ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Знаете, несите уху, телятину, ну и еще там чего-нибудь, и попрошу принести вторую тарелку.
Беня удивленно вскинул бровь.
– Моя собака мне слишком дорога, и она привыкла есть человеческую пищу, причем сидя за столом. Не волнуйтесь, я, разумеется, заплачу за доставленные хлопоты.
– То-то же!
– Ой, ви думаете, я удивлен, да ни в коем разе! Ради бога, спите, ешьте с кем угодно. Жизнь давно научила меня не удивляться ничему. Ви платите, меня не касаются подробности. Что такое подробности? Это пшик, уж Бене это говорить не надо, Беня Вийский никогда не задает лишних вопросов.
– И… – попыталась вставить хоть словечко Селистена.
– И, конечно, я с удовольствием накрою вам стол на две персоны, и будь с вами не собака, а, скажем, медведюка лохматая, так я бы и в том случае ответил би вам: да, конечно.
– И…
– И я немедленно принесу все самое вкусное, что есть в моей скромной кухне!
– И не могли бы сказать мне! – практически закричала боярышня.
– Да, я могу-таки сказать вам, – с готовностью согласился Беня.
– Нет ли у вас в меню блюд из крольчатины?
Кто о чем, а вшивый о бане. Ведь вроде русским языком сказал ей, что выглядит прекрасно, ан нет, не верит. Хорошо еще, что знахари не научились увеличивать размеры женской груди, а то бы к ним выстроились бешеные очереди и в мире не осталось бы ничего натурального. Ну а колдуны на такое преступление перед природой не пойдут. Разве только Гордобор, ведь у него вообще совести нет.
– Ой, да о чем разговор? Да пожалуйста, только с утра по лесу бегали.
– Если можно, без подробностей об их личной жизни, – твердым голосом отрезала Селистена и всем своим видом показала, что разговор окончен.
– Ви тут не скучайте, а я бистренько.
После того как Беня скрылся за дверью кухни, мы пару минут просто наслаждались тишиной.

– Теперь ты меня понимаешь? – на всякий случай я перешел на безмолвную речь
– Ты хочешь сказать, что я тараторю, как этот Вийский? – взвилась боярышня.
– Ну конечно нет, хотя…
– Что хотя?!
– Между прочим, второй поход в кабак тебе дался значительно проще, – проигнорировав вопрос, похвалил я спутницу.
– Ну вот, а ты все ругаешься, – сразу смягчилась Селистена.
– Я не ругаюсь, я учу тебя уму-разуму , – скромно сознался я.
– Да ты…
– Не время сейчас ругаться. Посмотри, какое странное место.
– Вот всегда ты так, последнее слово оставляешь за собой! А что тут такого странного?
– Смотри, ставни на окнах, да еще и занавески.
– Ну и что? Может, он яркого света не любит?
– Это мне и не нравится.
– Вечно ты ко всему придираешься.
– Народу ни одного человека, а меню такое, что можно накормить два десятка людей.
– Ну и что, просто хозяин держит кухню наготове.
– Знаешь, маленькая, что касается кухни, ты со мной не спорь. При отсутствии народа настоящий хозяин сможет сразу предложить одно, два блюда, иначе у него просто продукты испортятся в ожидании клиентов в лесной глуши. А у него ишь – от еды сейчас стол рухнет.
– Не называй меня маленькой! Даромирушка, а ты, часом, на солнышке не перегрелся? Чтобы ты да был недоволен столом, ломящимся от еды! Где-то медведь сдох.
– Да я не против еды! Я против нелогичной еды!

Глядя в полные непонимания глаза Селистены, я понял, что занесло меня куда-то не туда. Ну что я могу поделать, если чувство опасности не замолкает, да и криво все. Спросите что? Да не знаю я, но криво – и всё! Надо быстро перекусить (благо пахнет все довольно ровно) и рвать отсюда когти.

– Ладно, сдаюсь. Но все-таки давай отсюда уберемся побыстрее.
– Конечно, Дарюша, – ответила Селистена, наворачивая какую-то травку, закусывая морковкой. Ох, конечно, путь к выздоровлению будет долог и тернист. И на пути к нормальной еде нас встретит еще много всякой дребедени растительного происхождения.

– Ви не скучали без меня? Конечно, ви такая молодая и, наверное, никогда не скучаете, – с этими словами в зал ворвался Беня с огромным подносом в руках, с которого доносились такие запахи, что даже звоночек опасности стал тренькать заметно слабее в предвкушении славной трапезы.
В конце концов, не бороться же с врагами на голодный желудок? Вот подкреплюсь, и тогда… Ой, какая телятинка…
– Я, конечно, извиняюсь, но, как говорится, чем бог послал!
Что и говорить, послал он в этот день очень даже много всего. В следующие минут тридцать мы с Селистенкой вообще не говорили, а только ели. Ох как меня мелкая порадовала! Вот связалась со мной и есть стала как человек. Ну, естественно, в ее рационе было много «полезного», но и «вкусное» не отвергалось.
Беня между тем не замолкал ни на минуту. Впрочем, нам он не мешал.
– А риба? Ви знаете, какую рибу продают у нас на ринке?! Свежее этой рибы вы в жизни не увидите, а они её продают! А зелень?! Да у нас на ринке такая зелень, что даже кушать жалко!
– Слушай, все это хорошо, но попроси его попить что-нибудь принести , – наконец смог я выдавить из себя, оторвавшись от жареной курочки.
– Простите, а вас можно попросить принести что-нибудь попить? – выбрав момент, когда Беня будет делать глубокий вдох, перед тем как продолжить свой монолог, быстро проговорила Селистена.
– Ой, седая моя голова (я бы вообще-то сказал, что лысая), да как я мог забыть про самое главное?! Наверное действительно старею.
И Беня словно ураган унесся в кладовую. На мой взгляд, отсутствовал он несколько дольше, чем ожидалось. Но, впрочем, мало ли какие дела могли задержать трактирщика в кладовой. Наконец он появился с плошками. В одной оказалось прекрасное питье из спелого красного винограда, а в другой простая вода. Угадайте, кому он дал виноградное лакомство? Конечно, Селистенке, причем она так скривила при этом конопатый носик, что я даже вздрогнул. Лично мой нос говорил о прекрасном букете этого напитка. Передо мной же оказалась плошка с водой. Опять налицо ущемление прав лохматых, я тоже хочу этого красненького!
Селистена, напротив, с завистью посмотрела на мою воду. Вот дожует и наверняка попросит себе тоже воды. Так зачем же просить, я могу и поделиться. Так, все ясно, тут явно небольшая путаница, но знать о пристрастиях собаки к слабоалкогольным напиткам трактирщику совсем не обязательно. Да если захочу, я в момент завяжу! Но тут так вкусно пахнет виноградом, и ведь рыжая жадина наверняка не даст мне немного выпить. Вот так она всегда – ни себе, ни людям.

– Солнышко, а у тебя морковка кончилась. Закажи еще порцию.
Селистена даже подавилась.
– Зачем ?
– Пусть Беня выйдет на минутку, хочу хоть немного побыть в тишине.
Золотая удивилась, но спорить не стала. Беня побежал за морковкой.
– Маленькая, я смотрю, ты воды хочешь?
– Не называй меня так! Да, хочу.
– Бери мою плошку.
– Спасибо. – Селистена с радостью взяла предложенную воду и жадно выпила. Что и говорить, все яства были изрядно посолены, да и перца, на мой нюх, тоже было в избытке. Я подождал, пока она допьет, и в тот момент, когда плошка оказалась на столе, скромно попросил:
– Оставь мне немножко.
Селистена растерянно уставилась на пустую посуду:
– Сейчас я крикну Бене, и он принесет еще.
– Не надо, зачем гонять Беню? Дай мне глоток твоего питья, и дело с концом.
Боярышня с недоверием посмотрела на меня:
– Надеюсь, не будет, как в прошлый раз?
– А что в прошлый раз? – взвился я. – Я был в полном порядке! Если жалко, так и скажи, и нечего придумывать липовые причины.
– Да на, пей, мне не жалко, – сдалась рыжая и подвинула ко мне плошку.
Именно этого я и ждал. В один присест я осушил плошку. Божественный напиток! В нос ударил легкий вкус винограда. Очень приятно, ничем не хуже медовухи.

– Ты же сказал, что глоточек?
– Просто у меня большие глотки.
– Просто ты большой плут!
– Тебе что, глоточка сока для бедной собаки жалко?
– Это не сок, а вино!
– От названия смысл не меняется.

В зал ворвался Вийский. Потрясающее зрелище, достойное кисти художника. А название уже готово – «Беня с морковкой». Звучит? Так я плохого не посоветую.
– Вот, прошю вас! Хотя что это за морковка, вот у нас в Асседо это морковка! Я смотрю, мое вино вам таки понравилось? Ну и прекрасно! – Последняя фраза произнесена была уже совсем другим тоном. Я бы сказал что несколько злорадно.
Проглотив очередной кусок мяса, я вдруг ощутил резкое улучшение настроения. Хм, а от вина это произошло даже быстрее, чем от медовухи. А вы говорите, завязать! Да при таком вот настрое я байки смогу до позднего вечера травить, а значит, пройдем путь раза в полтора больше. Хотя зачем нам куда-то идти? Нас и здесь неплохо кормят.

– Слушай, Даромир, а тебе не кажется, что трактирщик стал каким-то странным? – влезла в мою голову противная Селистенка.
– И что таки странного ты увидела в этом милом Бене ?
– Сейчас же перестань, у меня и от одного Вийского голова раскалывается, а уж двоих я выдержать не смогу.
– Да ладно, ладно. Солнышко, я тебе никогда не говорил, что ты очень красивая?
– Никогда. – Селистена даже подавилась от неожиданности.
Странно, кто меня за язык тянул?
– Тогда говорю.
– Мне, конечно, очень приятно, но с тобой все нормально?
– Все прекрасно, настроение просто супер, только вот…
– Что?
– Встать не могу, весело, да?
– Обхохочешься . – Боярышня нахмурила лоб.
– Ты такая смешная, когда сердишься!
– Вот только выберемся отсюда, я тебе такую головомойку устрою, что вовек к вину не притронешься!
– Так отсюда вначале выбраться надо, смотри, у Бени какие клыки выросли, не меньше, чем у меня.

Ой, что-то со мной не того, не как обычно. Встать не могу, лапы не слушаются, хвост вообще изменил хозяину и повис в совершенно неприличном виде, колокольчик опасности в голове трезвонит как ненормальный. Беня на глазах в вурдалака превращается, а мне весело. Ну и вино, надо будет с собой в дорогу попросить.
Между тем Беня как-то скукожился, сбледнул с лица и показал внезапно пророщенные, но желтые и давно не чищенные клыки.
– Скажите, милая деточка, вы себя хорошо чувствуете? Скажем там, ножки не отнялись али ко сну не тянет?
– Слышь, ты, лысый ежик, сначала клыки почисть, а потом нависай тут! Какая она тебе деточка?
Селистена с ужасом уставилась на Беню, а Беня в непонятках уставился на меня. Ну а я… В общем, в тот момент я стал сам не свой. Я, вообще, веселый по жизни, всему свое время, а тут… Ох и вкусненькое винцо было. А сейчас вокруг все стало каким-то странным, будто я наблюдал за всем этим со стороны. И с языка моего спали последние запреты. Я его и раньше не очень ограничивал, а уж теперь…
– Че уставился? Зенки проглядишь! Скажи спасибо, что я встать не могу, а то бы я тебя за непочтение к даме… Ну ты сам понял.
– Говорящая собака? – зашипел Беня.
– Пингвин, блин!
Скинув оцепенение, Беня наконец-то сообразил:
– Так это ты вместо девчонки мое вино выпил?
– А тебе не все равно, кто твою бурду пить будет? Кстати, за девчонку можешь и схлопотать.
– От тебя, что ли? – зашипел Беня. – Или, может быть, от этой пигалицы?
– А вот теперь, лысый, ты попал конкретно! Да за пигалицу она тебя укатает под орех! Да, и слюни подбери, а то, вишь, весь пол закапал. Девочка, конечно, хороша, но она не свободна.
– Даромир, что происходит? – наконец смогла выдавить из себя моя рыжая прелесть.
Никогда еще мне не было так весело, и вроде все плохо, но ведь, с другой стороны…
– Понимаешь, этот хмырь не кто иной, как вурдалак и, сейчас ты ему наваляешь по полной программе.
– Почему я?
– А потому что я устал, у меня лапы не двигаются, и потому что теперь твоя очередь спасть нас. Классно да?!
– А еще потому, что не надо плошками меняться! – обиженно пискнул Беня.
– А тебя, клоп смердящий, вообще не спрашивают! Небось тебя из твоей Ассэды выперли за такие вот пакости?
– Не Ассэда, а Асседо! Это все интриги!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57

загрузка...