ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Еще не решил, но сам я расколдоваться точно не смогу, так что ждет меня далекий путь либо к своей кормилице, либо к бывшим наставникам и учителям.
– А когда они тебе помогут, мой Шарик ко мне вернется?
Кто о чем…
– Конечно, вернется, обещаю. Между прочим, я его лучше и совсем рядом. – Я лукаво подмигнул боярышне. – Надеюсь, ты мне разрешишь сегодня переночевать рядом с тобой?
– Что?
– Ну ладно, ладно, могу и в ногах примоститься. Хм, похоже, я переборщил. Как трудно с людьми без чувства юмора, может, я пошутить хотел!
– Ты свое место очень хорошо знаешь – коврик у двери. Я и собственного пса к себе на кровать никогда не пускаю, а уж какого-то колдуна-оборотня и подавно! Ишь, какой шустрый выискался!
– Меня, потомственного колдуна, образованнейшего и красивейшего, на коврик?
– Увы, для вас, как самого хвастливейшего болтуна на свете, коврик именно то место, что вам необходимо. Спать уж давно пора, а то завтра с самого утречка тебе предстоит дальний путь.
– Это куда же? – разочарованно протянул я.
– Как куда? Конечно же к твоей кормилице, расколдовываться.
– Ты что, меня выгоняешь?
– Почему выгоняю? Ты же сам сказал, что собираешься в путь, так я просто обозначила момент отбытия.
– И не жалко тебе меня?
– Ничего, не пропадешь с твоими талантами. Так что, когда проснусь, очень хотелось бы уже не видеть вашей наглой, лохматой физиономии.
– Между прочим, это физиономия твоей собаки.
– Моя собака таким взглядом никогда не смотрела и так не наглела.
Тут до меня наконец-то дошло, что Селистена не шутит. Вот и делай добро людям, а они тебя в холод и голод на улицу выбрасывают.
– Погоди, что значит раненько утречком? Так ты что, даже позавтракать мне не позволишь? Хочешь, чтобы я с голоду умер?
– Единственное, что тебе грозит, так это умереть от обжорства. Ладно, оставайся на завтрак, а после отправляйся восвояси. И мне не хотелось бы повторять свое решение. А теперь давай спать, я по твоей милости завтра с красными глазами встану.
С этими словами она демонстративно улеглась на свою огромную постель. Вот это наглость!
– И не вздумай даже смотреть в мою сторону, а то ночевать будешь по другую сторону двери.
Вспомнив, что не затушила свечу, Селистена с ворчанием перевернулась и потянулась к своему столику, на котором стоял брат-близнец того самого подсвечника.
Наверное, сказалась злость на боярышню, и свечи мне удалось погасить легко и непринужденно. Раньше для такого действия мне была необходима полнейшая концентрация, а теперь как-то само собой получилось.
– Хм, только колдуна мне в жизни не хватало, – после некоторого замешательства буркнула Селистена.
– А вот, может, именно колдуна-то и не хватало, – ехидно заметил я.
– Одну ночь потерплю, а после – уволь, – решительно сказала боярышня и резко отвернулась к стенке.
А что мне оставалось? Я вздохнул и лег на несчастный коврик у двери.

* * *

Даже самый длинный день когда-нибудь обязательно закончится. Закончился и этот. Последнее время никак не могу пожаловаться на отсутствие в моей скромной жизни серьезных событий. Вроде как совсем недавно в скиту учился, грыз гранит науки, взрывал бани, миловался с местными красотками и был вполне доволен жизнью. А что же теперь?
Разжалованный колдун, сбежавший из скита (не думаю, что обо мне там забыли), вор, приговоренный к смерти, совершивший побег и теперь находящийся в розыске (ох, много бегаю в последнее время). Подумать только: одни собирались лишить памяти, а другие (чтобы уж наверняка) лишить головы. Но с этим я по крайней мере знал, как бороться и что их коварным планам противопоставить. А вот нынешнее положение меня совсем не устраивает.
Я, благородный Даромир (еще какой благородный!), лежу на коврике у двери в горнице мелкой, рыжей девицы, а утром меня выгонят взашей. Еще неизвестно, покормят ли перед дорогой. Унизительно, не правда ли?
И что мне прикажете потом делать? Где я столоваться буду?
Придется мне одному-одинешеньку на моих четырех лапах отправляться за тридевять земель к моей благодетельнице Серафиме. Она небось не выгонит из дому, как эта Горгона Антиповна. Может, и расколдует меня несчастного. С мыслью, что сам расколдоваться не смогу, я уже почти смирился. Одна надежда на старую ведьму. Очень уж хочется снова стать человеком.
О предстоящем дальнем пути я старался не думать, но въедливая мысль упорно не хотела уходить и всячески мешала мне заснуть. Это соколом я мигом отмахал пару сотен миль, собакой все будет несколько сложнее. В небе нет ни гор, ни рек, ни лесов непроходимых. Зато в полном комплекте данные создания природы присутствуют на земле. А бабанька моя ненаглядная забралась от людей в самую чащу. В том, что отыщу родное жилье, я уверен, а вот в том, что смогу преодолеть этот путь в одиночку и без проблем, – сильно сомневаюсь. В лесах не только зайчики да вороны живут. Там медведи и волки попадаются, причем значительно чаще, чем хотелось бы. И если раньше, чуя человеческий дух, они старались держаться подальше, то с собакой наверняка захотят пообщаться поближе.
Я, конечно, песик сильный, зубастый, но с волчьей стаей справиться у меня вряд ли получится. И останутся от Даромирушки только косточки да клочки шерсточки. От этой мысли я поежился. Ничего, авось выберусь. Где наша не пропадала?!
А Селистене все нипочем, спит себе и ни о чем не думает. Небось ей завтра одной в такую даль отправляться не придется, вот и сопит себе на пуховой перинке. А я на коврике у двери. Обнаглели женщины дальше некуда, совсем мужикам на шею сели. Ведь уже знает, что я человек, могла бы предложить рядом с собой с краюшку на кроватке прилечь. Вона у нее кровать какая просторная, сама она калачиком свернулась и разве что четверть свободного места заняла. Что ей, жалко, если бы я в ногах прилег?
Ан нет, «твое место коврик, у самой двери», да еще потребовала, чтобы я на нее спящую не смотрел. Ну и пожалуйста, не буду смотреть на то, как она остреньким носиком сопит и чему-то во сне улыбается. А фигурка у нее все-таки ничего, впечатляет. Да и остальные прелести…
Моя морда приняла мечтательное выражение. Не знаю, как это выглядит со стороны, но после того как я прокрутил в памяти виденное совсем недавно, другой она просто не могла быть. Я хоть и собака, но прежде всего мужчина. Эх, вот опять стану человеком, тогда погуляю…
Никак не могу заснуть, не спится, хоть убей. Перевернулся на другой бок – не помогло. Все мысли невеселые. Скоро уж светать начнет. Но поспать надо, завтра небось эта рыжая меня чуть свет из терема погонит и перстень законный наверняка из вредности не отдаст. Хотя, может, и вернет, не зря же я ей про мамашу наплел.
В моей голове неожиданно тихонько зазвонил колокольчик опасности. Впрочем, что я говорю? Можно подумать, что опасность может прийти ожиданно. А собственно, что я беспокоюсь? Горница Селистены на втором этаже, дверь крепкая, дубовая, заперта на надежный кованый засов (Кузьминична настояла). Да и стражников вокруг, словно снегирей на елке в солнечный день. Надеюсь, хоть один из них не спит?
Колокольчик зазвонил сильнее, опасность приближалась. Будить боярышню или нет – вот вопрос вопросов. Пожалуй, не буду, вдруг я ошибся, представляю, какой скандал эта пигалица закатит. Нет уж, на сегодня с меня ее писклявого голоса хватит. Сам справлюсь, не маленький. На всякий случай я встал посреди комнаты между окном и дверью, расслабился и, целиком доверившись колдунским и звериным инстинктам (даже не знаю, каких у меня сейчас больше), стал ждать.
Спустя минуту шерсть на моей холке сама собой поднялась и мышцы зазудели в предчувствии хорошей драки. В том, что бой неизбежен, я уже не сомневался. О боги, ну кому опять понадобился бедный колдун в лохматом обличье? Или это по рыжую душу кто-то пришел? Сейчас это в принципе не важно, вначале надо наглеца проучить, который в ночи по девичьим светелкам шляется, а потом уже можно будет разобраться, к кому именно он пришел.
Эх, как не хватает знаний, полученных на боевом колдовстве! Точнее, знания есть, вот только применить их проблематично. Руки для колдовства, к моему большому сожалению, просто необходимы. Придется рассчитывать только на силу звериную (хорошо еще, что не в щенка вселился) и на зубки. Зубками своими я был доволен, да и общей физической формой тоже. В темноте я вижу не хуже, чем при свете, так что отсутствие солнца для меня не помеха. Ну, где ты там? Выходи, а то скучновато становится.
Со стороны окна раздался еле заметный шорох. На всякий случай бросив взгляд на дверь, я развернулся к открытому окну. Немного изучив ситуацию, спрятался за столом и приготовился к прыжку. Интересно, кто это у нас такой шустрый, что так высоко по отвесной стене забрался?
Этот кто-то скреб когтями по дереву. Знаем, знаем, сами такие звуки издаем. Не человек – значит, по мою душу. Знал, что колдуны не смирятся, вот и послали кого-то на бой. Что ж, милости просим, встретим, как подобает воспитанным поединщикам – клыками в горло…
Мои глаза уловили смутное движение за окном, а через мгновение на подоконник спрыгнуло не очень крупное существо с непропорционально большой головой и длинными лапами на мускулистом теле. Коричневая кожа незваного гостя была покрыта редкими клоками шерсти, лапки украшали длинные острые когти.
Я узнал существо сразу. Художник, изобразивший его в книге о нечистой силе, очень точно передал внешний вид горного спиногрыза. Интересно, откуда эта тварь взялась в городе? Насколько я помню, обитают они только в местах, где есть пещеры и хоть небольшие скалы. Ни того, ни другого вокруг что-то не видно – на многие версты равнина с лесами да болотами.
Ладно, проблемами расселения горных спиногрызов в средней полосе России займемся потом. Насколько я помню, когти у этого вида нечисти, несмотря на угрожающие размеры, не представляют для меня никакой угрозы. С помощью их, конечно, можно шустро влезть по отвесной стене в окошко, но в качестве оружия они не подойдут – больно хрупкие. А вот клыки у спиногрызов представляют для меня нешуточную угрозу. Никакая шкура не защитит.
Словно подтверждая мои мысли, в лучах лунного света сверкнули два ряда жутких зубов. Именно из-за них и башка такая большая – в маленькой не поместились бы. А то, как они используют свои клыки, как раз и дало имя этим дальним родственникам вампиров. Нападать эти твари привыкли сзади, и при удачном прыжке жертва даже не успевает вскрикнуть.
По тому, как спокойно и уверенно нечисть передвигалась, было ясно, что этот поздний визит отнюдь не случаен. Вся нечисть очень хорошо видит в темноте, эта тварь не была исключением. Окинув желтыми глазами комнату, спиногрыз остановил взгляд на мирно сопящей Селистене. Так вот по чью душу ты приперся! Зря я бочку катил на моих колдунчиков.
Спиногрыз довольно хмыкнул и неторопливо, по-деловому приготовился к прыжку. Прыгнули мы одновременно, но, если быть точным, я прыгнул чуть раньше. Мои клыки поймали его горло в полете. Не мудрствуя лукаво я изо всех сил сжал челюсти. Раздался противный, глухой хруст. Шейные позвонки твари, конечно, не выдержали, но порождение тьмы так просто убить нельзя. Не был бы я собакой, к моим услугам – целый набор боевых заклинаний. Убить нечисть они не могут, но нейтрализовать: обездвижить, заморозить, подвесить в воздухе, прилепить к стене, в общем, на любой вкус – пожалуйста. И как написано в умных книжках, пока порождение тьмы будет временно безопасно, необходимо мухой метнуться на ближайший рынок за чесноком, в ближайшую рощу за осиновым колом или в ювелирную лавку за серебром. А уж с помощью этой нехитрой утвари необходимо отправить поверженную тварь туда, откуда она, собственно, прибыла.
Хорошо придумано, правда? Да, страшно далеки колдуны-теоретики от правды жизни. Не думаю, что нечисть будет спокойно дожидаться, пока ты очередь в овощную лавку отстоишь.
Так у меня и с такой малостью проблема! Обездвижить я могу спиногрыза только с помощью своих собственных зубов. Вы даже не представляете, как эти твари воняют! Да меня чуть не стошнило.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57

загрузка...