ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Мало ли что… А вы такая прекрасная пара.
– Ах вот вы в каком смысле… – протянул я.
– А… – начала было боярышня, но я очень красноречиво зыркнул на нее, и дурацкий вопрос не успел слететь с шустрого язычка.
– Так что всего хорошего, счастливого вам пути. Не волнуйтесь, мы сложим самую замечательную балладу и через год споем ее всем, чтобы весь мир узнал о великом Даромире и прекрасной Селистене.
– Ну ладно, и вам не хворать. Пока, ребята, берегите себя.
– Скажите, а у вас кроликов больше нет? – выпалила Селистена и густо покраснела.
Спиногрызы растянули мордашки в улыбке, мурлыкнули и тихо растворились в густой траве.
Наутро у нас появился запас прекрасного кроличьего мяса, которое Селистена ела уже без уговоров, но при этом густо краснея и лепеча что-то про Кузьминичну и про заботу о моей лохматой голове.

* * *

Долго ли мы шли, коротко ли, а хавчик все равно кончился. Селистенка стала гундеть. Конечно, я мог бы напомнить, про двойные порции крольчатины, но не стал. Да, вот такой я великодушный. Дальше я совершил поступок, который поверг в шок мою спутницу, да что греха таить, и меня. Я отказался от своей порции в пользу маленьких. Вы представляете, до чего я докатился? Вот то-то и оно! Может, я влюбился? Да нет, ерунда, просто я большой и сильный, а она такая маленькая и красивая. Все лучшее детям.
Чтобы притупить чувство голода, мы очень активно вели нашу учебу, лишь иногда отвлекаясь на небольшие отступления.
– Скажи мне, милый ребенок, как тебя угораздило этого проходимца с длинными ресницами серебром причесать? Не, я, конечно, тоже считаю, что наглость надо карать, но, может, не так кардинально?
– Я не ребенок! И по сравнению с тобой Тинки можно назвать даже застенчивым.
– Так ты и мне страшную смерть готовишь? Предупреждаю сразу, меня серебро не возьмет.
– Вот стоит один раз ошибиться, так ты теперь будешь мне всю жизнь вспоминать этот случай.
– Вряд ли, – задумчиво ответил я.
– Что, не будешь вспоминать?
– Буду, конечно, но не всю жизнь. Не пройдет и пары дней, ты отчебучишь что-нибудь свеженькое, так что этот случай пойдет в запасники моей памяти. Кстати, а откуда гребень взялся, я вроде такого у тебя не видел?
– Это мне батюшка подарил перед самым отплытием.
Обрадовавшись, что разговор свернул со скользкой темы, Селистена вынула из густой копны волос тяжелый серебряный гребень и показала мне. Между нами говоря, гребень больше напоминал небольшой строенный кинжал, чем безделушку для волос. Добавить к этому материал, из чего он был сделан, и становится понятным замысел Антипа.
Ну да, оружие носить депремьерше, знамо дело, не полагается, а вот такая безделица в опытных руках может стать вполне серьезным оружием. Хотя откуда взяться опыту у этих милых ручонок?
– Знатная вещица, держи ее под рукой, мало ли что может случиться, серебро оно и в женских руках серебро.
Селистена непонимающе повертела гребень в руках, хмыкнула и вернула его на место в огненных волосах. В такой шевелюре вполне внушающий уважение гребень утонул, словно курица в пруду.
Некоторое время прошли в тишине. Но настало время боярышни подкалывать меня.
– Слушай, а что ты там спиногрызам плел про свои подвиги? Зачем тебе это нужно?
– Ну, во-первых, не плел, а чуть приукрасил. А во-вторых… – Я сорвал травинку, сунул себе в пасть и задумчиво уставился себе под лапы.
– Что во-вторых? – не выдержала Селистена.
– Да так, подумалось… Серафима моя живет в лесу, одна, но знает абсолютно все, что творится в округе. Вот я и подумал, как было бы хорошо, если бы ей про меня такую балладу спели. Представляешь, как ей было бы приятно узнать от посторонних, да еще в такой прекрасной форме, что ее воспитанник не балбес какой-то, а вполне состоявшийся колдун с именем. Вот бы моя бабанька порадовалась. Знаешь, она для меня столько сделала.
– Расскажи мне про нее.
– Да что рассказывать, ты и сама скоро ее увидишь.
– Ну расскажи. Между прочим, в балладе я буду твоей дамой сердца, так что вправе узнать подробности о твоей семье, – протараторила боярышня и густо покраснела.
– Да, я как-то об этом не подумал. Кстати, ты не только в балладе дама моего сердца. Значится, так, бабулька моя совсем не так проста, как хочет показаться.
– Что ты сказал?
– Я говорю, что она почему-то хочет казаться проще, чем есть на самом деле.
– Нет, до этого что ты сказал?
– Слушай, ты будешь слушать или нет?
– Вредина! Буду.
Так как времени у нас было хоть отбавляй, то дальше я подробно рассказал о моей Серафимочке. Причем всю правду без прикрас, и хорошие стороны и не очень. Ну нашло на меня что-то, вот меня и понесло.
Когда я закончил, Селистена ошарашила меня заявлением:
– Знаешь, давай не пойдем к Серафиме.
Я аж споткнулся от такого неожиданного поворота событий:
– Не понял, почему?
– Я боюсь. Насколько я поняла, она всех людей насквозь видит.
– Ну и что, тебе-то чего бояться?
Селистена не ответила и опять покраснела. Что-то она последнее время больно часто в краску впадать стала. Может, это от недоедания?
Сам не знаю почему, но после этого мы надолго замолчали. Я сосредоточился на дороге. Скоро должна была показаться река, и там планировался привал с, мягко говоря, скудным ужином, и то только для маленьких. И как это у спиногрызов получалось кроликов ловить? Вон я чуть лапы не стер по самые клыки, а ни зайца, ни енота, ни даже чахленького суслика поймать не смог. А белки так вообще стыд потеряли, шмыг на дерево и нагло хихикают надо мной. А я уже два дня не емши, так и отощать недолго. Ну куда это годится? Опаньки, вот и река, постойте, а это, собственно, что?
На берегу речки стоял добротно срубленный домик с милой сердцу вывеской «Трактир Асседо». Я инстинктивно замахал хвостом, моя же спутница была ещё более прямолинейна:
– Ура! Еда!!! Бежим быстрей!
Звоночек опасности тихонечко, но вполне отчетливо звякнул у меня в голове.
– Погоди!
Я едва успел схватить за подол сарафана рванувшую к заветной пище золотокудрую спутницу. Она ошалело вытаращилась на меня:
– Даромирушка, я тебя не узнаю! Ты что, заболел? Это же трактир!
– Знаешь, тут что-то не то.
– Что не то? – В голосе зазвучали нетерпеливые нотки.
Были бы мы в городе, я от такого отношения боярышне к еде сам бы на задних лапах станцевал, но тут…
– Тебе не кажется странным?
– Что? – Неудовольствия стало значительно больше.
– Ты только не кипятись, но сама посуди. Откуда здесь, в глуши, мог взяться трактир?
– Ну и что, тут река, ладьи небось часто ходят, а купцы в пути за хорошую кормежку втридорога платят.
– Ага, а пристань где?
– Не знаю! Я боярская дочка и не обязана знать, где здесь пристань. Пошли быстрее, я так голодна, что готова съесть аж целого кролика
О как ее заклинило, что же со мной будет, когда она узнает правду? Даже страшно представить.
– Стой, тебе говорю! Нечистое это место, я всем телом чую, от носа до кончика хвоста. И к тому же меня кто-то предупреждал про такой вот трактир.
– Кто?
– Э…
Тут я как-то замялся. Не знаю точно, но что-то я слышал о таком вот трактире в странном месте, но хоть мне усы обстригите, не помню что. То ли никто не выходил из него, то ли кормят так вкусно, что сам не захочешь выйти. Ответ находился где-то совсем рядом, но я никак не мог поймать его. И где же я слышал про такое вот сооружение?
– Ну так и что? – напомнила о себе голодная Селистена.
– Сам не пойму. Ты же меня знаешь, была б моя воля, так я бы в трактире вообще на постоянное место жительства прописался, но тут что-то не то.
– Что не то? Ты не мог бы говорить яснее и немного быстрее, я есть хочу.
– Не то, и все! – разозлился я. – И вообще, я отвечаю за твою безопасность, а из этого места исходит какая-то угроза.
Селистена нахмурила носик, затем лобик и уж затем выдала мне:
– Сам посуди, без еды мы долго не протянем, так что хочешь не хочешь, но зайти сюда надо. Перекусим, пополним запасы, и сразу в путь, даже на ночлег не останемся. Хорошо?
Что тут скажешь, но она была права, и это меня просто бесило. Но ведь и чувству опасности я привык доверять. Вот если бы я вспомнил, что слышал об этом кабаке… Нет, не помню, как корова языком слизнула. Ладно, буду начеку, и уж чего-чего, но разнести эту халабуду по бревнышку у меня силенок хватит.
– Ладно, пошли. Но только без ночевки.
– Так точно, мой командир, – уже на бегу выкрикнула боярышня и вприпрыжку понеслась к трактиру.
Эх, видела бы меня Кузьминична, обязательно бы получил благодарность с занесением на обеденный стол. Чтобы не отстать, я побежал догонять хозяйку.
Как только мы подошли к трактиру, дверь резко отворилась, и на пороге нас встретил небольшого роста лысоватый тип в странной полосатой майке и грязном переднике.
– Ой, таки держите меня семеро! Какие гости, а я не брит!
Селистена на секунду опешила, но давнишнее отсутствие еды сказалось на ее красноречии, и на этот раз все обошлось даже без моих подсказок.
– Здравствуйте! Мы могли бы у вас немного перекусить?
– А разве ви не видели вывески? Так вот я вам таки скажу, что на вывеске написано «Трактир Асседо». Наверняка ви знаете, что такое трактир, но, надеюсь, ви знаете и что такое Асседо? О Асседо! Это великолепный город на берегу теплого, самого черного на свете моря. Таки ви бывали там? Нет?! Тогда ви не видели ничего в этой жизни! Ну ничего, боги благоволят вам, и я не пожалею дня моего драгоценного времени и расскажу вам все про эту жемчужину на морском побережье. Разрешите представиться? Меня зовут Беня Вийский. Да, да, я тот самый знаменитый Беня Вийский из Асседо.

– Слушай, если ты его не заткнешь, то мы так и помрем на пороге от голодной смерти.
– А что я могу? Он мне даже рта открыть не дает.
– Тогда позволь действовать мне.
– Знаю я тебя, наверняка укусить его захотел.
– Да, – скромно признался я и даже немножечко смутился. А что прикажете делать, когда между мной и едой становится какой-то болтун с пухлыми ладошками и начинает мне втирать про какую-то муру. Накорми вначале, а потом я с удовольствием послушаю твое вранье.

– А если какой-нибудь недалекий приезжий назовет наш город не Асседо, а Ассэдо, то есть с твердым вторым «с», таки ему сразу били в морду. Ой, дама, простите, ну не сразу, конечно, но во второй однозначно!
– Так что же вы уехали из такого прекрасного места? – наконец удалось вставить Селистене.
Воистину голод творит чудеса.
– Интриги, милая дама, интриги! Да что ви стоите? Проходите, гости дорогие, мальчики направо, девочки налево! Ха-ха-ха, шутю, конечно, тут один зал, и он общий!
Воспользовавшись тем, что приглашение все-таки прозвучало, мы проскользнули внутрь. Зал оказался довольно большим, очень темным и абсолютно пустым Ни одного человека. Странно, а чувство опасности почему-то не умолкает. Не верещит, конечно, но и не исчезает. Что же мне говорили об этом месте?
– Прошю, прошю! У нас как раз нет других посетителей, и обслуживать прекрасную даму буду я лично и по полной программе.

– Между прочим, собаки тоже есть хотят , – скромно намекнул я.
– Чего ты лезешь, разве можно о тебе забыть?

Между тем хозяин разошелся не на шутку и развил очень бурную деятельность. На самый большой стол легла белая скатерть, и тут же, как по волшебству появилась легкая закуска. Все быстро, четко и, судя по тонкому запаху, вкусно. Может, обойдется? Перекусим немного, и на солнышко. Почему же тут так темно?
– Чего изволит молодая барыня? – лихо закинув полотенце на руку, соизволил спросить Беня и, не дав вставить и слова, начал сам отвечать на свой вопрос: – Я дико извиняюсь, но на первое я могу предложить прекрасную уху. Конечно, настоящую уху готовят только у нас, в Асседо, но не будь я Беней Вийским, если она вам таки не понравится! На второе есть прекрасное жаркое из телятины в горшочках. Ох, если бы ви знали, какое жаркое готовила моя мамочка, таки после него ви не смогли би месяц есть ничего, так она чудесно готовила. Еще есть…
Я наступил на ногу Селистенке, и она вскрикнула от неожиданности:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57

загрузка...