ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Мы уже собрали довольно много оружия и других припасов, а после бала в Айбор-Сити у нас будет достаточно денег для того, чтобы купить еще. Ты с нами?
Карлос на мгновение задумался, бросив взгляд на Марию, а потом кивнул:
– Я с вами, брат, и со всеми кубинцами, которые хотят бороться за свободу своей страны.
Мария слушала, и тревога ее все росла. Ей тоже хотелось, чтобы Куба была свободной, но вовсе не хотелось платить за эту свободу жизнями братьев и друзей.
– Кстати, – сказал Карлос, оглядывая присутствующих, – а где же мистер Мендес и Эдуардо?
– Папа сегодня допоздна работает в отеле, – ответил Рамон, – а Эдуардо и маленький Пауло пошли к приятелю, который захворал. Они скоро вернутся.
На лице Карлоса появилось удивление.
– Маленький Пауло?
Инес Мендес засмеялась:
– Он не знает.
– Тебя не было двенадцать лет, Карлос, – ответила Мария, улыбаясь, – с тех пор папа с мамой увеличили нашу семью. Пауло сейчас девять лет, он славный мальчик, и он тебе понравится.
Карлос потряс головой.
– Просто поверить не могу!
– Не такие уж мы старые, – лукаво заметила миссис Мендес. – Можем и еще завести.
Мария пылко заявила:
– Ты должен побыть у нас и увидеть их.
– Буду рад и счастлив.
Вскоре в гостиной появились Эдуардо и Пауло, а потом пришел и Феликс Мендес. Гость и хозяева хлопали друг друга по спинам, шумно разговаривали, а потом женщины отправились на кухню, чтобы закончить приготовления к ужину. Мария уходила из гостиной неохотно: ей почему-то ужасно не хотелось оставлять собравшееся в гостиной общество, в том числе и Карлоса.
На кухне, собирая вместе с матерью ужин, девушка напрягала слух, чтобы услышать, о чем говорят мужчины в соседней комнате, но это ей не удавалось. Она изо всех сил надеялась, что отец с братьями не заведут один из своих обычных споров в присутствии Карлоса, но чувствовала, что надежда эта очень зыбкая.
Так оно и оказалось, потому что вскоре голоса в гостиной стали громче, и Мария посмотрела на мать, чтобы понять, как та относится к спору. Мать бросила на дочь ответный взгляд, выражавший смирение, и пожала плечами.
А в гостиной Карлос наблюдал, как Феликс Мендес ходит взад-вперед перед сыновьями, взъерошив свои седые волосы. Лицо его раскраснелось от возбуждения.
– Вы знаете – я не хочу, чтобы вы ехали туда! – восклицал он. – Я люблю Кубу, это страна, где я родился, но теперь мы уже американцы. Здесь мы в безопасности, и я не желаю, чтобы ваша кровь лилась на чужой земле. И вам еще не достаточно, что вы оба решили рискнуть своей собственной жизнью, теперь вы хотите убедить Карлоса присоединиться к вашему дурацкому замыслу! Фу! Я умываю руки!
– Вовсе не они убедили меня, мистер Мендес. Я сам принял решение. Именно для этого я и приехал в Тампу.
Мендес покачал головой.
– Вы сильно рискуете, и при этом рискуете глупо. У вас столько впереди, вся жизнь, а вы хотите потерять ее!
– Это же наша страна, папа, – умоляюще сказал Эдуарде – Мы хотим видеть ее свободной!
– Но наш дом теперь в этой стране! – крикнул Мендес, ударив кулаком одной руки по раскрытой ладони другой. – Вы же знаете, что никогда не вернетесь на Кубу и не станете там жить.
– Это не важно, – возразил Рамон. – Важно, чтобы Куба стала свободной. Испанцы достаточно владычествовали над нами, папа. Мы едем туда, и ты ничего не сможешь с этим поделать.
Отец, с отчужденным, побелевшим от гнева лицом, чопорно поклонился Карлосу.
– Прошу прощения, Карлос, за плохие манеры моих сыновей. Ты еще не успел приехать, как они тут же взялись за свое.
Карлос покачал головой.
– Вам не за что просить прощения, сэр. Сейчас настали тяжелые времена, страсти разгораются. А как складываются отношения между кубинцами и испанцами здесь, в Айбор-Сити? – спросил он, обращаясь к Рамону.
– И плохо, и хорошо, – ответил тот. – Кто-то из испанцев ясно дал понять, что хочет стоять в стороне от войны, что не станет вмешиваться в наши дела. Такие симпатизируют нам, в то время как другие...
– Другие настроены очень, воинственно, – перебил брата Эдуардо. – Уже случались всякие неприятности. Ты помнишь Педро Эрнандеса? Мы вместе ходили в школу. Его уволили на прошлой неделе за то, что он пытался вовлечь своих товарищей по работе в наше движение. Фабрика, где он работал, принадлежит испанцам, и нанимают там только испанцев. Почти все кубинцы ушли оттуда много месяцев назад. Они отказались работать на иберийцев. Да, враждебность есть, но насилия пока еще не было.
Дверь из кухни распахнулась, и торопливо вошла Инес Мендес, неся поднос с огромной супницей, от которой валил пар.
– Ужин готов. Садитесь за стол. Хватит разговоров о политике!
Дульси Томас сидела в гостиной дома Мэннингов в изящной позе, прекрасно сознавая, что в синем платье с кружевным воротником она просто очаровательна.
В гостиной расположились также Джессика, Мэри, Сэлли Мак-Джилл и Анна Мэннинг, но Дульси позировала не для них, а для единственного находящегося здесь джентльмена. Брилл Крогер был самым красивым мужчиной среди ее знакомых молодых людей и офицеров, и к тому же его присутствие вносило освежающее разнообразие в жизнь Тампы. Она заметила, что Крогер ею интересуется, и поняла, что он не рискует обнаружить свой интерес в присутствии остальных. Дульси, которая была бесконечно уверена в силе своих чар, отчаянно флиртовала, то и дело заглядывая Крогеру в глаза, посылая ему долгие вызывающие взгляды, которые, как ей говорили многие мужчины, были совершенно неотразимы.
Дульси почти не обращала внимания на общий разговор – а обсуждались всякие детали благотворительного бала, – ее мысли блуждали где-то далеко-далеко. Возможно, думала она, удастся заманить Крогера, чтобы он проводил ее домой после окончания собрания. Конечно, он с таким же успехом мог проводить и других, но, может быть, ей удастся устроить так, чтобы она оказалась последней, кого он будет провожать, и кто знает, что произойдет тогда...
– Ты не согласна с этим, Дульси? Дульси!
Дульси осознала, что с ней говорит Джессика. Она совершенно не представляла, что та ей сказала, но кивнула головой и сияюще улыбнулась:
– Да. Да. Я согласна.
– Ну что же, значит, договорились, – сказала Джессика, делая пометку в блокноте, лежавшем у нее на коленях.
– Сэлли, ты будешь отвечать за составление списка гостей, а Мэри и Дульси возьмут на себя отправку приглашений. Но помните, что все должно делаться быстро, потому что до бала осталось только четыре недели. Кажется, мы ничего не упустили.
Она вопросительно посмотрела на Брилла Крогера, и Дульси заметила, что в его ответном взгляде был не просто обычный вежливый интерес. Значит, ему нравится Джессика, вот как? Ну что ж, никакого соперничества здесь не может быть. Дульси знала, что Джессика весьма добродетельна; она, конечно, девственница. Как только Брилл Крогер узнает их обеих получше, не будет никакого сомнения, кого он предпочтет. Мужчин интересует лишь одно; мать Дульси часто говорила ей об этом. И прекрасно, думала Дульси, которую интересовало то же самое. Наверное, с женщинами вроде ее матери что-то не так, раз они смотрят на постельные развлечения только как на нечто такое, что замужняя женщина обязана терпеть. Неудивительно, что многие мужчины, как и отец Дульси, – она как-то раз видела отца с одной из его «подруг», – ищут развлечений на стороне.
Дульси была очень молода, когда впервые узнала о том, сколько удовольствия можно получить при помощи той части тела, которую ее мать высокопарно называла «сокровенным местом». Ее мать, как и все матери того времени, требовала от дочери скромности, запрещая ей внимательно рассматривать свое обнаженное тело, прикасаться к запретным местам, заигрывать с мальчиками и тому подобное.
Большинство знакомых Дульси девушек принимали эти родительские указания и почти не проявляли интереса к причинам этих ограничений. Однако Дульси, не слишком послушная и очень любопытная, начала задумываться – что такого заключается в этой части тела, и почему ее мать так яростно на нее ополчается? Осторожные исследования показали ей, что прикосновения к определенным местам вызывают очень волнующие чувства, и, когда она оставалась одна в постели или в ванной, она занималась запретными экспериментами, все больше удивляясь тому, что ее мать противится этому удовольствию.
Когда Дульси было восемь лет, она и соседский мальчик, десятилетний Ричард Мортон, с которым она, как считали ее родители, не должна была водиться, ушли в конюшню позади его дома, где, спрятавшись в одном из стойл, обнаружили загадочную разницу между мужчиной и женщиной, которая привела их в восторг.
Тем не менее, несмотря на все эксперименты, которые продолжались еще несколько лет, Дульси сохраняла девственность. Пока ей не исполнилось пятнадцать. В тот год некий молодой человек, студент, приехавший на каникулы, ухитрился остаться с ней наедине достаточно долго для того, чтобы показать ей, как все бывает на самом деле и чем занимаются вместе мужчина и женщина.
С тех пор Дульси не упускала ни малейшей возможности получить то удовольствие, которого, по уверению ее матери, вообще не существовало.
Именно тогда Дульси начала вести дневник, маленькую книжечку, которую она носила с собой почти всегда. В этой книжечке она подробно описывала все свои сношения с мужчинами. Перечитывала эти записи, наблюдала, как растет их количество, и это вызывало у нее тайный восторг.
Запись о Брилле Крогере будет восхитительным прибавлением в ее дневнике, в этом нет никакого сомнения!
Хотя мать говорила ей о половой жизни в исключительно туманных выражениях и вообще не говорила о том, как женщина может избежать беременности, Дульси как-то услышала об одной травнице, испанке, что жила в Айбор-Сити. И эта травница оказалась бесценным источником различных сведений и снадобий. Как-то раз, когда месячные у Дульси не начались в положенный срок, травница дала ей какое-то противно пахнущее варево, которое благополучно привело все в порядок за несколько дней.
Девушки принялись собирать свои вещи, а Дульси медленно подошла к Бриллу Крогеру и Джессике, беседовавшим у дверей. Она уже было собралась спросить Крогера, не будет ли он столь любезен и не проводит ли ее домой, когда в комнату вернулась Анна Мэннинг, и Крогер повернулся к ней; на его красивом лице появилась услужливая улыбка.
Дульси в раздражении отвернулась. Ее уверенность в собственной привлекательности поколебать было трудно, но мать Джессики всегда заставляла ее чувствовать себя неловкой и слишком молодой. Причиной этому была не только красота миссис Мэннинг, но еще и манера держаться: ее утонченность, ее внешность, такая близкая к совершенству.
– Миссис Мэннинг, – сказал Крогер, слегка кланяясь, – еще раз благодарю вас за то, что вы позволили мне воспользоваться вашим домом для нашего собрания. Надеюсь, что я не слишком задержал этих очаровательных молодых леди и не помешал вашему обеду.
Анна Мэннинг улыбнулась в ответ.
– Вовсе нет, мистер Крогер. Честно говоря, я рада, что успела застать вас, пока вы не ушли. Мне бы хотелось пригласить вас и девочек отобедать с нами. Еды хватит на всех.
Дульси отвернулась, чтобы никто не заметил ее разочарования. Черт бы побрал эту женщину! Но впрочем, может быть, Крогер не пожелает остаться.
– Как это любезно, миссис Мэннинг. Я с удовольствием останусь.
Ну вот, все ее надежды пошли прахом!
– Благодарю вас, миссис Мэннинг, – проговорила Сэлли, – но мои родители пригласили на обед тетю, и я должна вернуться домой.
– А ты, Мэри? А Дульси? – спросила миссис Мэннинг.
Дульси мило улыбнулась ей в ответ. Возможно, еще не все потеряно. Возможно, Брилл Крогер все же проводит ее домой после обеда.
– С удовольствием.
– Я тоже, – ответила Мэри.
– Прекрасно. Значит, все улажено. С нами будет еще один гость. Один молодой человек, приятель Джессики.
Эти последние слова удивили Дульси. Приятель Джессики? Дело становилось совсем интересным. Кто бы это мог быть?
Ответ она получила почти сразу же, поскольку в приоткрытую переднюю дверь громко постучали.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54

загрузка...