ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Для танцев был отведен бальный зал, расположенный рядом с вестибюлем отеля.
Хрустальные люстры, висевшие под высоким куполообразным потолком, лили свет на офицеров в аккуратных формах, на молочно-белые плечи красиво разодетых молодых женщин. Оркестр играл быстрый вальс, и звуки веселой музыки почти – хотя и не полностью – заглушали гул голосов в зале.
Джессика пробиралась в бальный зал сквозь плотную толпу, и вдруг девушку охватило такое сильное волнение, что у нее резко перехватило дыхание. Вот какой должна быть жизнь, подумалось ей, многоцветной, исполненной очарования. Конечно, Джессику вовсе не радовало, что ее родина вступила в войну, но она не могла не признаться самой себе: с тех пор, как в городе появились военные, в ее жизни возникли новые интересы.
В одном отношении Джессика была права – на балу действительно присутствовало много красивых молодых людей, все чисто выбритые, вычищенные, великолепные в своей синей форме, за исключением тех немногих, что были в коричневой. Это различие очень удивило Джессику.
Она со страстным любопытством оглядывала зал, когда к ней приблизился один из офицеров, одетых в коричневое. Он был низковат ростом, не намного выше ее, да и полноват, с выступающим животом.
Когда Джессика мечтала о танцах, еще до начала бала, она, конечно же, воображала себе не такого кавалера. Джессику приучили вести себя в обществе любезно, и она не смогла отказать молодому лейтенанту, когда он неуверенно пригласил ее на танец.
Они с трудом пробрались к площадке для танцев, и офицер, держа в руке носовой платок, обнял ее за талию. Вокруг них кружились пары, и Джессика с радостью обнаружила, что, несмотря на кажущуюся неловкость, ее партнер – опытный танцор. Он вел девушку твердо, но осторожно, не сбиваясь с шага и ритма вальса. Несколько успокоившись, Джессика позволила танцу увлечь себя, наслаждаясь музыкой.
– Меня зовут лейтенант Кейдж. То есть Джон Кейдж, – сообщил молодой человек, продолжая кружить девушку в волнах вальса.
– Очень приятно, – чопорно отозвалась Джессика. – Меня зовут Джессика Мэннинг.
Джон Кейдж улыбнулся:
– Счастлив познакомиться, мисс Мэннинг, и должен сказать, что вы самая красивая девушка на этом балу.
Джессика отозвалась не сразу, выдержав смущенную паузу. Она уже начала привыкать к преувеличенным комплиментам, которыми засыпали ее эти молодые воины, но все же ей всякий раз становилось неловко – она не знала, как на них реагировать.
И вместо того чтобы легко и непосредственно ответить на его замечание, Джессика задала вопрос:
– Лейтенант, мне бы хотелось знать, почему вы носите коричневую форму, а не синюю, как большинство других офицеров?
Кейдж изящно придержал ее на руке в танцевальном па, и его довольно красное лицо стало еще краснее от этого усилия. Он не отвечал Джессике ничего до тех пор, пока она не выпрямилась, и только тогда просто ответил:
– Это потому, что я из «Лихих ковбоев» Рузвельта, – как если бы этого было вполне достаточно для объяснения.
Для Джессики этих слов действительно было вполне достаточно. Об этом особом кавалерийском соединении, которым командовал Теодор Рузвельт, бывший помощник секретаря министерства военно-морского флота, читали все, и Джессика пришла в восторг. Танцевать с одним из «Лихих ковбоев»! Пусть он даже не так красив внешне, как многие другие офицеры.
Когда вальс кончился, Кейдж низко склонился над ее рукой, но прежде чем он успел проводить девушку на место, к ним подошел другой молодой лейтенант в коричневой форме.
– Привет, Кейдж. Ну и хитрый же ты плут! Захватил самую красивую девушку, а?
Этот офицер был выше, чем Кейдж, стройнее, с густыми рыжеватыми волосами, коротко стриженный, как положено военному, и с синими озорными глазами.
– Давай, Кейдж, вспомни-ка, что ты джентльмен и офицер, и познакомь меня.
Тот неохотно выпустил руку Джессики, вздохнул, как бы подчиняясь неизбежному.
– Мисс Мэннинг, – сказал он официальным тоном, – позвольте представить вам лейтенанта Нейла Дансера. Он тоже из «Лихих ковбоев» и такой же джентльмен и офицер, как я, хотя и не такой хороший танцор, несмотря на его фамилию.
Засмеявшись, Нейл Дансер низко склонился к руке Джессики.
– Не слушайте злобную клевету, которую распространяет этот славный лейтенант, мисс Мэннинг. Он просто заблуждается, полагая, что усиленные телодвижения, которые он совершает на танцплощадке, могут сойти за танец. Я, со своей стороны, специалист в этом искусстве, что с удовольствием хотел бы продемонстрировать вам.
Джессика была пленена. Такого она и представить себе не могла. Лейтенант Кейдж был довольно мил, но, разумеется, ни в какое сравнение не шел со своим красавцем другом, который тем временем увлек ее на середину зала. Перед девушкой в последний раз мелькнуло удрученное лицо Кейджа, а потом их окружили танцующие пары, и она забыла обо всем на свете, совершенно отдавшись удовольствию танцевать и не совсем подвластному ей внутреннему волнению, вызванному объятиями этого самоуверенного молодого офицера.
Нейл Дансер не тратил времени на пустопорожние разговоры, но всю свою энергию посвятил собственно танцу. Когда музыка наконец смолкла, он взял Джессику под руку и стал пробираться с танцплощадки, иногда поворачивая голову, чтобы взглянуть в лицо девушке.
– Не хотите ли выпить бокал пунша? – спросил он.
Молодой лейтенант уже вел ее по направлению к буфету, где на столах стояли огромные серебряные чаши с розовым напитком, в котором плавали цветы и кусочки льда.
Джессика кивнула, чувствуя себя несколько неуверенно в обществе этого молодого человека с властными замашками. Она привыкла к вниманию со стороны мужчин, но большинство молодых людей, которых она знала, были ее старыми знакомыми. Она знала их чересчур хорошо и обычно обращалась с ними легко и самоуверенно. Этот же молодой человек был совершенно иным явлением – гораздо более утонченным, более сильным и как-то старше, чем юноши и молодые люди, принадлежавшие к ее кругу.
Обычно Джессика вела себя в обществе мужчин совершенно непринужденно, привыкнув флиртовать с ними и поддразнивать их; однако в эту минуту интуиция подсказывала ей, что обычная тактика обернулась бы против нее же самой, так что, хотя Джессика была польщена и обрадована его пылким вниманием, она чувствовала себя немного скованно, опасаясь за собственный образ искушенной и современной молодой женщины.
Нейл Дансер так и не отпустил ее руку, подойдя к буфету, и Джессика чувствовала, что нежелание молодого лейтенанта отпускать ее льстит и одновременно смущает. Нейл держал Джессику под руку, пока наливал ей пунш. Строго говоря, в его действиях не было ничего неприличного. Так рассуждала девушка, будучи в несколько расстроенных чувствах. Просто ей казалось, что дело у них идет как-то быстрее, чем ей того хотелось. Его бесцеремонное обращение, если оно не было преднамеренным, а представлялось оно ей именно таким, тревожило девушку.
Нейл подал ей бокал с пуншем, и тут Джессика осознала, как сильно ей хочется пить. Очень осторожно взяв бокал, она уже поднесла было его к губам, когда появились Мэри и Дульси – обе в сопровождении молодых офицеров в синей форме, – и подошли к Джессике и Нейлу Дансеру. Лица у девушек пылали, волосы намокли от пота.
Поспешно опустив бокал с пуншем, Джессика заметила, как Дульси окинула Нейла оценивающим взглядом и, судя по выражению ее лица, одобрила то, что увидела.
– А, Джессика, привет, – сказала Дульси, не отрывая взгляда от лица Нейла. – Ты не собираешься представить нас своему другу?
Заметив в смятении, что фраза Дульси была почти дословно такой же, с какой Нейл обратился к лейтенанту Кейджу, Джессика почувствовала внезапный укол ревности и тут же подумала, как это глупо. Господи, ведь она только что познакомилась с этим человеком!
Но ревность не исчезла, когда она посмотрела на Нейла и обнаружила, что он тоже смотрит на Дульси с не меньшим интересом, чем Дульси на него. Какая наглость со стороны Дульси Томас! Как можно быть такой бесстыдной? Как смеет она быть такой нахальной? Ведь лейтенант может подумать...
Джессика не в состоянии была ясно определить для себя самой, что именно может подумать лейтенант, но это было как-то связано с предположением, что Дульси готова заниматься теми таинственными вещами, которыми мужчины хотят заниматься с женщинами и которые начинаются с поцелуя и кончаются... Джессика предпочла не додумывать до конца. Мэри пока еще не произнесла ни единого слова, она просто жеманно улыбалась молодому человеку, стоявшему рядом с ней, и то и дело хихикала. И довольно глупо хихикала, как подумалось Джессике.
Глядя на этих двух молодых женщин, Джессика даже рассердилась. Мэри такая пустоголовая, а Дульси такая... хищная. Если Дульси интересуется лейтенантом Дансером – что ж, пусть он ей и достанется!
Он заставил ее чувствовать себя неловко. Как же ей выпутаться из теперешнего неприятного положения?
Однако ситуация разрешилась без всяких усилий с ее стороны. Дульси, кинув на Джессику взгляд, одновременно хитрый и торжествующий, улыбнулась застенчиво и проговорила:
– У меня замечательная идея! Давайте поменяемся кавалерами на следующий танец!
Если эти двое хотят быть вместе, Джессика не намерена переходить им дорогу. Она даже не взглянула на человека, что стоял подле нее, и ответила с преувеличенной веселостью:
– Прекрасная идея, Дульси. То есть если наши партнеры не возражают.
Следующие несколько мгновений прошли в некотором замешательстве: все обменивались кавалерами. И зазвучала музыка. Джессика упорхнула с молодым офицером, который был кавалером Мэри, так и не встретившись взглядом с Нейлом Дансером.
Охваченная гневом, причины которого она не могла определить, Джессика решительно смотрела в открытое лицо своего партнера и беспрестанно улыбалась. Он не был таким хорошим танцором, как двое предыдущих, и ей пришлось сосредоточиться, чтобы следовать за ним, не сбиваясь с ритма. Она едва слушала его неуверенный светский разговор и даже вряд ли сознавала, что сама говорила в ответ; она огорчалась, что проводит время так неинтересно. Джессика давно и с большим нетерпением ждала этого вечера и предполагала, что все на этом балу будет замечательно, а теперь все было испорчено.
Но потом ее пригласил другой офицер, потом еще один, и их лесть и комплименты в сочетании с магией музыки постепенно сделали свое дело, и вскоре Джессика забыла – или почти забыла – Нейла Дансера и противные манипуляции Дульси. Вечер вновь стал удивительным и сверкающим, как Джессика и надеялась.
Глава 4
Держа в объятиях Дульси Томас, Нейл Дансер оглядывал поверх ее головы других танцующих. Сам не зная почему, он искал светлые волосы и персиковое платье Джессики Мэннинг. Дульси была такой же хорошенькой и гораздо более податливой, но почему-то именно гибкая и изящная Джессика упорно не шла у него из головы. У него хватило проницательности понять, что он ее чем-то обидел; в то же время он достаточно изучил женщин и понимал, что скорее всего никогда не узнает, на что именно она обиделась. Все же Нейлу хотелось еще протанцевать с девушкой и, может быть, попробовать найти к ней другой подход. У него сложилось впечатление, что она несколько застенчива; наверное, сам он был слишком напорист. Какова бы ни была причина, по которой она так быстро согласилась обменяться партнерами, Нейлу хотелось попытать счастья еще раз, и он был уверен, что сможет без особых усилий снова расположить ее к себе.
Он увидел Джессику, когда танец подходил к концу, увидел совсем рядом: она танцевала с приземистым темноволосым морским офицером. Не теряя из виду Джессику, Нейл быстро проводил Дульси к стульям, несмотря на ее явное нежелание отпускать его. Дав отставку своей недовольной партнерше по танцам, Нейл поспешил в том направлении, где он видел Джессику и офицера, и наконец нашел их в буфете – они накладывали себе на тарелки всякие деликатесы, выставленные на столе. Внезапно поняв, что он голоден, Нейл влез в очередь прямо позади Джессики, оказавшись впереди офицера в синей форме.
– Какого черта!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54

загрузка...