ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

К трону выстроилась небольшая очередь просителей и жалобщиков.
Через минуту о случившемся в зале напоминали только улыбки, все еще мелькающие на лицах приглашенных. На меня смотрели уже без той брезгливости и высокомерия, с какими приняли вначале. Репутация при дворе – превыше всего. А одним врагом больше, одним меньше – это для меня уже не важно.

– Ловко ты его, – заверещал мысленный голосочек Селистены.
– У меня вообще много талантов.
– Тебе бы еще скромности немного.
– А зачем? Неужели тебе нравятся скромные парни?
– Честно говоря, нет.
– Вот именно, а так жить веселей.
– Ага, обхохочешься.
– Ты мне лучше расскажи, почему Бодун так странно себя ведет. Все государственные дела ему явно в тягость а стержень внутри присутствует.
– Он после смерти жены стал сам не свой. Это давняя история.
– Расскажи!
– Давай как-нибудь потом, тема не очень веселая, да еще у меня от твоей телепатии голова разболелась.
– Это с непривычки, скоро мысленно будешь болтать так же, как и языком.
– Это я-то болтаю? Да меня считают самой молчаливой из всех боярских дочек. Многие вообще моего голоса не слышали!
– Счастливые… – задумчиво протянул я.
– Собака страшная, как ты смеешь?
– Почему же страшная, вон твой Феликлистик считает меня очень даже красивым.
– Он не мой! А тебя, такого симпатичного, уже ждет в своей будке твоя ненаглядная, лохматая Золотуха.
– Она не моя!

Тут мою голову пронзила острая боль – я даже опешил от неожиданности и инстинктивно накрыл голову лапами.
– Что с тобой, тебе больно? – уже в полный голос заволновалась Селистена и нагнулась ко мне.
– Не знаю. Погоди, наверное, сейчас отпустит.
Я отвернулся, расслабился и постарался ровно дышать. Боль потихоньку начала отступать.

– Хм, я дико извиняюсь, но у вас стоит очень сильная защита, и взломать ее было непросто.

Судя по испуганному взгляду Селистены, это не рыжая. Интересно, где на мне написано, что моя голова – это место для того, чтобы по ней шастал неизвестно кто? Я потихоньку восстановил дыхание и начал разговор с наглецом:

– Между прочим, я никого в гости не звал.
– Прошу прощения, но иногда бывают такие моменты, когда необходимо прийти в гости без приглашения.
– А незваный гость может представиться?
– Конечно, конечно. Меня зовут Филин.

Я поднял голову и отыскал у противоположной стенки, в уголочке, скрюченную фигуру Филина. Он, встретившись со мной взглядом, приветливо помахал мне рукой. Интересно, а что это карлик такой приветливый стал? Помнится, когда я его искупаться отправил, он на меня совсем по-другому смотрел.

– Думаю, что мне представляться не надо?
– Конечно же не надо. После того, как вы двух горных спиногрызов прикончили, вас весь город знает.
– Кого я прикончил? – Я решил закосить под дурачка.
– Да ладно, не скромничайте, ваши ночные подвиги говорят о компетенции в вопросах борьбы с нечистью. Без специальной подготовки вам их было не одолеть.

Дурка не прошла, надо срочно поменять тактику. Ухожу в глухую несознанку.

– Да я сам не знаю, как это у меня получилось. Если это ваши зверушки, приношу свои искренние извинения.
– Настоящее имя вы мне, конечно, не скажете, так что вынужден называть вас именем того, под чьей личиной вы скрываетесь. Уважаемый Шарик, не надо отрицать того, что вы связаны с колдовством. Уже то, что мы с вами разговариваем посредством телепатии, говорит о многом. Так что, может, сэкономим время и перейдем к сути моего предложения?

Ишь ты ушлый какой! Несознанка не прошла, буду косить под авторитета. Нас и этому в скиту учили, правда подразумевалось, что это поможет обмануть дознавателей и палачей, если в темницу попадешь, но попробую применить тут.

– Говори, слушаю.
– Вот и замечательно. Думаю, что вам тоже будет интересно со мной поговорить.
– Если бы мне нужно было с тобой поговорить, то я пришел бы к тебе, а так пришел ты. Чего надо?

Филин явно осекся, значит, тактика выбрана правильно.

– Если вас не затруднит, то мне бы хотелось обсудить с вами некоторые возникшие проблемы.
– Лично у меня никаких проблем нет, но, если тебе надо, – валяй, перетрем.
– Замечательно, может, не будем тянуть?
– В смысле?
– Сейчас князь быстренько выслушает жалобщиков и всех пригласит отобедать у него. Естественно, к слугам и собакам это приглашение не относится. А вы, несмотря на все мое уважение, в данном обличье все-таки собака.

Опять налицо дискриминация собачьего населения. Но к Филину в данный момент это не относится.

– Я недавно плотно поел, так что обед меня не интересует (Хотя если пригласят – не отказался бы.). Где перетирать будем?
– На берегу пруда есть чудесная беседка. Я буду вас ждать там через десять минут.
– Как скажешь, жди.

Лицо Филина исказила гримаса, на мгновение приоткрыв истинную сущность. Отлично, я его завел. Что-что, а выводить людей из себя я умею великолепно. В голове что-то щелкнуло, и я почувствовал себя значительно лучше. Но расслабиться мне не дали вопли Селистены. Удивительно, она даже с закрытым ртом умудряется орать.

– Даромирушка, а что с тобой было?
– Старый знакомый заходил.
– Не поняла, куда?
– В голову.
– Больно, да?
– Ерунда, пройдет. У меня на него защита какая-то стояла, и он ее ломал. Видимо, вместе с черепной коробкой.
– А от меня ты защиту не строил? – в голосе зазвучали самодовольные нотки.
– От тебя, наверное, нет. Ты же ко мне просто пролезла.
– Может, мы действительно с тобой связаны… – мечтательно прошептала Селистена, но быстро вернулась к действительности. – А я к тебе рвусь, рвусь, а ты не отвечаешь.
– Ага, ты подумала, что я с Золотухой контакт налаживаю?
– Дурак, я же за тебя волновалась. Ты бы себя со стороны видел.
– Извини, тяжелый разговорчик был, а предстоит еще тяжелее.
– Предстоит? Вы договорились о встрече? Где? Когда? Почему?
– Слишком много вопросов, а времени нет. Слушай, сейчас что, обед у князя будет?
– Да… – замялась Селистена, – но тебя туда, наверное, не пустят, извини, но…
– Ерунда, дома двойную порцию положите, всего и делов. Сейчас я не об этом. Пока вы будете поглощать деликатесы и вести светские беседы, я суну голову в пасть врагу.
– Куда сунешь? – не поняла боярышня.
– Ладно, не важно куда. В общем, после обеда, если меня не будет у парадного крыльца, иди спокойно домой, но на всякий случай держись поближе к батюшке.
– А ты? – В голосе зазвучала тревога.
– А я перетру пару проблемок с Филином.
– Что сделаешь? – опять не поняла Селистена.

Эх, золотая молодежь, нормального русского языка не понимает.

– Не важно. Ладно, вон уже прием заканчивается, иди расслабляйся, а всю грязную работу за тебя сделает твой четвероногий друг. Такая уж у нас тяжелая судьба-судьбинушка.
– Дарюша, ты побереги себя, я буду очень волноваться.
– Не боись, пока я не увижу свою рыжую невесту, погибать я не собираюсь.
– Это ты кого имеешь в виду? – закипела Селистена. – И потом, ведь я тебе запретила называть меня рыжей.
– Вообще-то я имел в виду Золотуху, но ход твоих мыслей меня устраивает.
– Хам! – Оказывается мысли могут быть очень громкими. – Да ты на себя посмотри, жених! Ты…
– Все, отключаюсь. Мне предстоит важный разговор, а ты меня нервируешь.

Толком не знаю, как у меня получилось, но я действительно прекратил доступ воплей возмущенной боярышни в свои мозги. Селистена продолжала пыхтеть, но к такому проявлению эмоций я уже привык. Чтобы не оставлять напряженность в отношениях, я лизнул ее руку и прошмыгнул в открытые двери.

* * *

Выскочив из дворца, я отыскал глазами беседку у пруда, но вместо того, чтобы побежать туда сразу, я резонно заметил, что последнее время стал слишком часто передвигаться именно таким способом, и вольготно разлегся в густой траве под старой яблоней. Из беседки меня видно не было, а она оказалась у меня как на ладони. Прийти на встречу вовремя я не мог – не согласовывалось с имиджем, который я выбрал. К тому же полезно полежать в теньке недалеко от воды, дабы набраться сил перед судьбоносным разговором.
Жалко, что раскусил он меня так рано, но после ночных событий было бы глупо отрицать, что я не совсем обычная собака. Ладно, побазарим. В том, что Филин не заманивает меня в ловушку, у меня сомнений не было. Пока Гордобор с Филином не поймут, кто им противостоит, следующий удар они не нанесут, поостерегутся. Значит, надо будет напустить побольше туману, а уж это я умею.
Также нисколько не сомневался, что быть сторонним наблюдателем в этой истории с загадочной нелюбовью к рыжим волосам, я не смогу. Тот момент, когда я мог исчезнуть незамеченным, безвозвратно упущен. Хотя, как ни странно, я ничуть об этом не жалею. Хотел приключений – вот и получил. Удивительно только, что в историю влип не я, а эта рыжая бестия. Вот уж никак не ожидал, что придется кого-то спасать от таких сильных врагов. Ну и дела! Одному-то мне было просто: хлоп –и нет меня. Я никогда не считал отступление позорным фактом, так что в случае, когда могло запахнуть жареным, просто отбыл бы в неизвестном направлении. И в жизнь меня не нашла бы ни одна нечисть и ни один колдун.
Может, все-таки плюнуть на все, перекусить напоследок, и в путь? Думаю, что за четыре седмицы смогу добраться до Серафимы. По-любому Гордобор и его слуга для меня сейчас значительно опасней всех волков и медведей вместе взятых.
А что, может, так и поступить? Ну с какой, собственно, стати я должен заботиться об этом рыжем чудовище? От смерти я ее уже два раза спас, ну и хватит с нее. А что я вообще могу? Я и колдовать-то толком не сумею в таком обличье, а серебряным когтем да собачьими зубами против черного колдуна высшей ступени много не навоюешь.
Хорошо говорю, складно. Но себя, конечно, не обманешь – никуда я не уйду. По крайней мере, пока не удостоверюсь, что хозяйке ничего не угрожает. Привязался я к ней и вообще-то без ложной скромности могу заметить, что и она ко мне. Да и единственный, кто в этом городе может защитить Селистену, это я.
Решение принято, мосты сожжены, только вперед… Они еще не знают, с кем связались! А когда узнают, будет уже поздно. Я в деле, ерунда отнекиваться, поздняк метаться!
Но чтобы эффективно бороться с неприятелем, надо обладать хоть какой-нибудь информацией. Видимо, и Гордобор хочет немного разобраться в столь нетипично развивающейся ситуации. А в том, что ночные приключения – дело рук премьер-боярина или его мелкого слуги, я не сомневался ни капли.
И попробуйте убедить меня в обратном! Нет уж, не надо быть гениальным аналитиком, чтобы не связать неожиданно появившейся в спальне Селистены парочки горных спиногрызов с той злобой, которая исходила от черного колдуна. Приручить этих тварей без черного колдовства просто невозможно. Так что твоя это работа, премьер-боярин, ну или этого мелкого пакостника – Филина. Да и приглашение на разговор по душам только подтверждает мое мнение.
Вот и мой собеседник явился. Пунктуален, как все оборотни. Нервничает, головой вертит, небось видел, как я из зала выбежал – и рассчитывал, что я уже буду на месте. Шалишь, братец! Мало ли у меня какие дела образовались.
Прошло еще минут десять, прежде чем Филин попытался наладить со мной телепатическую связь. Великие колдуны, такие как Серогор, могут связываться друг с другом на расстоянии многих сотен верст. Но это достигается при максимальной концентрации магической энергии, чего можно добиться только годами тренировок. А передача мыслей на небольшое расстояние доступна многим. Я не знал, насколько силен в колдовстве Филин, и постарался перекрыть ему доступ к моей многострадальной голове. Оказалось, что вовремя. Как и в прошлый раз, у меня резко заболела голова, но я уже был готов к такому раскладу:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57

загрузка...