ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Конечно! – радостно подтвердил я и резвым шагом отправился выбирать счастливчика для моего очередного опыта.
– Стой!
Я замер в нелепой позе и с недоумением посмотрел на командира в сарафане.
– Я отойду подальше и оттуда крикну тебе.
– Хорошо, – хмыкнул я и демонстративно повел шеей.
– Колдовать можешь только тогда, когда я тебе крикну, хорошо?
– Человеку один раз случилось ошибиться, а ему этот эпизод будут до старости вспоминать.
– Я тебе вспомню! – пригрозила Селистена и побежала в сторону опушки.
«Двигается прекрасно, да и фигурка у нее ничего…» – пронеслось в моей лохматой голове, но я тут же прикусил язык. Не время сейчас, можно сказать, боевые действия идут.
Не торопясь, я подошел к мелкой заводи, в ней, греясь на солнышке, резвилась стайка рыбешек. Один из мальков расположился в некотором отдалении от остальных и наблюдал за происходящей кутерьмой со стороны, лениво помахивая плавниками, словно крыльями. Ну вот и он, счастливчик. Сейчас станешь большим и сильным, и ни один хищник тебя не тронет.
Мысль – заклинание – щелчок. Я еле успел увернуться – из воды с жутким криком взлетело творение моих лап. Вот захотел бы такого монстра сотворить нарочно, ни за что бы не получилось. Серые перья (больше походившие на рыбью чешую), короткая шея, длинные лапы с огромными когтями и внушительных размеров клюв с двумя рядами устрашающих зубов. Видимо, малек оказался щуренком. Вообще-то птица с зубами уже смотрится неестественно, но мой рыбоптиц оказался совсем интересным гибридом.
Я было уселся поудобнее, чтобы получше рассмотреть произведенное мною чудо природы, но у сего творения были другие взгляды на своего создателя. Монстрик сделал круг над поляной и с противным криком ринулся на меня в атаку, наверное, проголодался в заводи. Размером он, конечно, уступал мне, но, как я успел заметить, зубы у него оказались немного побольше, и если еще взять в расчет их количество и расположение в два ряда, как у любой приличной щуки, я решил отступить.
Так я не бегал никогда. В таком ритме того противного зайца я бы сделал уже метров через десять. С жутким треском проломившись сквозь кусты на опушке, я услышал, как за моей спиной раздался недовольный вопль и клацанье зубов.
На-кася выкуси, не на того напал! Тоже мне птеродактиль недоделанный, нашел с кем тягаться!
После неудачной попытки перекусить своим создателем неблагодарная тварь сделала еще пару кружочков над озером, издала победный клич и, лениво махая крыльями, полетела на юг.
Уф… И на этот раз пронесло…
– Нет слов, душат слезы! – Такой знакомый ехидный голосок.
– Как и просила мадемуазель, он вырос, – нагло заявил я.
А что мне оставалось? Признать, что все три попытки (а если вспомнить дубок, то и четыре) оказались провалены? Ну нет, если себе я и признаюсь, что колдовать без рук не могу, то этой рыжей ехидне я такого удовольствия не доставлю.
– Вырос-то он вырос, но почему полетел?
– Судьба у него такая… – протянул я и с оттенком претензии в голосе добавил: – А ты-то не могла выбрать кого-нибудь поскромнее щуки? Сама-то вон в кустах отсиделась, а я по твоей милости чуть не пошел речному хищнику на закуску.
От возмущения у Селистены дыхание перехватило.
– Я просила только, чтобы малек вырос! Если бы у него не появилось крыльев, то не важно было бы, щука это или карась,
– Крылья – это несущественные подробности, в основном задание выполнено. – Крыть мне было нечем, но и признавать поражение не в моих правилах.
Солнечная хотела было что-то возразить, но, столкнувшись со мной взглядом, передумала. Ну и правильно, я и при нулевом результате не сдался бы, а уж при такой реально подрощенной щуке и подавно. А предыдущий неудачный опыт, по молчаливому согласию, в статистике не учитывался. Ничья, я выиграл.
– На сегодня, думаю, хватит, пошли домой, – вздохнула Селистена и выбралась из кустов на опушку.
– А завтра еще поколдуем? – отряхнувшись, я продрался к ней.
– Без меня.
– Между прочим, для тебя старался. Ты не сомневайся, в нужный момент я колдану так, что мало не покажется, ни одна нечисть в радиусе пяти верст не выживет.
Боярышня улыбнулась, ласково потрепала меня за ухом, и мы отправились домой, – она шагом, я бегом.

* * *

Домой возвращались по уже знакомой тропинке вдоль реки. Точнее, Селистена шла по ней, а я носился вокруг. Сам себе удивляюсь, откуда только силы берутся? Меня словно долго скручивали, не давая выхода энергии (медовуха не в счет), а когда я оказался на природе, отпустили. Вот пружинка и развернулась. Я гонял стрижей, вспугнул пару уток с речки, сделал чемпионский заплыв и опять догнал хозяйку, бредущую с мечтательным выражением на лице. Отряхнулся я, конечно, рядом с ней и слегка взбодрил душем. Глупое выражение с лица исчезло, но побегать со мной боярышня категорически отказалась. Зануда, что тут еще скажешь.
Вдали показались стены Кипеж-града. Я чуть успокоился и шел рядом с Селистеной, слегка трепля ее рукав зубами. Со стороны это смотрелось, наверное, ужасно. Огромная собака, с соответствующими клыками, с жутким рычанием прихватывает руку маленького человечка. А ручонка моей рыжеволосой спутницы могла бы поместиться в моей пасти примерно по локоть. Да и откусить ее я мог бы одним движением челюстей.
Однако Селистенка, ничуть меня не боясь (колдун салагу не обидит!), позволяла мне немного порезвиться. Иногда эта бесстыжая хватала меня за язык или за брыли. Честно говоря, в такие моменты очень хотелось чуть сильнее сжать челюсти, но я не давал волю чувствам и просто мотал головой, всем своим видом показывая, что она меня поймала.
Вот с такими незатейливыми шуточками мы добрались до памятной ивы.
– Посмотри, какая прелесть! – заверещала каштановая.
Интересно, что могло вызвать столь бурную реакцию если, кроме ивы, ничего в округе нет? Я пошарил глазами по сторонам и остолбенел. Прямо у дорожки вымахало огромное растение с очень красивыми цветами в виде колокольчиков и длинными, мясистыми листьями. Что и говорить, зрелище не рядовое, но вот только откуда тут это взялось?
– Дарюша, я тебе сейчас венок сплету! – Счастливая Селистена бросилась вперед к чудо-цветку.
– Я же просил не называть меня Дарюшей, – машинально поправил я.
Тут в моей памяти всплыла картинка из книги. Книги я читал только в «Кедровом скиту», на картинках там в основном была всякая дрянь. Да и не мог этот салат цветущий вырасти до такого размера за пару дней! Колокольчик опасности трезвонил вовсю. Я завопил что было сил:
– Стоять!!!
Селистена стала как вкопанная недалеко от чудо-цветочка. А еще говорят, что женщина не поддается дрессировке: чередуя ласку и строгость, можно добиться поразительных результатов.
– Стоять, – уже спокойно повторил я.
– Ну и как тебя понимать? Не припоминаю что-то, чтобы ты раньше был таким ненавистником веночков. Между прочим, тебе очень пойдет; красный цвет на твоей практически черной голове смотрится великолепно.
– Ты можешь хоть немного помолчать, ботаник-любитель? Тебе ничего странным не показалось?
Нахмуренный носик объявил о начале мыслительного процесса в рыжеволосой головке.
– Нет.
Процесс пошел, но результатов пока не принес.
– Мы всего два дня назад здесь проходили – никаких кустов не росло.
– Ты что, цветочного куста испугался?
– Я сам не боюсь ничего и никого, но за тебя я все-таки опасаюсь. На всякий случай не подходи к нему. Я сам проверю.
Рыжуха церемониально поклонилась и уступила мне дорогу. Ладно, с этой язвой потом разберусь, сейчас важнее странный кустик-переросток. Я подошел поближе, остановился в двух шагах от него и внимательно рассмотрел.
В общем-то ничего примечательного в этом кабачке я не обнаружил, куст как куст. В центре большой цветок, вокруг цветочки поменьше, листья, на мой взгляд, чересчур мощные, но это, как говорится, на вкус и цвет товарищей нет. Я в ботанике никогда силен не был, и если растение нельзя использовать в виде гарнира, то мой интерес к нему тут же исчезал. Но этот баклажанчик мне кажется смутно знакомым.
Почему же звоночек опасности не замолкает, может, просто обойти его от греха подальше? Пожалуй, так и поступлю, своим инстинктам я привык доверять.
– Пошли отсюда.
– Ой-ой-ой, гроза спиногрызов и оборотней лютика испугался, – ехидным голосочком промурлыкала Селистена.
– Повторяю, я никого не боюсь.
– Ну, коли так, думаю, что столь галантный кавалер не откажет мне в маленьком подарке.
Рыжая могла дальше не продолжать, и так было ясно, что она попросит.
– Хорошо, я тебе подарю самый большой цветок, и мы пойдем домой.
– Как скажешь, я сама покорность.
Вот язва золотая! Ну что я делаю, ведь знаю, что к этому укропу подходить нельзя! Нельзя, но надо, а то этот маленький остренький язычок мне проходу не даст. Я сделал пару шажков по направлению к кустику, ничего не произошло. Подошел вплотную, тот же эффект. Неужели подвел меня мой звоночек?
Ладно, после разберемся, что с моим чувством опасности стряслось. А сейчас сорвать цветок и ходу отседова Я потянул морду к цветку, чтобы сорвать его, и оторопел второй раз за последние пять минут. Нет, не обманул меня звоночек, попал я на этот раз по-крупному. Из глубины растения, где у обычных цветков находится ствол, на меня скалилась гнусная физиономия. Я рванул прочь со всех лап, но, естественно, опоздал. Огромные листья ринулись ко мне и вцепились мертвой хваткой.
Ну Селистена, ну рыжее чудовище, если выберусь, обязательно все скажу, что о ней думаю, причем в нормальных выражениях, необходимых для описания всей гаммы чувств, которые вызывает у меня этот мелкий ботаник. И плевать я хотел на женские уши и боярское воспитание! Хотя бы для того, чтобы воплотить намеченное в жизнь, надо выбраться.
– Дарюша, что это? – среагировало наконец чудо природы и бросилось мне на помощь.
Этого еще не хватало! Помощи от нее как от козла молока, а мороки как с обычным козлом.
– Стой где стоишь! – рявкнул я и изо всех сил попытался разорвать путы.
Ага, сейчас! Так это мне и удалось. Листья и стебли тянули меня к красненьким цветочкам, а они уже приготовились к встрече со мной. Чудные цветуечки, только вместо пестиков и тычинок (в общем, той фигни, что у цветков в центре) уже жадно чавкали чудные челюсти с огромными зубами по кругу. Один цветочек – один голодный рот. Особенно напрягал меня самый большой колокольчик. Он явно намерен был вцепиться мне в шею, вон как трясет его от напряжения.
Ствол радостно захихикал. Ой, ребята, вспомнил я, как называется этот патиссон! Петуния гигантская, вот как. Эта тварь знаменита тем, что абсолютно не боится солнечного света (что большая редкость среди темных сил), маскируется под цветы, нападает рядом с водоемами, потому что сама живет в воде. На самом деле сей зубастенький цветочек выглядит не так уж красиво, но маскируется отлично.
Чавкающие цветы все приближались, стебли медленно, но верно делали свое дело. Пора принимать контрмеры. Сгинуть в желудке этой хохочущей морды в мои планы никак не входило. Ствол опять пакостно захихикал. Все, беру назад все свои слова по поводу хихиканья Селистены. Она просто соловей по сравнению с этой дрянью.
Один из наглых побегов обвился вокруг шеи. Серебряные шипы на ошейнике сделали свое дело, раздалось противное шипение, незадачливый душитель пожух и рассыпался на глазах. Однако на общем настрое петунии это никак не отразилось, она явно собралась перекусить собачатиной. Ну не варварство, а? Что за восточные пережитки, и вообще я невкусный!
Извиваясь всем телом, орудуя зубами, шеей (спасибо Антипу за ошейник с серебряными шипами) и лапами, наконец удалось освободить одну из них. Слава богам, именно с серебряным когтем.
Ну что, кактус бритый, теперь повоюем по-настоящему! В несколько заходов я изрядно уменьшил количество наглых листьев. Зубастые цветочки недовольно зачавкали. Ничего, я и до них доберусь, выпишу им серебряное лекарство от всех болезней сразу.
Через пару минут оказалось, что я рано радовался. Петуния изловчилась и спеленала заветную лапку с чудо-когтем в несколько слоев листьев.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57

загрузка...