ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Ой, а что будет дальше? – наконец-то заподозрив неладное, очнулась Селистена.
– Да ничего особенного, – спокойно заметил я. – Этот пакостник, который всем своим поведением запятнал высокое звание трактирщика, по своей сути типичный вурдалак. Ой, смотри, какие у него клыки повылазили!
– Вначале разберусь с рыжей, а потом тебе кровь пущу! – зашипел Беня.
– А вас я попрошу заткнуться и не перебивать, когда старшие по званию и по сути речь толкают. Так вот, на чем это я остановился? А, вспомнил, так вот, перед нашими глазами вместо трактирщика возник старый, гнусный вурдалак, который, несомненно, сейчас захочет побаловать себя вкусненьким и начнет приставать к вам, Селистена Антиповна.
– Ко мне? – дрожащим голосом переспросила боярышня.
– К тебе, к тебе. Но спешу тебя успокоить, не с каким-нибудь охальством непотребным, а исключительно на предмет еды. А ты в свою очередь будешь категорически против такого поворота событий и всякими подручными предметами попытаешься ему помешать. Вам предстоит увлекательный поединок, в котором вы непременно проявите все свои лучшие качества и способности. У вурдалака это, конечно, хитрость, подлость, обман, а у тебя, как у девушки честной и насквозь положительной, остается только молодость и правда жизни. Да, чуть не забыл, во время битвы не забудь, что, если ты проиграешь, он съест не только тебя, но и меня, так уж ты постарайся, не опозорь мои седины.
– Даромирушка, ты в своем уме? Да как я могу справиться с этим уродом?
– Кто урод? Я урод? Да вы еще уродов не видели! –даже немного обиделся Беня.
– Видели, видели. И вообще не спорь с женщиной, раз она сказала, что урод, значит, урод!
– Да как же мне не спорить, если она обзывается?
– Это она перед боем злость в себе пробуждает! – как профессионал заметил я.
– Дарюша, а может, ты, а? – скромно поинтересовалась Селистена.
– Нет, лапочка, на этот раз придется самой. Этот пакостник какую-то дрянь в вино подсыпал, так что я вне игры.
– Нечего плошками меняться! – взвился Беня. – Я принес все как надо, для человека зелье в вине, для собаки в воде, а вы?
– А что мы? – ответили мы хором.
– Вы поменялись и все испортили. Вода на человека вообще не подействовало, а у пса ноги отнялись, да язык развязался. Вот сами заварили кашу, теперь и расхлебывайте. Так все было хорошо отлажено, сколько лет ни одного прокола, ешь, пьешь, засыпаешь и не просыпаешься. Тихо, спокойно, и все довольны, а теперь? Хотя это уже не важно, из моего трактира еще никто не выходил.
– Между прочим, я бы не был таким уверенным, – спокойно заметил я.
– Это почемуй-то?
– Ты старый, обрюзгший вурдалак, вона клыки какие желтые, да к тому же на понтах весь, а это молодая, спортивная девчонка, да к тому же я ее лично к жизни готовил, так что все.
– Что все?
– Туши свет, сливай масло. Сдавайся лучше добровольно.
– Ну ты и наглец! – аж присвистнул Беня.
– Да, что есть, то есть, а она моя воспитанница и вся в меня.
На самом деле мы бы еще долго пререкались, но нас прервала Селистена:
– Мальчики, а может, не надо, а?
– Надо, Селистенушка, надо. Я ставлю золотой на тебя, не подведи.
– А я ставлю два на себя! – взвизгнул Вийский.
– Да откуда у тебя золотой? Небось вошь в кармане да блоха на аркане.
– Да ты чего? – опять обиделся Беня. – Я как-никак не первый десяток лет в деле! Знаешь, сколько денег накопил? Только вот серебро приходилось выкидывать, меня от него мутит. А золота у меня много. Ставлю на себя десять монет!
– Заметано, клади на стойку.
Беня хмыкнул и отсчитал из увесистого кошеля десять монет.
– Солнышко, извини, я сегодня на мели, так что сделай ставку за меня.
– Какую ставку? – не поняла Селистена.
– Ну зачем тебе влезать в тонкости тотализатора? Меня за такие дела Кузьминична с кашей съест. Просто достань золотую монетку и положи ее на стойку. Если ты победишь, то я возьму его десять монет.
– А если победит он?
– Тогда он возьмет.
Селистена явно ничего не поняла в мужских забавах, но золотой положила.
Ну что ж, понеслось!
– Итак, справа от меня находится трактирщик-неудачник, гнусный, старый, противный, мерзкий вурдалак Беня Вийский из Асседы.
– Я протестую! – заверещал обиженный Беня.
– Вам слова не давали, свое недовольство покажете во время боя. Продолжаю. Слева от меня находится прекрасная девушка изумительной красоты и острейшего ума, Селистена Антиповна из Кипеж-града. Если бы вы еще, как я, могли видеть ее фигуру в момент купания, то у вас не осталось бы и капли сомнения, за кого болеть в этом суровом и бескомпромиссном бою.
Беня с интересом уставился на Селистену, та же в свою очередь густо покраснела. Скажите пожалуйста, того и гляди, в желудок вурдалаку попадем, а она туда же, стесняться. Я же правду сказал.
– Не отвлекайтесь, гражданин Вийский! Хороша Маша, да жена Наташа! Вам в вашем возрасте не на девиц заглядываться надо, а на лечебные грязи съездить.
– Это еще зачем? – удивился вурдалак.
– К земле привыкать.
Беня зашипел и сделал шаг навстречу оторопевшей боярышне.
– Стоять!
– Чего опять? – не понял Беня.
– Я как-никак судья, так что бой начинается по моей команде.
– Ну так давай команду!
– А ты не хами судье, а то по очкам проиграешь. Итак, Беня, ты готов?
– Готов! – прошипел Вийский.
– Селистена Антиповна, краса моего сердца, ты готова?
– Нет! – честно призналась боярышня.
– Извини, лапочка, но, похоже, на этот раз выпутываться тебе придется самой.
– Пить надо меньше! – заявила маленькая грубиянка.
– Просто питье паленое попалось, бракоделы кругом! И, между прочим, если бы не я, то мы бы уже давно спали, а этот тип готовился к обеду.
– Кхе, кхе… Я дико извиняюсь, но, может, мы начнем, а то действительно очень кушать хочется.
– Ладно, не торопись на тот свет. Один вопросик напоследок можно?
– Валяй, только быстро.
– Если ты вурдалак, так на кой ты нас вначале накормил до отвала? Небось сразу свое пойло мог подсунуть?
Беня немного смутился, но потом собрался с мыслями и ответил:
– Понимаешь, гости попадаются редко, скучно.
– Ну и что?
– Ну вот, чтобы время убить, я и увлекся кулинарией. И мне не так скучно, и гости перед смертью поедят. В общем, всем хорошо.
– А… – протянул я. – Понятно. Ладно, три, два, один, начали! Ой, посмотрите, что происходит, Беня сразу пошел в атаку и тут же схлопотал большим кувшином по лысой голове. Вдребезги, вдребезги разлетелся кувшин. Да, молодежь сейчас пошла очень непочтительная к сединам старших, посудой, да по голове. Хорошо повлияла собачья отрава на неокрепший девичий организм, ну в смысле, что он на глазах окреп. Что ж, начало явно складывается в пользу молодости. Но старый боец Беня не сдается, атака идет за атакой, впрочем, они довольно успешно пресекаются с помощью столовой утвари. Все идет в ход: тарелки, плошки, вилки, поварешки. А на наглую выходку и хамскую попытку укусить прекрасную боярышню за то место, на котором сидят, возмущенная Селистена ответила чудесным ударом табурета по все той же лысой голове. Правильно, поделом, куда тебе, старому, к такой молодухе подкатывать! За это место только я могу кусать, и то нежно и ласково.
– Если выживу, голову оторву! – на мгновение отвлекшись от боя, прокричала мне Селистена.
– С превеликим удовольствием, радость моя! Ты уж только выживи, а там разберемся. Итак, боец Селистена, похожая на разъяренную рыжую фурию, сама переходит к нападению. Столь значительной перемене в технике боя способствовал огромный ухват, подвернувшийся под руку милой моему сердцу боярышне. Удар следует за ударом, вурдалак умело уворачивается от них. Ой, простите, как сглазил, ухват опускается на спину Бени. Вурдалак жутко корчится и вяло отбивается оторванной от стойки доской. Да куда там, ухват в женских руках оружие просто смертоносное и… ой, ой, ой. Вийский опять пропускает удар, на этот раз уже по голове. Да, похоже, исход схватки предрешен. Но нет, Беня встает и вновь бросается на Селистену Антиповну, опять неудачно, на этот раз страдает живот старого гаденыша. Что и говорить, стиль «разъяренной хозяйки» явно продуктивнее стиля «голодный старый вурдалак».
Удар, еще удар, Беня пятится к стойке, его защита слабеет на глазах. Вот жил бы себе старичок спокойно, не подпаивал молодых девиц дурманящим зельем и умер бы своей смертью. Ан нет, он все туда же. Думаю, еще два-три ловких удара, и последнее сопротивление будет сломлено. Однако посмотрите, недаром все говорят про коварство вурдалаков – он кидает в прекрасные глаза своей соперницы горсть какого-то порошка. Что творится с Селистеной! Она практически ничего не видит, она чихает, из глаз градом катятся слезы… Да, похоже, это конец. Боярышня лупит во все стороны ухватом, но, к сожалению, эти удары не приносят никакого вреда Вийскому. Беня выжидает момент, прыгает, вырывает ухват из рук Селистены и отправляет маленькую боярышню точечным ударом к противоположной стене. Да, что и говорить, но вес в этом деле играет немаловажную роль. Все, ребята, приплыли! Довольный своим вероломством коварный вурдалак с противной улыбкой на губах идет к поверженному сопернику, слюна капает с его мерзких клыков. Однако день заканчивается как-то неудачно. Старый вурдалак не торопится, он знает, что его жертва бессильна. Беня выпускает свои противные клыки, нагибается над боярышней, примеряется к ее белоснежной шейке. Ох, если бы я мог ходить, я бы тебе за одну мысль об этой шейке руки откусил по самые уши.
Все, прощай, Селистенка, прости меня, если что, по… Но посмотрите, что произошло, не верю своим глазам! Боярышня, ничего не видя, практически наугад чем-то ударила Беню.
Беня Вийский, уже собиравшийся праздновать победу, корчится на полу в страшных мучениях. Что же послужило этому виной? Не может быть. Точно! Огромный серебряный гребень, подарок боярина Антипа, торчит в груди мертвого вурдалака. Какая великолепная, чистая победа! Дочирикался, дятел! Вы не представляете, как радуются зрители, если бы только знали, что творится в душе спасенного колдуна! Уф… Что-то я устал сегодня, Селистенушка, рыжее солнышко, принеси мне водички, а?
Боярышня наконец-то протерла глаза, благо в углу нашлось ведро с водой, и прозрела.
– Что ты сказал? – переспросила Селистена.
– Уморила ты меня, а у меня лапы не слушаются, принеси водички.
– Да ты что, издеваешься? Я, я только что убила вурдалака! У меня руки дрожат, а он водички?
– Ну возьми крынку побольше, а налей поменьше, небось не расплескаешь.
– Да я тебя, да я тебе… – начала свою любимую арию боярышня, но я ее перебил:
– Ты не представляешь, как я за тебя волновался.
– Честно? – зачем-то переспросила Селистена.
– Конечно.
– Ты сам-то как?
– Не знаю, – признался я.
Боярышня взяла большую миску, налила туда воды и поставила передо мной. Я жадно выпил ее практически всю, и мне было глубоко наплевать на то, что она могла быть отравленная. Напряжение последних минут сменилось бешеной усталостью. Я, похоже, действительно втрескался в эту рыжую пигалицу. Ладно, поживем – увидим.
С водой повезло, она оказалась обычной.
– А ты молодец! – После водных процедур я наконец смог внятно говорить.
– Спасибо, я старалась, – улыбнулась мне в ответ боярышня.
Ой, ребятки, я просто таю от этой улыбки.
– Знаешь, давай только ночевать здесь не будем, а? – робко попросила меня Селистена.
– Сегодня, моя спасительница, твой день, и твое желание для меня – закон.
– А завтра?
– А завтра нет.
– Почему?
– Потому что завтра будет моя очередь тебя спасать, – пошутил я, и мы устало рассмеялись. – Как ты догадалась-то гребень использовать?
– Не знаю, как-то само собой получилось.
– Придем домой, лично поблагодарю твоего батюшку за ценный подарок.
– Скорей бы уж, – задумчиво ответила Селистена.
– Ладно, нечего рассиживаться. Хоть ты и героиня сегодня, но, пока у меня не отойдут лапы, тебе неплохо было бы вещички собрать, чтобы уж потом не мешкать. Мало ли, может, у Бени тут дружки обитают поблизости?
– Ясно, а какие вещички, у нас вроде все сложено.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57

загрузка...