ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Стоп, кажется, придумал. Серафима! Я присел на травку, чтобы не вспугнуть мысль. В город нам путь закрыт, там мы прямехонько попадем в лапы Гордобору, а уж он найдет способ, как прибить нас с мелкой, и не спасет ни княжеское слово, ни статус боярской дочки и придворного кобеля. Антипа мы тоже не догоним, не успеем. Ни виртуозная наездница Селистена, ни раненые братья не смогут двигаться даже с нашей прежней скоростью, а уж о том, чтобы прибавить, вопрос не стоит. Того и гляди, нам вслед бросится новая погоня и, без сом нения, догонит прежде, чем мы доберемся до Антипа. Пока мы тут разминались, ладья небось тоже на месте не стояла. Остается одно – падать в ноги Серафиме.
Гонцы из «Кедрового скита» наверняка уже навестили ее и наплели про меня всякие гадости, но ничего, это мы поправим. Мой голос против голоса гонца, при таком раскладе я мою бабаньку так уболтаю, что сердиться на меня по-серьезному она уже не сможет. Ну треснет по башке чугунком – так мне не привыкать. Как показала практика, голова у меня крепкая, небось выдержит, а может, еще увернусь.
Зато в случае успешного завершения нашей бурной встречи появляется сразу куча плюсов. Ну, во-первых, Симочка не позволит ее кровиночке ходить в обличье собаки. Хотя и привык я к своей шкуре, но человеком быть как-то привычнее. Во-вторых, защитит от посягательств оголтелой колдунщины на мою бедную память, может, даже добьется через Серогора восстановления в скиту (чей-то на меня такая напасть, как тяга к знаниям, напала? Наверное, съел что-нибудь). Ну а в-третьих, у Симочки можно будет отсидеться и обдумать свое положение. Во всяком случае, до тех пор, пока Антип не вернется. Авось не оставит своим участием Серафима Рыжую сиротку, да к тому же такую симпатичную.
Мысли о трудностях предстоящего пути в моей голове почему-то даже не появились. После недавних приключений такие, в сущности, мелочи вроде медведей, волков и кабанов меня как-то не волновали. Да и я не в связанном виде, в кульке, буду болтаться, клыки целы, когти на месте, колдовству обучен, небось отмахаюсь. Все, решение принято, осталось довести его до моих подчиненных.
Я очнулся от своих мыслей и с удивлением обнаружил что весь наш маленький отряд в полном составе держит лошадей под уздцы, готовый выступить в поход по первой моей команде. Что я могу сказать? Молодцы, против моего авторитета не попрешь. Жалко только, что для осуществления задуманного наш отрядик придется разделить.
– Значится, так, слушай мою команду. Селистена, отдаешь свою лошадь Фролу, берешь с собой только необходимое и съестные припасы в размере двух третей (мы как-никак по лесу пойдем, там кабаков нет) от общего количества. Фрол и Федор, вы берете с собой Ночку и с максимальной скоростью движетесь по намеченному ранее маршруту вдогонку княжеской ладье. В случае погони сдаетесь без боя и выдаете нападающим версию, что боярышня и Шарик исчезли в неизвестном направлении во время привала. Вы и так сделали все, что могли, и попусту рисковать вашими жизнями я не хочу. Все, вопросы есть?
– Да.
Это, конечно, пискнула рыжая, а Фрол с Федором только утвердительно хмыкнули в усы, будто всю жизнь прослужили под началом говорящей собаки. Вот что значит служивые люди: если ставить задачи четко и ясно, какими бы странностями они в последние мгновения ни были овеяны, все исполнят точка в точку.
– На все ваши вопросы, Селистена Антиповна, я отвечу попозже, – ответил я с нажимом.

– Слушай, Селися, не порть впечатление от моего выступления. Поверь, я все продумал.
– Но хоть куда мы направимся?
– Если отвечу, успокоишься?
– Да.
– К Серафиме.
– А…
– Все, отставить разговоры. Выполнять приказания.

* * *

Через пять минут мои приказания были выполнены. Еда была поделена согласно моим указаниям, то есть по-братски. Из седельных сумок смастерили два заплечных мешка (мне тоже пришлось взять часть харчей), попрощались с братьями и со вздохом посмотрели им вслед. Надеюсь, что моя маленькая уловка пройдет и они уведут новую погоню (а в том, что она будет, я не сомневался) за собой. Мы же через пролом в кустах, оставленный слетевшим с лошади ратником, свернули с дороги и углубились в лес. В общем, нам повезло, и спустя полчаса мучений мы выбрались из бурелома в веселенький березнячок. Настроение сразу улучшилось, и появилось желание поболтать. Начала по доброй традиции Селистена. Мне иногда вообще кажется, что, если ее не останавливать, она может проговорить целый день.
– Знаешь, когда этот тип тебя ударил, я чуть чувств не лишилась.
– Так лишилась или нет? – на всякий случай уточнил я.
– Не успела, они на братьев напали. А после я вспомнила, что голова у тебя очень прочная.
– Что правда, то правда.
– Фрол с Федором бились как звери, ранили четверых, но потом Демьян приказал, и по ним из луков дали залп. Только раненых и ослабевших их и удалось скрутить.
– Зря ты не дала мне Демьяна придушить.
– Не зря, я не хотела, чтобы человек, который мне дорог, стал бы убийцей!
Дорог?! Ну что ж, этого следовало ожидать, разве можно не влюбиться в такую прелесть, как я.
– А как же спиногрызы и петуния?
– Это нечисть, она не в счет.
Ох, женщины, всегда подправят жизнь под себя, это в счет, а это нет.
– Ладно, проехали. А что было дальше?
– Дальше Демьян попытался меня связать.
– Судя по всему, три жуткие царапины на его лице твоих коготков дело?
– Моих. – Довольная улыбка осветила веснушчатое лицо. – Сколько себя помню, мечтала это сделать, а тут такая удачная возможность представилась – грех не воспользоваться.
– Ну, теперь со шрамами от тебя да с таким чудным носом от меня он уже вряд ли останется первым красавцем в Кипеж-граде.
– Да уж!
Мы дружно рассмеялись. Наконец-то спало накопившееся за последнее время напряжение, стало легко и весело.
– Ну, может, расскажешь, что ты задумал? Почему мы не продолжили путь?
– Мы потеряли очень много времени, братья раненые, ты уставшая, а Гордобор наверняка пошлет новую погоню, причем на свежих лошадях. Фрол с Федором уведут их за собой, а мы. тем временем напрямик направимся к моей Серафиме. Она меня расколдует, да и борьбе с Гордобором помочь сможет и словом и делом.
– А как же батюшка?
– С батюшкой пока придется повременить. Но обещаю, Сима наверняка найдет способ передать весточку твоему отцу. Да и я в человечьем обличье многого стою.
На всякий случай я дотронулся до перстня великого Сивила и на секунду представил себя в своем нормальном обличье. Как ни крути, если бы я мог использовать знаменитый артефакт, то показал бы Гордобору небо в алмазах.
– Ладно, – наконец согласилась Селистена. – Во всяком случае, пока твои на первый взгляд бредовые идеи всегда спасали мне жизнь.
– Ну наконец-то ты это поняла. По правилам с Гордобором сражаться очень трудно, поэтому я ему предлагаю вести игру на моем поле, а уж в смысле неожиданных решений мне равных нет.
– Это точно. А сколько путь займет?
И тут я чуть было не совершил ошибку – еще мгновение, и я сказал бы правду, мол, месяц, не меньше, если повезет, то недели три, но вовремя прикусил язык. Вот сказал бы я правду, и что? В лучшем случае скандал, в худшем – истерика и глупая попытка догнать братьев. И кому от этого лучше? Правильно, никому. Часть людей считает, что врать надо меньше, другие, что врать надо больше. Но по-любому и те и эти сходятся в одном: врать надо! Так что я не попер против мнения большинства и ответил правильно:
– Дней десять.
– Сколько? – не поверила своим ушам Селистена. – Десять дней пешком, по лесу.
– Ну девять.
– Ненамного легче.
– Во всяком случае, за две недели точно доберемся.
– Две недели?! Ты же только что говорил, что девять дней!
Боярышня была вне себя от ярости. Грудь вздымалась под сарафаном, словно волны на реке во время урагана. Хм, красивое зрелище, и как это я раньше не заметил? Надо будет ее злить почаще, это того стоит.
– Чего замолчал?!
Чего-чего, любуюсь. Вот интересно, смог бы я сейчас УСТОЯТЬ, будь я человеком, или сразу бы бросился целоваться?
– Куда ты уставился?!
– А? Ты что-то сказала?
– Я сказала, что раньше ты говорил про девять дней, а сейчас про две недели!
– Я соврал, – на этот раз абсолютно честно ответил я. Откуда же ей знать, что соврал я оба раза. Иногда и честность хороша, правда, в исключительных случаях.
– О боги, и за что мне такое наказание?
– За красоту, солнышко, за красоту!
Ну и за вредность, конечно.
Дальше минут десять мы продолжали свой путь в полном молчании. Она дулась на меня за маленькую ложь, а я вспоминал волны на реке. Ох и захватывающее зрелище! Может, ляпнуть что-нибудь и еще разок полюбоваться? Нет, пожалуй, пока хватит. Она так часто на меня злится, что еще не раз смогу насладиться зрелищем.
Как обычно, первой не выдержала она:
– Ты всю дорогу будешь в этой сетке ходить? Тяжело ведь.
Ну вот, замечтался и про подарочек Гордобора забыл. Вещичка, конечно, полезная и, откровенно говоря, от смерти меня спасла, но месяц (ой, пардон, две недели) по лесу шляться в ней я не собираюсь.
– Неужели ты думаешь, что я могу забыть о такой вещи?
– Так чего же ты не снимешь?
Я быстренько пораскинул мозгами и нашел подходящую версию, чтобы достойно оправдаться:
– Воды жду.
– Чего?
– Ну там озерца или речки, – окончательно запутал я свою спутницу.
– Зачем?
– Понимаешь, эта кофточка без колдовства не снимется. Колдовство будет связано с огнем, так что я предпочел бы творить заклинания рядом с водой на случай возгорания.
– Ты боишься в лесу пожар устроить? – понимающе проговорила Селистена.
– Нет, я боюсь остаться лысым. Ты что, забыла, что я весь в шерсти, знаешь как шерсть быстро горит? А я сейчас себе не принадлежу, ты без меня пропадешь.
– Пропаду, – тихо согласилась рыжая и шмыгнула носиком.
Мы продолжили свой путь. Я очень надеюсь, что никому не нужный водоем встретится пораньше. Эх, чего только не сделаешь ради поддержания имиджа.
Мне, как водится, повезло, впрочем, я и не сомневался, что это произойдет. На берегу малюсенького лесного озерца я приступил к расколдовыванию моей нынешней брони. Для нагнетания ситуации я прогнал подальше Селистену, мол, о ней же забочусь, вдруг пришибу. Воспоминания о милом крылатом щуренке добавили скорости ее действиям. И хорошо сделал, что отправил. Шарахнуло, конечно, на славу, и дабы не лишиться всей шерсти, я был вынужден прыгнуть в воду, это меня и спасло, только немного загривок опалил, и все. Ну видите, как я удачно всех запутал и в результате остался целым и лохматым. А кольчужка… Ну, в общем, в лесу появился неизвестный науке зверь, напоминающий кабана (а не фига подглядывать из кустов за колдующими собаками!), но в броне от кривенького хвостика до пятачка. Я сразу придумал для него имя – бронесвин. По-моему, неплохо. Да ну его, небось не пропадет, а может, еще маленькие бронесвинята по лесу захрюкают.
Далее потекли будни путешествия по лесным чащобам. Лично я чувствовал себя среди милых березок и стройных сосенок как рыба в воде или даже как собака в лесу. То есть просто отлично. В начале пути я, конечно, опасался погони и не мог расслабиться по полной программе, но уже спустя день стало ясно, что мы сумели обмануть черного колдуна. В стойкости братьев я не сомневался, даже если их и поймали, они будут держаться намеченной линии. Так что ничто не мешало мне повеселиться вволю.
Селистене же пришлось труднее. Ну что вы хотите: Домашний ребенок, городская жизнь, и полнейшее отсутствие хоть каких-либо навыков для походной жизни. К концу первого дня она была уже просто никакая: только я объявил привал, она вырубилась и проспала как младенец до утра. Я перетащил ее. спящую, на расстеленную конскую попону, которую мы прихватили с собой, и улегся рядом. В общем, утро мы встретили в объятиях друг друга. Мелкая, конечно, пробухтела что-то про мое врожденное хамство, но и второе наше утро в пути мы встретили все в тех же объятиях. Между прочим я тут ни при чем, это все она. Я только ложился рядом с ней и прижимался поближе, чтобы маленькая не замерзла, а это уже потом она лезла во сне со своими объятиями.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57

загрузка...