ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Это было правильным решением – ведь однорукие воины не нужны никому.
За частоколом раскинулось довольно большое владение. Тут был даже симпатичный пруд с золотыми рыбками и изящной беседкой на берегу. Хм, никогда бы не подумал, что князь Бодун такой романтик. Сам же дворец утопал в зелени яблоневого сада. В общем, снаружи все оказалось очень даже миленько. Посмотрим, что нас ждет внутри. Еще неизвестно, когда меня в следующий раз пригласит в гости князь, так что я поставил себе целью все внимательно рассмотреть и изучить.
Зал для приемов поражал своими размерами. Пожалуй, он даже был больше, чем зал заседаний в «Кедровом скиту». Стены были украшены искусной резьбой и всевозможным оружием. В конце зала на небольшом помосте возвышался княжеский трон, не уступавший по красоте креслу Серогора. Самого Бодуна пока не было, видимо, он появится немного позже, когда соберутся все приглашенные. По всему видно, что приглашенных будет немало.
Появились мы во дворце одними из первых. Это как раз совсем неплохо – я смогу повнимательнее рассмотреть вновь прибывших. Антип с дочкой расположились неподалеку от трона в уголочке, и я вольготно растянулся на полу у ног хозяйки.
Что ни говори, а в собачьем обличье есть очень много приятных сторон. Вот, к примеру, все вынуждены в ожидании аудиенции стоять, а я могу не только сесть, но и лечь. При этом ни один человек не посчитает, что я не уважаю хозяина дома. Уважаю! Просто я могу уважать его лежа, а вот другие посетители нет.
Вот так, удобно устроившись, я стал разглядывать окружающих. Большинство из них я видел на пристани, когда встречали Гордобора. Но, если честно, тогда они меня мало интересовали, ведь я еще не знал, что задержусь в Кипеж-граде. Ну а коли я вынужден здесь погостить, то не помешает быть в курсе дворцовой жизни.
Постепенно в зале собирались бояре со своими домочадцами. По сравнению с Антипом и Гордобором они выглядели, мягко говоря, бледновато. Сразу было видно, что творить государственные дела они князю и его помощникам не мешают.
Боярские семейства смотрели на меня с нескрываемой брезгливостью. Ну как же, я недостоин: не заслужил, не богат, не знатен, и вообще у меня хвост. Да, ребятки, у меня есть хвост, но кроме него еще и чудесные зубы. И я «улыбнулся» во всю пасть своей очаровательной улыбкой какой-то Матрене в соболях.
Сия милая шалость не прошла незамеченной, и до окончания приема открыто на меня смотреть никто не решался. То-то же, ишь какие собаконенавистники нашлись. Если так дальше пойдет, то я сагитирую собачьи массы и уйду в партизаны. Между прочим, простые граждане в городе ко мне лучше отнеслись.
От праведного негодования меня отвлекли вновь вошедшие. С громкими возгласами, граничащими с банальным ором, в зал ввалился Демьян со товарищи. Увидев меня, компания замерла, словно тетерева перед рассветом.
Ку-ку! Что, не ждали меня тут увидеть? Привыкайте, я как-никак пес из высшего общества.
– А этот блохастый что тут делает? – наконец прорезался голосок у Демьяна.
Хм, какой говорливый! Когда мы последний раз встречались, я поубавил твое красноречие, но, видно, урок прошел зря. Ладно, продолжим обучение хорошим манерам при следующей встрече.
– Ну так витязи измельчали, кроме как на пса и положиться не на кого, – спокойно ответила Селистена.
Молодец рыжая! Сама можешь ругаться на меня сколько влезет, а вот другим не позволяй.
Демьян покрылся пунцовыми пятнами, но его остудил бас Антипа.
– Поубавьте пыл, молодой человек, собаку желал видеть князь. Так что он такой же гость, как и вы.
Горе-витязю пришлось замолчать, и, бросив на меня испепеляющий взгляд, он с дружками занял место по другую сторону трона.
Что-то здесь все такие недружелюбные. Интересно, хоть кому-нибудь я тут нравлюсь (Антипово семейство не в счет)?
– Ой, какой пусечка лохматенький у нас тут лежит! Посмотрите, какая кисулечка!
Кисулечка? Неужели Барсик, проныра, за нами увязался? Я завертел головой и с огромным удивлением обнаружил, что эти слова относились ко мне, а издал их Феликлист, княжеский сынок. Спустя мгновение меня уже гладило, трепало за уши, за хвост и другие части тела несколько рук. Нападение на меня Феликлиста с друзьями было таким неожиданным, что я немного растерялся.
– Ой, а какие у него голубенькие глазки!
– Пощупайте, какая мягонькая шерстка!
– Потрогайте, какие у него мускулы!
Вы где-нибудь видели таких идиотов? Лично я встретил впервые. Впрочем, как я могу быть недоволен, хотел любви – получил по полной программе. Только вот почему-то меня тошнить стало от такого любвеобилия. Но не могу же я наследника престола цапнуть лишь за то, что ему понравился? Хотя очень хочется.
– Селиська, противная, ну как ты могла прятать от нас такое лохматенькое чудо? – заверещал наследничек.
– Так он у меня уже больше трех лет, – пролепетала оцепеневшая Селистена.
– Не ври, коварная, такую красоту прятать! А какие у него беленькие зубки! Чистый жемчуг, вот бы мне такие.
С этими словами это чудо природы полезло мне в пасть, вместе с ним туда же полезли и его дружки. Нет, вы не подумайте, что они полезли целиком, но ручонки свои запустили туда беззастенчиво. Фу, какая гадость! Чуть более приятно, чем держать спиногрыза. Но у меня оказались железные нервы, и челюсти я не сжал, как бы мне этого ни хотелось.
Наследничек между тем переключился на мой нос:
– Носик! Вы посмотрите, какой черненький, мокренький носик!
И тут он полез целоваться. Увернуться не было никакой возможности, закрыв глаза, я вытерпел и это издевательство. Тьфу, какая гадость! Он что, губы красит?
– Носик, носик! – завопили феликлистоподобные друзья.
О боги, за что вы мне такое наказание послали?! И вообще, почему Селистена позволяет со своей собакой такое вытворять?! Вон Демьяну ответила, а Феликлисту из-за своей идиотской любви слова сказать не может. Да меня же сейчас стошнит!
– Селистена!!! Спаси меня, они меня все целовать хотят!!!
– Ай! – взвизгнула до этого момента упорно молчавшая боярышня.
Массовый психоз, к моему великому облегчению, прекратился.
– Селиська, ты чего визжишь?
Белая как снег боярышня после затянувшейся паузы наконец смогла ответить:
– В голову что-то стрельнуло.
– Ха-ха-ха, вы слышите, какая прелесть! Кто-то Селиське в голову стрельнул!
Друзья Феликлиста дружно захихикали.
– Ладно, давайте отойдем от нее подальше, а то и в нас стрелять начнут, – опять глупо пошутил наследник престола и устремился вслед своим друзьям, чтобы занять место позади трона.
– Феликлист! – робко позвала Селистена.
– Чего тебе? – Наследник явно настроился опять похихикать с друзьями и был недоволен задержкой.
– Может, мы с тобой могли бы… – начала боярышня.
– Могли бы что?
– Ну, там встретиться, погулять…
– А зачем? – искренне удивился молодой князь.
– Ну… – замямлила Селистена.
– Рыжая, опомнись! Как тебе только не противно вообще с ним разговаривать?! – рвались наружу мои эмоции. Меня до сих пор било мелкой дрожью от странных ласк сыночка Бодуна.
– Ай! – опять взвизгнула боярышня.
– Хи-хи, опять в голову стрельнуло? – напоследок съязвил Феликлист и направился к своим сподвижникам.
Произошедшие события никак не отразились на присутствующих. Все продолжали вполголоса обсуждать свои проблемы. Видимо, такое поведение наследника было не редкостью.
– Это ты у меня в мозгах копаешься? – раздалось шипение у меня над ухом.
Антип о чем-то увлеченно спорил с каким-то бородачом, все были заняты своими делами, и я рискнул ответить рыжей хозяйке:
– Каких мозгах, о чем ты говоришь?
– Моих! Это ты вначале вопил, словно раненый бобер, чтобы я тебя спасла, а потом вообще меня назвал рыжей!
– Я не понял, а ты какого цвета?
– Золотая, каштановая, солнечная, но не рыжая!
– Ах, простите, простите, очередной комплекс обнаружился.
Золотая, с легким оттенком каштанового девица буравила меня яростным взглядом. И только тут до меня Дошло.
– Погоди-ка, погоди. Ты сказала, что я рылся у тебя в мозгах?
– Ты что, после подсвечника еще и оглох?
Стоп. Это невероятно. У меня получилось передать мысль на расстоянии. А между прочим, телепатией владеют колдуны аж пятой ступени! Вот это Даромир, ай да молодец! Это я все от нервов и от возмущения бесцеремонным поведением Феликлиста. Но если из-за него я освою телепатию, то, так и быть, прощу этого извращенца.
Надо попробовать еще разок. Самый лучший объект для опыта – это, конечно, Селистена. Вот и проверю на ней. Если у меня получится, то расплата будет мгновенной. Так, концентрируюсь, отправляю послание:
– Рыжая Селися влюблена в извращенца Феликлиста!
Ответ пришел даже раньше, чем я рассчитывал. Но никогда я еще так не радовался полученному подзатыльнику.
– Не смей называть меня Селисей, я не рыжая, Феликлист не извращенец, я в него не влюблена, – скороговоркой прошипела нерыжая боярышня и густо покраснела.

– Ура! Получилось! Слушай, а ты мне не голосом говори, а мысленно проговаривай слова.
– А еще ты наглец.
– Ты прелесть, все отлично, я тебя слышу. Я гений.
– Ты бесстыжий, наглый тип!
– Солнышко, ты даже не представляешь, как это здорово!
– Хоть ты меня и слышишь, но абсолютно точно, что не слушаешь.
– Даже не представляешь, как тяжело научиться передавать мысли на расстоянии, а принимать их еще сложнее.
– В общем, действительно здорово: мы разговариваем, а нас никто не слышит,– начала отходить Селистена.
– Так я тебе об этом и толкую.
– Ага, знаешь, как страшно было, когда в моем мозгу вдруг раздался твой вопль с просьбой о помощи.
– А сама не могла догадаться, что меня уже спасать давно пора?
– Я думала, тебе приятно, – замялась моя почти рыжая собеседница.
– Приятно?! Бр-р-р. Этот твой ненаглядный, между прочим, какой-то дрянью губы красит.
– Может, они у него болят и это лекарство , – робко заметила каштановая.
– Ага, а у друзей тоже губки болят?
– Кто ты такой, чтобы о нем так говорить?! Ты же его совсем не знаешь! Он нежный, ласковый, отзывчивый! – даже мысленно умудрялась шипеть золотая.
– Боюсь, что слишком ласковый.
– Что ты этим хочешь сказать? – взвилась солнечная.
Я, конечно, хотел остроумно ответить (по-другому не умею), но колокольчик опасности дал о себе знать. Он не колотил со всей силы, но начал звякать вполне отчетливо. Похоже, приближалась потенциальная опасность.
– Так я жду ответа!
О чем это она? А, она все о своем Феликлисте, ну никакой оригинальности.

– Помолчи.
– Как ты смеешь?
– Ты разве не хочешь посмотреть на черного колдуна?
– Конечно, хочу, – мгновенно перестроилась боярышня. – Где он?
– Сейчас войдет в дверь.
– А откуда ты…

От обязанности отвечать на глупый вопрос меня избавили резко распахнувшиеся двери. Как я и предполагал, на пороге стоял Гордобор со своим верным Филином. В зале все замолчали. Премьер-боярин окинул собравшихся грозным оком и остановил взгляд на мне. Погодите, погодите, чавой-то он на меня так уставился? На мне узоров нет и цветы не растут (хорошая Фразочка, может, потомкам пригодится). Он же раньше так на рыжую смотрел. Хм, теперь, значит, я для него главный враг. Ну что ж, польщен. А что, я на мелочи не размениваюсь: если враг, то никак не меньше черного колдуна высокой ступени посвящения. От руки такого и погибнуть не стыдно будет.
Хотя нет, я погибать передумал, рановато, знаете ли. Сколько ещё интересного на свете, а сколько вкусного! А если так, то прятаться по щелям я не буду (да и в щель я не пролезу), а встречу врага своей могучей лохматой грудью.
Я степенно поднялся, благородно отряхнулся и бросил на вновь обретенного врага полный презрения взгляд.
А ты что думал, пень старый, что у меня от страха поджилки трясутся? Дудки, ты еще сам не рад будешь, когда поймешь, с кем связался. Между прочим, мой незабвенный наставник и величайший колдун современности Серогор всегда говорил, что черного колдуна надо бить его же оружием. И так как наше дело правое, то мы победим.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57

загрузка...