ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Скорее всего мы уже завтра погрузимся на корабли.
– Завтра! И отправитесь на Кубу? – Хотя Джессика проговорила эти слова шепотом, Нейл их расслышал.
– Да, конечно, мы отправимся на Кубу. – И взяв девушку за руку, он добавил, не задумываясь: – Понимаете, это именно то, чего я хотел, чего мы все хотели, но теперь... Теперь все изменилось.
Джессика поняла, что он имеет в виду. Ей захотелось заплакать. Мысль о том, что он уедет, показалась ей невыносимой. Это несправедливо! Она этого не вынесет, но она должна это вынести.
По-видимому, выражение лица выдало ее мысли, потому что Нейл взял ее за руку и ласково погладил.
– Эй, не надо плакать! Если это последний день из тех, которые нам суждено провести вместе, давайте проведем его как можно лучше.
Джессика слабо улыбнулась.
– Последний день, который мы проведем вместе, и в то же время это наш первый день. Не очень-то много, верно?
Отпустив руку девушки, Нейл обнял ее за талию и притянул к себе. Теперь молодые люди сидели совсем близко.
Джессика, обуреваемая вихрем разных чувств, не протестовала; ее даже не обеспокоило, что кто-то может их увидеть.
– Джессика, – проговорил Нейл ей на ухо, – давайте не будем думать об этом теперь. Пусть у нас впереди будет прекрасный день. Тогда нам будет о чем вспоминать, когда я... когда я буду далеко.
Слезы опять навернулись ей на глаза, и она опять поборола желание заплакать. Нейл прав. Раз у них так мало времени, глупо тратить его на слезы и беспокойство о том, что может случиться. Ей удалось улыбнуться, в его близости она черпала утешение. Кто бы мог подумать в ту бальную ночь, что она будет испытывать такие чувства к мужчине, к какому-то мужчине? Это было и великолепно, и в то же время пугающе. Она никогда не испытывала ничего подобного по отношению к кому-либо, и, конечно же, никогда не будет испытывать. Так вот что это значит – любить. Какое странное чувство – эта смесь боли и радости – и какое сильное. Кажется, она не выдержит этого.
Бриз набирал силу, они уплывали все дальше, разговаривали, держась за руки, глядя друг другу в глаза, как от начала времен делают все влюбленные.
Потом Джессика отодвинулась и, взяв свое вышиванье, принялась за работу.
– Над чем это вы трудитесь? – с любопытством спросил Нейл.
Она улыбнулась и приподняла работу, чтобы ему лучше было видно.
– Это портсигар, – объяснила девушка. – Я делаю его для вас. Я заметила, что вы время от времени выкуриваете сигару, и иногда они ломаются у вас в кармане. Я вышью его красными и золотыми нитками, а вот здесь будут ваши инициалы. – И девушка указала на еще пустой овал в середине.
– Как это мило с вашей стороны, Джессика. – И Нейл добавил с шутливой галантностью: – Я всегда буду носить его у сердца.
Уже миновал полдень, когда Нейл направил яхту к маленькому островку, показавшемуся им подходящим местом для пикника. На островке был небольшой ветхий причал, к которому Нейл и направил «Морской цветок»; потом молодой человек помог Джессике, державшей в руках корзину, сойти на берег. Островок был действительно маленький, со сверкающим белым песком, покрытым кустарником и пальмами сабаль, совершенно необитаемый на вид. Никаких строений на берегу Джессика не увидела.
Она расстелила одеяло под одной из пальм, чтобы укрыться в ее негустой тени, и принялась выкладывать на него содержимое корзины. Едой она запаслась в изобилии, ее хватило бы по крайней мере на четверых, и молодые люди накинулись на еду. Потом, сытые и полусонные, они легли рядом на одеяле, не прикасаясь друг к другу, однако каждый отлично сознавал близость другого.
– Ну и ну, – проговорил Нейл с немного смущенной усмешкой. – Кажется, я никогда в жизни не съедал столько в один присест.
– Я тоже. – Джессика провела рукой по животу. – Если бы я всегда так ела, я бы стала вдвое шире.
Нейл приподнялся, опираясь на локоть, и поглядел на Джессику.
– Даже если бы это было так, я все равно любил бы вас, – проговорил он шутливо. А потом, словно внезапно осознав смысл своих слов, Нейл замолчал, внимательно глядя ей в глаза.
Джессика глубоко вздохнула.
– Вы понимаете, что вы сейчас произнесли? – спросила она робко.
– Да, дорогая Джессика, – твердо заявил Нейл. – Только что я сказал, что люблю вас. Моя милая, милая Джессика!
Его слова прозвучали как крик, как мольба, и в то же мгновение его губы припали к ее губам, припали пылко и требовательно, и Джессика, лежа на спине, притянула юношу к себе с такой силой, какой она в себе и не подозревала; тело ее дрожало, дрожало от ощущений, которые раньше она только предчувствовала. Джессике казалось, что ей никогда не удастся быть так близко к нему, как ей хочется. Она хотела владеть им, она хотела, чтобы он владел ею и чтобы она была в нем, а он – в ней...
Внезапно ее охватил ужас. Что она делает? Они сошли с ума!
Оттолкнув Нейла, она вскочила на ноги и в смятении уставилась на молодого человека.
Он смотрел на нее, и по выражению ее лица догадывался, что с ней происходит.
– О Боже, Джессика! – простонал он. – Простите меня! Я не думал... я не хотел...
Он опять застонал и, перевернувшись на живот, спрятал лицо в ладонях.
Джессика стояла над ним, и ее тело сотрясал поток бурных чувств: она жаждала опять оказаться подле Нейла, но все, чему ее учили, все, что ей говорили, удерживало ее от подобного шага.
Наконец, отвернувшись, она невидящим взглядом уставилась на море. Предыдущая жизнь совсем не подготовила девушку к тому, что следует делать в подобных ситуациях, как справляться с охватившими ее чувствами.
Солнце уже начинало клониться к западу, и мало-помалу Джессика осознала это. Нужно возвращаться, подумала она; да, нам пора в обратный путь. А потом она заметила яхту. С ней было что-то не так.
Нахмурившись, девушка разглядывала лодку, не понимая в чем дело. Потом тревожно вскрикнула и резко обернулась.
– Нейл, лодка! Нейл, пожалуйста, посмотрите на лодку. Что-то случилось.
Нейл перевернулся и сел, глядя на яхту. Потом, тоже вскрикнув, вскочил на ноги и бросился к ней. Джессика побежала вслед за ним.
Маленькая яхточка, которая так высоко и весело держалась на воде, теперь прямо у них на глазах медленно погружалась в море. Течение изменилось, и мягкие шлепки небольших приливных волн слегка колыхали лодку, в то время как она опускалась все ниже и ниже, пока наконец с громким булькающим звуком не исчезла, оставив только нос, торчавший из воды.
Джессика, обхватив ладонями лицо, наблюдала за тонувшей лодкой, не веря собственным глазам.
– Я ничего не понимаю, Нейл. Что случилось? Что же нам теперь делать?
Нейл посмотрел на нее; плечи его опустились.
– Не знаю, Джессика. Лодка была в прекрасном состоянии, когда мы вышли из Тампы. Я все тщательно проверил, и по дороге сюда мы не могли зачерпнуть воды.
– А мои родители! – воскликнула Джессика. – Они же умрут от беспокойства, если мы не вернемся вовремя. Может быть, мы можем просигналить какой-нибудь другой лодке?
Они оба посмотрели на море, но там не было ни единого судна.
– Можно зажечь сигнальный костер, – предложил Нейл. – Нас обязательно увидят с материка.
– Сомневаюсь. Рыбаки часто ночуют на этих островах. Наш огонь никого не встревожит.
– Ну... – Лицо Нейла просветлело, и он усмехнулся. – По крайней мере, голодать нам не придется, поскольку вы запаслись едой на несколько дней. Вы уверены, что случившееся не входило в ваши планы?
Джессика вспыхнула.
– Ох, Нейл. Не резвитесь. Все это очень серьезно. Мои родители...
– Я понимаю. – Молодой человек вздохнул. – Ваши родители и мой командир. Нам обоим придется объясняться, не так ли?
Они долго молча смотрели друг на друга, потом Нейл взял девушку за руку и повел обратно под пальму.
– У нас есть это одеяло, – сказал он успокаивающим голосом, – а у меня есть спички. У нас будет хороший костер и хороший ужин, а утром ваши родители наверняка пошлют кого-то искать нас. Они прекрасно представляют себе, где мы можем быть.
Подойдя к пальме, Нейл остановился и повернул Джессику лицом к себе.
– Джессика, что касается случившегося между нами... Я не хотел пугать вас или причинить вам вред. Просто я люблю вас, вы так нужны мне, и я подумал, что так скоро уеду и больше не смогу быть с вами...
– Т-с-с. – Джессика ласковым жестом положила палец ему на губы. – Вы не испугали меня и не причинили мне вред. Правда-правда. Вы вызвали во мне такое чувство... я не знаю, как описать вам это чувство, Нейл, но именно оно меня испугало.
– А сейчас оно вас не пугает?
Она покачала головой:
– Нет, сейчас не пугает.
Став на цыпочки, она нежно прижалась губами к его губам, поняв, что сказала Нейлу правду, – теперь, когда их лодка затонула, ее охватило предчувствие чего-то неизбежного. Казалось, что так суждено, что это какой-то знак свыше. Теперь все стало неважным, все ее опасения, и внезапно Джессика обрела храбрость, которой ей так недоставало.
Нейл поначалу был неуверен, но по мере того как губы девушки все плотнее прижимались к его губам, а ее руки обнимали его, стало заметно, что его сопротивление слабеет, а потом оно и вовсе исчезло – он крепко прижал ее к себе, так что она всем своим телом ощутила его мускулистое длинное тело.
Восторг и желание закипали в Джессике, словно внутри нее скрывался огонь, вырывавшийся наружу, охватывавший ее страстью, которая была одновременно жаждой, мольбой и блаженством.
Оторвавшись на мгновение от ее губ, Нейл увлек Джессику в более укромное место, за невысокие кусты; и там они вместе опустились на белый песок, все еще хранивший солнечный жар, опустились, припав друг к другу, прикасаясь друг к другу, издавая тихие стоны любви и желания.
Джессика почувствовала, как его неловкие пальцы путаются в застежках ее платья, и поспешила помочь ему, страстно желая ощутить его прикосновение к своему телу.
Его пальцы изучали ее груди под тканью блузки, и Джессике показалось, что она вот-вот потеряет сознание от наслаждения и возбуждения. Она слышала гулкое биение собственного сердца, чувствовала, что сердце Нейла бьется еще сильнее.
Нейл дышал тяжело, прерывисто, и его необычное возбуждение потрясло ее в высшей степени; восхитительно было чувствовать, что она так желанна для него!
А потом он поднял ее юбку, прикоснулся к ее ногам, стянул с нее панталоны. На мгновение ее снова чуть не охватила паника, но ее собственная жажда наслаждения, которую она так долго пыталась не замечать и которая теперь была разбужена так внезапно и так чудесно, пересилила страх.
Почувствовав, как он прикоснулся к ее сокровенному месту, Джессика тихо застонала. Он был так нежен, несмотря на то что его мучило желание.
Спустя мгновение Нейл отпрянул, и она, почувствовав себя брошенной, закричала, протягивая к нему руки. Подняв голову, она увидела, что он расстегивает брюки. Она опять опустила голову, страшась увидеть то, о чем только слышала прежде; он опять был подле нее, и что-то горячее, нежное и в то же время твердое прикоснулось к ее бедрам, а его губы опять настойчиво прижались к ее губам; и вот уже это нечто твердое проникло между ее бедер, и она инстинктивно раздвинула ноги, чтобы принять его, дрожа от желания и тревоги.
На мгновение она почувствовала резкую боль и слабо вскрикнула.
Нейл похолодел, шепча нежные слова, тело его сильно сотрясалось; но тут же боль как-то сразу прошла, забылась, и Джессику охватил жар невыносимого наслаждения. Она притянула Нейла к себе, а он начал двигаться, медленно, словно боясь опять сделать ей больно. От его движений Джессику охватил настоящий экстаз, и она поняла, что вот теперь ее желание исполнилось. Они были так близки, как только могут быть близки два человека: его плоть была в ней, и самая мысль об этом, и его телодвижения вызвали у нее такие необычные ощущения, что она приподнялась и стала двигаться вместе с ним. Жаркое наслаждение все росло и росло, пока Джессике не показалось, что сейчас она закричит от напряжения, которое все усиливалось, пока ее тело не сотряс сильнейший спазм. Бедра ее сжались, и она услышала, как Нейл вскрикнул, а его тело стало жестким и внезапно сильно содрогнулось.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54

загрузка...