ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Как ни странно – Брилл ведь был умным, хотя и слишком капризным ребенком, – он никогда не задавался вопросом, почему после его благородного отца не осталось ни одной фотографии, никаких памятных вещей.
Позже, когда Крогер был уже подростком, его приятель, выросший по соседству с ними, рассказал ему, что его отец был банковским служащим и оставил он мать потому, что не смог дольше выносить ее измены, и еще потому, что он был уверен: Брилл – не его сын. Брилл пришел в страшную ярость, подбил мальчишке оба глаза, расквасил нос и, наверное, убил бы, если бы кто-то из учителей не оттащил его от приятеля. Как только драка кончилась, Брилл и думать забыл об этом случае. Болтовня его приятеля – гнусная ложь, такого просто быть не могло, а все, что рассказывала его мама, – истинная правда.
И так шли годы – не совсем несчастливо для Крогера, хотя он и проклинал вечную нехватку денег, на которые можно было бы купить приличные вещи и жить такой жизнью, страстную надежду на которую поселила в нем мать. Ведь несмотря на то что предсказания его матери не сбылись и они не очнулись от дурного сна, Крогер по-прежнему верил ей и по-прежнему ждал, что хорошая жизнь, обещанная матерью, настанет. А тем временем «друзья-джентльмены», по мере того как шли годы, становились все беднее и скупее, а суммы, которые они вкладывали в хозяйство Крогеров, все уменьшались и уменьшались.
В глазах Крогера его мать оставалась все такой же – молодой, белокурой и красивой. Он не замечал ни морщин, которые портили ее тонкую кожу, ни седины, которая закралась в ее волосы, ни обвисшего тела, которое, несмотря на все ее усилия, больше не привлекало даже самых захудалых «друзей».
Тогда-то Крогер и пошел на улицу. Он был молод, красив несколько грубоватой красотой и свои первые деньги он заработал как жиголо – сопровождал немолодых женщин в театры, рестораны, а потом в постель.
Поскольку он был хорош собой, умел подлаживаться и был умен, женщины обожали его так же, как его мать, осыпая деньгами, дорогой одеждой, драгоценными подарками. Впервые в жизни Крогер мог сам делать матери подарки и был вознагражден, видя ее хорошо одетой, живущей в достатке в приличной квартире. Но покуда Крогер процветал, она таяла, словно отсутствие мужского общества, в котором она сразу расцветала, лишало ее сил. Однажды вечером Крогер вернулся домой и нашел ее в кресле; она, казалось, спала, и ему подумалось, что у нее такой вид, какой был всегда, – молодой, красивой, очень обаятельной женщины.
Неделю он плакал, месяцы был безутешен и никогда по сей день не забывал матери.
Когда он оправился от горя и смог вернуться к своим обычным занятиям, он съехал с той квартиры и поселился у одной из своих «леди-клиенток», вдовы средних лет, которая снабжала его достаточным количеством денег для того, чтобы он мог наслаждаться жизнью, но недостаточным для того, чтобы освободиться от ее власти.
Такое положение сохранялось год, в течение которого Крогер, все еще горевавший по покойной матери, пытался решить, что ему делать со своей жизнью. Его существование было вполне приятным, но все эти женщины, его клиентки, были склонны держать его под каблуком. Деньги они выдавали скудно, по крохам, а Крогер, которому уже исполнилось двадцать лет, все больше хотел жить собственной жизнью, сам распоряжаться своей судьбой, короче говоря, жить той жизнью, для которой он был рожден на свет. Вопрос заключался в том, как этого добиться.
Ничему не обученный, ничего не умеющий – учился Крогер весьма средне, – молодой человек не имел в то же время ни малейшего желания тратить свои лучшие годы на нудную работу в какой-нибудь фирме или другой конторе, пытаясь пробиться наверх. Одним словом, Крогер все время раздумывал, чем бы ему заняться.
Поскольку теперь Брилл лучше освоился в жизни, он познакомился с неким приятным, щегольски одетым джентльменом, по имени Рэнди Сквайрз, он же Сквайрз Дейнджерфилд, он же Дэн Резник. Этот очень удачливый мошенник был, судя по всему, всегда при деньгах, и на руке у него всегда висела красивая бабенка.
Крогер интуитивно почувствовал, что Сквайрз может разрешить все его трудности, и принялся активно добиваться его дружбы; Сквайрз же, польщенный интересом молодого человека и чувствуя, что Крогер – прирожденный мошенник, ввел его в свой «бизнес». Он читал Бриллу, если можно так выразиться, лекции о человеческой природе, о человеческих слабостях и легковерии.
Крогер оказался способным учеником, и первая совместная операция, которую они разработали вместе со Сквайрзом, была тщательно обдуманным надувательством миссис Хэскинз, приятной богатой вдовы, которую Крогер осчастливливал до этого целый год. План заключался в том, что они убедили миссис Хэскинз купить украденные с этой целью бриллианты, на самом деле – стразы, искусную подделку. Это успешное надувательство принесло каждому из них по нескольку тысяч долларов, и немедленно после ее осуществления и Крогеру, и Сквайрзу пришлось уехать из города.
Они отправились в Чикаго, где им удалось осуществить еще один, еще более успешный план, и Крогер убедился, что наконец-то нашел свою нишу в жизни – занятие, которое в точности соответствует его дарованиям.
Он любил свою «работу», потому что в ней соединилось все, чему учила его мать, – игнорирование реальности ради воображаемой жизни, наслаждение лучшим, что есть в мире, в том числе и тем, что теперь он сам был хозяином своей судьбы. Именно он дергал за ниточки, заставляя все приходить в движение; и он мстил миру, который так жестоко обращался с его матерью, отказавшись признать ее особые достоинства. Такой образ жизни был идеалом Брилла Крогера.
Пять лет Крогер работал со Сквайрзом. Пять великих лет, наполненных ослепительным блеском и пышностью, деньгами, женщинами и успехом. А потом, темной декабрьской ночью, Сквайрза застали на «месте преступления» с женой очередной предполагаемой жертвы их совместной аферы. Предполагаемая жертва, то есть муж, оказался прекрасным стрелком, и кровь Сквайрза залила всю атласную сорочку жены, впавшей в истерику. Крогер, сильно потрясенный, немедленно покинул город.
Однако это была всего лишь незначительная неудача. Крогеру не хватало Сквайрза, но он чувствовал, что период ученичества для него закончился, и теперь был готов работать самостоятельно. Он сомневался, стоит ли ему искать нового партнера, и вынашивал такие планы, которые мог бы осуществить в одиночку. Вскоре дело у него пошло гораздо лучше, чем при совместной работе со Сквайрзом.
Так продолжалось несколько лет, пока Крогер не узнал об объявлении войны с Испанией и о посылке войска в район Тампы. Тогда он понял, что все предыдущие его «дела» были лишь прологом. Его охватила знакомая дрожь, как бывало всегда, когда он создавал новый план. Прибытие войска должно было сильно оживить деловую активность в Тампе, привлечь туда деньги и одновременно создать там большую неразбериху. Прекрасная обстановка для предприимчивого человека, заинтересованного в быстрых деньгах.
Поскольку в деятельности Крогера как раз был перерыв, он сел на поезд и приехал в Тампу через день после появления первых подразделений.
Расположившись в шикарном и удобном отеле «Залив Тампа», он тут же принялся заводить знакомства среди наиболее влиятельных бизнесменов; а потом, узнав о существовании Айбор-Сити, этого города в городе, он расширил свои планы, решив включить в них и кубинскую общину.
План его был прост, такими обычно и бывают лучшие планы. Он собирался устроить благотворительный бал, или, скорее, два благотворительных бала: один – собственно в Тампе, другой – в Айбор-Сити, с целью якобы собрать средства на военные нужды, для помощи солдатам, на помощь Красному Кресту для покупки медикаментов. Бал устраивался в кредит, все расходы, конечно, должны были оплачиваться из взносов на следующий день после бала. Однако на следующий после бала день жителям города предстояло обнаружить, что и он, и денежки исчезли.
И все шло пока так, как он задумал. Он установил контакты, уговорил местных бизнесменов и лавочников поставить бесплатно товары и услуги, и теперь оставалось только назначить день и очаровать нескольких красивых дам, чтобы часть из них согласилась быть официальными хозяйками на этих балах, а другие занялись бы нудной работой – писать и рассылать приглашения.
Большую часть дам для бала в Айбор-Сити Крогер уже завербовал, потому что кубинцы были пылкими патриотами и на них можно было рассчитывать всегда, когда речь шла о вкладе в освобождение их родины от испанского владычества. Они то и дело устраивали благотворительные лотереи, фиесты и вечера среди своих, чтобы собрать деньги на нужды войны. Их было нетрудно убедить, что это пышное мероприятие, на которое будут приглашены сливки кубинского общества, соберет достаточно денег, чтобы оплатить транспортировку и оружие для кубинцев-добровольцев, которые отправятся на Кубу.
Крогер был, честно говоря, поражен щедростью кубинцев, многие из которых уже и без того вкладывали каждую неделю в общее дело дневной заработок. Он не очень-то восхищался этим, считая, что это говорит всего лишь об их легковерии. Для него они были просто легкой добычей, и ему очень хотелось бы, чтобы некубинское население оказалось таким же доверчивым.
Он почти решил спросить банкира Уингейта Мэннинга, не согласится ли его дочь войти в комитет, ведающий приемом гостей. Отцу это польстит, а молодой женщине, с которой он бегло виделся в доме Мэннингов, это не может не понравиться.
Мисс Мэннинг – хорошенькая девчонка, он заметил. На самом деле она напоминала Крогеру мать, как и большинство изящных, хорошеньких, светловолосых женщин, хотя он этого и не осознавал.
У Крогера было одно – среди прочих – странное свойство. Всех женщин он разделял на два класса, на леди и шлюх, и хотя он умел соблазнять и тех, и других, относился он к ним совершенно по-разному. Блондинки были «хорошие», как его мать, и каковым бы ни было их поведение, он считал их настоящими леди. Темноволосые же женщины, напротив, казались ему чувственными и развратными, безотносительно к тому, каковы на самом деле были их характеры. Сам Крогер совершенно не замечал за собой этого свойства и не признался бы в нем, если бы кто-то обратил его, Крогера, внимание на это свойство. Также ему не казалось странным, что он относил свою мать к «хорошим» женщинам, хотя та многие годы поддерживала их существование, получая помощь от мужчин, с которыми спала.
Докурив сигару, Крогер отшвырнул окурок и вошел в отель. Да, завтра он поговорит с Уингейтом Мэннингом и заодно поинтересуется, не захочет ли его дочь работать в комитете. Четырех недель вполне хватит, чтобы все организовать. В идеале, конечно, хорошо бы иметь немного больше времени, но у Крогера было неприятное предчувствие, что эта война, так внезапно объявленная и так плохо подготовленная, может закончиться в любой момент, а сражения не должны прекратиться до того, как пройдут эти балы.
Значит, у него есть четыре недели. Он должен втолковать самым разным участникам дела, что время не терпит, что деньги нужны именно теперь – это в общем-то соответствовало действительности, – и их патриотический пыл поможет уложиться в нужные сроки.
За четыре недели у него также хватит времени познакомиться с этой девушкой-кубинкой, и вероятно, не только познакомиться. Он улыбнулся, в высшей степени уверенный в своем мастерстве мошенника и обольстителя; Крогер был необычайно доволен, что нашел двух женщин, достойных его внимания и его умения соблазнять, – Джессику Мэннинг и темноглазую кубинку.
Он самодовольно принялся размышлять, какой из них он насладится в первую очередь, и с минуту задавался вопросом, неизменно возникавшим у него от этих размышлений: что приносит ему большее удовлетворение – украденные деньги или это сокровенное, дарящее наслаждение местечко между бедрами красивой женщины?
Глава 6
Стоя на лестнице, Джессика могла видеть профиль гостя, которого ее отец принимал в гостиной, но этого было достаточно, чтобы узнать в пришедшем человеке Брилла Крогера. Она запомнила его по первому визиту, и еще потому, что это было новое лицо среди знакомых ее отца.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54

загрузка...