но вздох Изобел красноречиво сказал о том, что она пока морально не готова выполнить волю хозяина комнаты. Майклу не хотелось доводить ее до нервного срыва, так же как не хотелось выяснять отношения в спальне его светлости, поэтому он почувствовал облегчение, когда Майри и Кристина увели его жену.
Гектор и Лахлан, видимо, хотели остаться, но его светлость сделал им знак удалиться, и Майкл остался наедине со стариком.
– Пододвинь поближе табуретку, приятель, и садись, – покровительственно произнес Макдоналд. – Полагаю, Йен Даб сообщил тебе все, что знает об этой истории. Он просит меня рассказать тебе, что мне известно о кораблях, которые мы с ним видели той ночью.
Майкл послушно сел и стал ждать продолжения.
– Так вот, обоим нам тогда влетело за непослушание… – Глаза старика лучились, как обычно бывает с человеком, вспоминающим что-нибудь из далекого детства. – Надеюсь, Йен поведал тебе то немногое, что ему удалось извлечь из документов.
– Верно, сэр. Он рассказал, что однажды ночью вы убежали на озеро Лох-Тарберт, где видели четыре корабля. Наутро корабли исчезли, и ни он, ни вы так и не смогли ничего о них толком узнать.
Макдоналд покачал головой:
– Когда они исчезли, я решил держать язык за зубами. Йен же всегда славился безрассудством – таким он остался и сейчас.
– Ваша светлость, подобное часто встречается на Островах.
– Согласен. – Макдоналд кивнул. – Я хорошо знаю Изобел и хотел порасспросить тебя поподробнее, при каких обстоятельствах вы с ней познакомились, но, полагаю, тебе сейчас не терпится пойти к ней. Посему я не стану тебя задерживать, но все же расскажу о том деле, которое тебя интересует.
– Я весь внимание, сэр.
– Итак, я решил, сынок, что, поскольку враги не дремлют, тебе лучше знать все, что знаю я. – Макдоналд с минуту помолчал. – Эти сведения появились у меня благодаря тому, что долгие годы я был лордом-адмиралом Островов.
– Из того, что вы уже сказали, сэр, – осторожно заметил Майкл, – я могу сделать вывод, что безрассудство, всегда губившее Йена Даба, и в этом случае сыграло свою роль…
– Ты угадал, сынок, тогда нам обоим попало, но мой отец, хотя и задал мне хорошую трепку, потом все же поделился со мной кое-какими сведениями. Доводилось ли тебе, Майкл, когда-нибудь слышать о рыцарях-тамплиерах?
Поскольку на этот раз для Майкла вопрос не был неожиданным, он спокойно ответил:
– Да, я знаю, ваша светлость, что мой дед был членом этого ордена, как и многие представители шотландской знати в то время. Папа Климент распустил этот орден, а членов его приказал арестовать. Йен Даб уверял меня, что Климент являлся марионеткой Филиппа Французского…
– И именно Филипп, якобы следуя указу Климента, распорядился об аресте всех французских тамплиеров. Однако здесь, в Шотландии, мы плевали на папские указы. Эдуард Английский пытался чинить нам неприятности, особенно на наших северных и западных берегах, а также на северных берегах Ирландии, но и у Эдуарда не было здесь достаточно власти, чтобы претворять в жизнь папские указы. А Роберт Брюс и вовсе презирал папу.
– Но указ есть указ, сэр…
– Да кого он может напугать, этот папа! Даже сейчас единственный человек, который его здесь уважает, – аббат Айоны, но и тот поддерживает его лишь до тех пор, пока это ему выгодно.
– Так вы считаете, сэр, – уточнил Майкл, – что аббат может быть как-то связан с моими преследователями?
– Не исключено, сынок. Аббат уже давно не считается ни с чем и ни с кем. Несколько лет назад его прихвостни готовили покушение на самого короля Шотландии и на меня, но оно, слава Богу, не состоялось… С тех пор король приказал аббату не покидать Святого острова, и до сих пор он не нарушал этот приказ. И все же если Фингон Маккиннон когда-нибудь появится на твоей дороге – будь осторожен! Твою жену он, кстати, тоже знает, так что скажи и ей, чтобы остерегалась этого злодея.
– Но что же все-таки случилось с теми кораблями, сэр? – Майкл чувствовал, что силы быстро покидают старика, и не хотел утомлять его долгими разговорами.
– Точно сказать не могу, ибо мой отец полагал – и я считаю, в этом он был прав, – что чем меньше людей об этом знают, тем безопаснее для всех. Отец говорил, что если участвовавшие в этом деле захотят, чтобы я знал об их участии, они сами мне все расскажут. Но прошло уже много лет, и ни один из них так и не объявился. Вероятнее всего, место, куда отправились корабли, – либо замок Суин, либо Килмори, либо Килмартин. Там Брюс и твой дед пользовались наибольшим влиянием. Мне также известно, что флот тамплиеров состоял из более чем четырех кораблей и что сэр Уильям, а за ним и твои отец и брат от флота Синклеров имели такие доходы, что и королям не снились.
– Мы и сейчас контролируем много кораблей, – согласился Майкл. – Но из тех, что попали сюда из Франции, большинство очень стары или вообще рассыпались в прах.
– Корабли в прах не рассыпаются, сынок, особенно если о них хорошо заботиться, а твоя семья умеет их беречь. К тому же с такими богатствами, как у нее, ремонтировать суда не составляет труда.
Последняя фраза неожиданно задела Майкла.
– Вы хотите сказать, сэр, – не выдержал он, – что мой дед просто присвоил себе эти сокровища?
– Потише, потише, сынок! – Старик поднял руку. – Господь с тобой, ничего такого я не думаю. Твоего деда все знали как честного, порядочного человека, а своим богатством ваша семья обязана женитьбе твоего отца на Изабелле из Стратерна.
– И все же мне сдается, – Майкл прищурился, – что вы чего-то недоговариваете…
– Это ты верно заметил. – Макдоналд несколько раз кашлянул. – Ведь ваше семейство богаче, чем семейство твоей матери. По некоторым оценкам, Синклеры богаче самого норвежского короля, и именно поэтому он предложил твоему брату Генри титул принца – самый почетный титул во всей Скандинавии, не считая, разумеется, короля.
– Йен Даб сообщил мне, какую сумму заплатит Генри за этот титул, – признался Майкл. – Тем не менее здесь есть и другие претенденты…
– Также, как есть иные тамплиеры, которые наверняка знают о существовании сокровища, а возможно, и о том, что это сокровище собой представляет.
– Но ведь ордена тамплиеров больше не существует – так, во всяком случае, считает большинство…
– Разумеется! – Макдоналд хитро подмигнул. – Просто здесь, в Шотландии, они переименовали себя в «Рыцарей святого Иоанна»… Мой отец говорил мне, что почти все тамплиеры, которым удалось избежать ареста в своих странах, бежали в Шотландию, в том числе из Ирландии, хотя за первые семь лет после выхода папского указа в Ирландии не было произведено ни одного ареста. В Шотландию прибыли сотни тамплиеров, и все они знали, что орден заправлял огромными богатствами, но эти богатства вдруг куда-то исчезли.
– Получается, Шотландия предоставляла убежище всем желающим? – осведомился Майкл.
– Верно. К тому моменту как Филипп принял решение конфисковать парижскую казну тамплиеров, Роберт Брюс уже больше года был королем Шотландии, хотя ему понадобилось еще пять лет, чтобы объединить разрозненные шотландские земли и окончательно прогнать отсюда армию Эдуарда Английского. Наша победа под Баннокберном решила наконец дело.
– Тамплиеры тоже принимали во всем этом участие?
– Ну разумеется. Брюс использовал их потому, что они были отличными солдатами, и оружие, которое многие, бежав из Франции, прихватили с собой, было самое лучшее. Для Брюса они были главным сокровищем. Мой отец стал одним из самых близких его друзей, как и твой дед. Собственно, благодаря этой троице тамплиеры всего мира знали, что Шотландия всегда готова их приютить. Разумеется, не все они приехали сюда в одночасье, а приезжали большими и малыми группами еще много лет после того злополучного погрома во Франции. Собственно, лишь благодаря им мы и одержали тогда победу при Баннокберне.
– А что же было потом, сэр? – насторожился Майкл.
– Боюсь, что смогу рассказать тебе не так уж много. Все, кто причастен к истории с сокровищами, надежно хранят секрет. Готов поклясться, что именно твой дед позаботился об этом и клад скорее всего зарыт в одном из имений Синклеров.
– Тогда, вероятно, оно в Рослине, но Генри облазил там все и ничего не нашел!
– Возможно, он недостаточно хорошо искал. Думаю, клад все же там. Дело в том, что все остальные хранилища, когда-то принадлежавшие тамплиерам, перешли в руки людей, никогда не имевших к ордену никакого отношения. Вряд ли тамплиеры допустили бы, чтобы это случилось с их главной сокровищницей. Впрочем, мы заговорились, приятель, и твоя невеста, поди, тебя уже заждалась… Согласись, Изобел – девица с характером, ждать не любит.
– Вы хотите сказать, ваша светлость, вам она тоже осмеливается перечить?
– Мне – нет; во всяком случае, пока до такого не доходило. Но знай – ты выбрал себе отнюдь не покладистую жену. Строптивый характер нашей Изобел уже успел стать притчей во языцех едва ли не на всех Островах, и я готов поспорить – тебе еще придется его испытать…
– Что поделать, ваша светлость, – Майкл мягко улыбнулся, – не бывает розы без шипов.
В глазах старика мелькнул задорный огонек, и в этот момент он показался Майклу помолодевшим лет на десять.
– Да, так говорит персидская пословица; мне ее когда-то пересказал твой отец…
– Мой отец? – удивился Майкл.
– Именно. Насколько я помню, он сказал это, когда женился на твоей матери. Ну иди же к своей невесте, сынок, и благословляю вас обоих.
– Благодарю, ваша светлость!
Вежливо поклонившись, Майкл вышел из спальни Макдоналда. Старик откровенно понравился ему, но сейчас он не мог думать ни о чем, кроме дела, которое ему только предстояло.
Никогда еще Изобел не чувствовала себя так неловко; ожидая вместе с Кристиной, Майри, их служанками и леди Юфимией прихода Майкла, она не сомневалась, что на этот раз он возьмет то, что принадлежит ему по праву. О том, что это значит в реальности, Изобел имела весьма скудное представление. Мать ее умерла, когда ей было три года, а потом, когда она жила в Лохби, у Гектора и Кристины была отдельная спальня.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

загрузка...