ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Хотя взгляды все-таки разнятся. Гордобор просто пышет злобой и решимостью помериться силами. И чего пристал к бедной собачке? Вроде костей его не воровал, на хозяйской кровати не валялся.
А Филин зыркает по-другому. Нет, конечно, злобы и ненависти тут хватает, но явно присутствует некоторое опасение. То-то же! Знай наших, классно я ему мозги запудрил, знает кошка, чье мясо съела. А что тут такого, именно с опаской должен смотреть жалкий оборотень на реального колдуна в законе. Отлично, моральный перевес уже на нашей стороне. Филин будет сомневаться, и хотя бы частичка этих сомнений обязательно отразится и на его хозяине.
Для поддержания имиджа я выпятил грудь, нахмурил брови и чуть-чуть приоткрыл пасть, сверкнув на солнце клыками. А после того как супернаездница спешилась, я вольготно разлегся у ее ног и о шерсть левой лапы стал шлифовать и без того сияющий серебряный коготь. Случайный зайчик, отразившись от моего грозного оружия, пробежался по потертому камзолу оборотня. Филин вздрогнул, словно его ошпарили, и с ужасом уставился на меня. Я «улыбнулся» ему своей уже ставшей знаменитой улыбкой и погрозил когтем. Оборотень судорожно вздрогнул, – видимо, проняло пернатого.
Далее началась официальная церемония проводов посольства. И не важно, едут налаживать торговые связи, утрясать конфликты или сговариваться о свадьбе, главное в этом деле – ритуал. Если побывал на одном таком мероприятии, считай побывал на всех. Бу-бу-бу, тра-ля-ля, пятое, десятое, в общем, сплошное занудство. Но что делать, я ведь тоже как-никак лицо официальное. Главный кобель княжеского двора – это звучит гордо! Так что пришлось выдержать все до конца.
Погрузка, напутственная речь князя, ответная Антипа, прощание с дочерью. Ура, отплыли! Теперь можно заняться и более важными делами.

– Тебе не кажется, что самое время сбежать?
– Зачем? – не поняла Селистена, еще не отошедшая от красочного прощания с отцом (со всхлипами, объятиями и т. д.).
– Ты что, забыла, что мне нужно тренироваться колдовать без рук?
– Нет, конечно, сейчас ладья скроется за поворотом, и пойдем.
– Значит, ты предлагаешь мне начать колдовать при всех прямо на пристани? Так Бодун меня живо на костер отправит.
– Ну нет же! Уйдем подальше в лес.
– Ты случайно не забыла, какое задание дал твой отец Фролу и Федору?
– Не отходить от меня ни на шаг, – сдалась сообразительная боярышня.
– Точно, так что если ты не хочешь провести время с этими ладными ребятками, то самое время слинять.
– Ты что, уже линять начал?
– Линять – по-русски это… А ну, все равно не понять тебе нормальной речи. Пошли за мной.

Маленький побег удался на удивление легко. Внимание окружающих (в том числе и наших охранников) было приковано к отплывающей ладье, так что ушли мы почти в открытую. Через несколько минут мы уже покинули пристань и прямиком направились к лесу. Только вот странное чувство, что кто-то смотрит в спину мне, никак меня не покидало. Надо ли говорить, что взгляд этот был не самым добрым.
Ерунда, солнышко высоко, и ни одна нечисть до вечера на нас не нападет, а с людьми я уж как-нибудь справлюсь.

* * *

Эх, природа-матушка, красота, да и только! Хорошо-то как, аж зубы сводит. Как только мы выбрались из города и дошли до леса, я, как и в прошлый раз, решил поразмять косточки. Эх, раззудись плечо, развернись душа! Что и говорить, раззудился и развернулся я по полной программе.
К моему великому удовольствию, я в буквальном смысле нос к носу столкнулся с зайцем. Есть я его, конечно, не собирался, но в качестве партнера по бегу этот лопоухий устраивал меня как нельзя лучше. Изо всех сил я рванул за ним только трава из-под лап полетела. Сразу выяснилось, что по прямой я, без сомнения, превосхожу косоглазого, но этот нахал стал резко менять направление бега. Представляете, какое свинство?! Только я его нагонял, как этот обормот нарочно выбирал дерево побольше и буквально у самого ствола резко отворачивал в сторону. Ума не приложу, как это у него получалось! Но факт остается фактом, он отворачивал, а я по инерции несся вперед, попутно пытаясь затормозить всеми четырьмя лапами. Причем два раза я в последний момент умудрялся увернуться от неминуемой, казалось бы, встречи с деревом, а вот в третий раз не успел. Со всей дури (а ее у меня в избытке) я врезался в сосну. Голова выдержала, сосна тоже, но погоню пришлось отложить.
А этот лопоухий рассмеялся мне в лицо, предъявив все свои четыре зуба, похлопал ушами, показал мне язык и не торопясь направился по своим делам. Ну никакого уважения к старшим, ведь всем известно, что человек – царь природы, а собака – друг человека, значит, я как минимум друг царя. А этот хмырь, невзирая на этикет, мне язык показывает. Эх, молодежь…
Это досадное происшествие здорово позабавило Селистенку, та смеялась до слез. Пришлось напомнить, что я здесь не для того, чтобы смешить ее боярское высочество, а для совершенствования тонкого и великого искусства колдовства. После такого напоминания рыжее создание немного успокоилось, но ехидный взгляд я еще долго ощущал на своей шкуре.
Наконец мы прибыли к заданной точке. Что и говорить, место было подходящее. Вдали от тропинок, в лесной чаще скрывалось небольшое лесное озеро с темной, почти черной водой. Вот на небольшой лужаечке рядом с этим озером мы и расположились.
– Ну, можешь начинать, – милостиво разрешила боярышня.
Селистена уселась на траве и с интересом уставилась на меня. Похоже, у меня сегодня судьба развлекать свою хозяйку. Я на всякий случай потянулся, похрустел косточками и в задумчивости уставился на воду.
– И чего ты задумался?
– Не знаю, что колдовать, – вполне честно сознался я, – никогда не задумывался, что за заклинание применить в тот или иной момент. Нужное заклинание само как-то появлялось в моей голове, и я воплощал его в жизнь. А сейчас даже как-то растерялся.
– Колдани что-нибудь громкое!
– Например?
Селистена задумчиво пошарила глазами вокруг и остановила свой взгляд на небольшой елочке, росшей у опушки.
– Давай мыслить логически.
– Давай, – не задумываясь, согласился я.
– Нам сейчас важнее заклинания боевые, так?
– Так.
– А коли так, то ударь молнией вот в эту елку.
Я нашел взглядом зеленую лесную красавицу, и мне стало ее немного жалко. Чем она провинилась? Но мои возражения решительная Селистена даже слушать не захотела. Мол, молния, и точка. Я вздохнул, мысленно попрощался с елочкой, прошептал заклинания и щелкнул когтями.
Густой дым заволок опушку. Слава богам, получилось. Положа лапу на сердце, я немного сомневался. После не совсем удачного опыта с букетом полевых цветов для боярышни я был не совсем уверен в своих силах. Хотя если вдуматься, то хороший дуб с россыпью желудей – подарок для такой девицы совсем неплохой.
Дым рассеялся… Поторопился я с выводами. Елка стояла на прежнем месте, целая и невредимая, но выглядела, мягко говоря, странновато. Пушистая хвоя сверкала тысячью разноцветных огонечков, цветные зайчики прыгали и веселились вокруг некогда совсем заурядной обитательницы леса.
– Опс… – только и смог выговорить я.
– Скажем так, не совсем молния, – задумчиво заметила Селистена.
– Но зато красиво, – несколько растерянным голосом пытался возразить я.
– А вурдалаков ты тоже огоньками украшать будешь, чтобы они обалдели от увиденного и умерли от разрыва сердца?
– Первый блин комом. Но согласись, задумка хорошая, смотри, какая красавица стала.
– Еще красивее она бы смотрелась зимой.
– Точно!
Минут пять мы с удовольствием смотрели на праздничную нарядную елку, но рыжая вредина вернула меня из моих прекрасных мыслей:
– Может, второй блин лучше получится?
Я хмыкнул, но возразить мне было нечего.
– Давай что-нибудь попроще. Колдани-ка дождь.
Я наморщил и без того морщинистый лоб и очень старательно проговорил нужное заклинание. Не менее осторожно и старательно щелкнул лапой.
Вроде получилось. Во всяком случае, я явственно уловил журчание. Но, задрав нос к небу, падающих капель я не обнаружил. Зато, вернув морду в исходное положение и глянув на Селистену, я поразился ее раскраске. Она по краснела так, что впервые за время нашего знакомства щеки стали ярче волос. Тут до меня наконец-то дошло, откуда слышалось журчание.
– Дурак! – только и смогла выговорить боярышня и сломя голову бросилась в лес.
И что я мог поделать?! Уж никак не бежать за ней, в такой ситуации это было бы лишним, да и небезопасным. Оставалось одно – дождаться, пока боярышня приведет себя в порядок, и героически встретить свою смерть от хлипких, но решительных рук. Убедить, что в такой казус ввел боярышню не нарочно, я не надеялся. Доказать свою невиновность можно только своей безропотной и безвременной кончиной под тяжестью необоснованных обвинений.
Вот так я и лежал на берегу лесного озера, думал о бренности нашей жизни, в красках представлял, как именно Селистена будет меня убивать. Обидно пасть в расцвете жизни от рук почти любимого человека за неудачное заклинание. Может, все-таки у нее сил не хватит? Эта мысль внесла ненужную надежду в мою мятущуюся душу. Впрочем, чего гадать, скоро появится просушенная виновница торжества и сама зачитает приговор.
Появилась рыжая мегера где-то через час и сразу же направилась ко мне решительным шагом. Вот она, оказывается, как выглядит, моя смерть: маленькая, рыжая, конопатая и чертовски милая в своем праведном гневе.
– Смотри мне в глаза и не вздумай врать!
Надо же, не каждый палач сможет посмотреть смиренной жертве в глаза. А требование не врать… Пожалуйста, я вообще никогда не вру, а если и вру, то в моих честных глазах это незаметно.
– Говори, ты нарочно это сделал?
– Нет.
Селистена уставилась на меня и буравила пронзительным взглядом.
– А почему не убежал?
– Потому что у меня это получилось действительно не специально. Но твоя ярость мне понятна, и потому я готов смиренно понести незаслуженное наказание.
Я прижал уши и положил голову на вытянутые вперед лапы. В сей момент решалась моя судьба, и я прекрасно понимал это. Ладно бы нарочно так пошутил, хотя бы было ясно, за что пострадаю, а так… Ну кто знал, что заклинание дождя в собачьем воплощении принесет такой странный эффект?
Селистена продолжала нависать надо мной, но что-то еле уловимо изменилось в облике несостоявшегося палача. Все, казнь откладывается. Это еще не решила боярышня, но уже понял я – меня помиловали. Золотая наморщила свой носик, набрала побольше воздуха и начала свою реабилитирующую речь:
– Когда я убежала с поляны, то готова была сгореть со стыда. Потом чуть не лопнула со злости, готова была вернуться на поляну и задушить тебя. В общем, я пришла с твердым намерением воплотить свои черные мысли в жизнь. Но тут увидела тебя, и появилась мысль, а может, ты не нарочно?
– Честное слово, не нарочно.
– Помолчи, пока не передумала. Меня подкупило то, что ты не сбежал, а потом, у тебя с прижатыми ушами такая несчастная морда. Давай договоримся, этой истории не было. Не было вообще.
– Договорились. – Я приподнял уши и завилял хвостом. Буря прошла стороной.
– И знай, если ты хоть раз вспомнишь про этот инцидент, я вспомню о своем желании тебя придушить.
– Заметано, – охотно согласился я, вскочил с земли и смачно лизнул конопатый носик. – Чего тебе еще колдануть?
Далее было все: и крики, и просьбы, и угрозы, но под действием железных аргументов Селистена сдалась. Как ни крути, но колдовство в нашей ситуации не роскошь, а средство выживания.
– Ладно, но самое безобидное заклинание, – наконец сдалась боярышня.
– Согласен, выбирай.
Мое предложение надолго поставило в тупик уже пострадавшую от моего практически безобидного колдовства боярышню. Пометавшись по поляне минут десять, перебрав десятка три заклинаний, отвергнутых за возможность извращенного использования в моих «кривых» лапах, наконец выбрала, с ее точки зрения, самый подходящий вариант.
– Ты можешь, например, заставить малька вырасти в большую рыбу? – задала довольно туманно сформулированный вопрос Селистена и указала на стайку рыбешек, резвящихся на мелководье.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57

загрузка...