ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Но все же она не испытывала ни малейшего желания находиться в его обществе и, уж конечно, вовсе не хотела, чтобы ему показалось, будто она поощряет его ухаживания.
Вежливо улыбнувшись в ответ, она слегка покачала головой.
– Благодарю, вы очень любезны, мистер Крогер, но в этом нет необходимости. Я сегодня очень устала, и мое общество ни для кого не может быть интересно.
– Ах нет, я настаиваю, – возразил Крогер, и его улыбка стала еще шире.
Мария не могла отделаться от мысли, что зубы Крогера, белые и ровные, придают его лицу хищное выражение.
– Обещаю, что не стану докучать вам разговорами, если таково ваше желание, но мне очень нужно повидаться с вашим братом, просто необходимо, и мы можем добраться до вашего дома вместе.
Мария глубоко вздохнула. Настойчивость этого Крогера злила ее, и девушка почувствовала, что если она поддастся на его уговоры, это будет означать, что он в каком-то смысле победил. Час от часу не легче! И она опять покачала головой.
– Нет, мистер Крогер, – твердо сказала она. – Я не хочу быть невежливой, но мне не нужно сейчас ничье общество. Может быть, в другой раз.
Улыбка Крогера не исчезла, но выражение лица его чуть-чуть изменилось – и Мария прекрасно поняла, как он раздосадован.
– Почему вы так холодны со мной? – спросил он. – Я всего лишь хочу побыть в вашем обществе. Вы красивая женщина, а красивая женщина должна быть рядом с мужчиной. Да, именно так!
Говоря это, Крогер положил руку Марии на плечо и довольно сильно сжал его. Девушке стало больно, но она решила не доставлять ему удовольствие, показав это.
– Пожалуйста, уберите руку, сеньор Крогер, – холодно проговорила она. – Я помолвлена, а вам должно быть известно, что кубинские женщины не поощряют проявлений внимания к себе, если они помолвлены.
Улыбка Крогера превратилась в ухмылку.
– Вот как? Странно. Я наводил справки и узнал, что вы совершенно свободны. Зачем же вы лжете? – И он больно завернул ей руку.
Мария почувствовала, что вся дрожит от гнева. Как он смеет? С чего он взял, что имеет право задавать ей вопросы о ее личной жизни? И несмотря на решение не противиться этому человеку, она была уже готова бросить непоправимые слова, когда вдруг заметила, что к ним кто-то приближается. Это был молодой человек, лейтенант в форме «Лихих ковбоев». Он был высокого роста, светловолосый; на его тонком лице с высокими скулами читалось неодобрение. Мария поняла, что он может подумать о происходящем, и вся вспыхнула от сердитого смущения.
Офицер подошел ближе, и Крогер, рассмотрев его, отпустил руку девушки и отступил от нее на шаг. На лице его появилось добродушное выражение – показное, потому что выражение глаз не изменилось.
– С вами все в порядке, мисс? – спросил лейтенант, глядя то на Марию, то на Крогера.
– С этой молодой леди все в порядке, – тут же ответил Крогер. – Вам не о чем беспокоиться, лейтенант.
Офицер нахмурился.
– Боюсь, что вопрос задан не вам, сэр. Я обратился к молодой леди.
Крогер проговорил надменно:
– Я же сказал вам, с ней все в порядке, не так ли? Можете не беспокоиться. Поберегите вашу отвагу для будущих сражений.
Офицер натянуто улыбнулся:
– Я вижу, вы не в военной форме, сэр. Полагаю, дело в непригодности к службе. Мне бы очень не хотелось ударить человека, не годного к военной службе, но если вы не позволите этой молодой леди ответить на мой вопрос самой, я преодолею свое нежелание.
Лицо Крогера потемнело от злости, а лейтенант опять обратился к Марии. Та все еще дрожала от перенесенного унижения. Проклятый Крогер! Как смеет он ставить ее в такое положение?
– Вы хотите, чтобы этот человек ушел, мисс? – любезно спросил лейтенант.
Она молча кивнула, будучи слишком не в себе, чтобы говорить.
Лейтенант повернулся к Крогеру:
– Теперь, сэр, я полагаю, вы удалитесь, прежде чем произойдут неприятности.
Казалось, Крогер вот-вот взорвется от злобы, и у Марии упало сердце. Они подерутся из-за нее здесь, где все могут это увидеть! Девушка пришла в такую ярость, что не могла выговорить ни слова; но Крогер, очевидно, поняв, что взывают к его благоразумию, резко повернулся на каблуках и медленно пошел прочь. Спина у него была жесткой, прямой, как доска. Мария поняла, что нажила себе серьезного врага, но в то же время обрадовалась, что теперь ей больше не придется быть притворно-вежливой с этим человеком.
Молодой офицер слегка поклонился, держа в руке широкополую шляпу.
– Лейтенант Том Фэррел, к вашим услугам, мэм. – Он замолчал выжидающе, и Мария поняла, что молодой человек хочет услышать ее имя.
– Мария Мендес, лейтенант, – быстро ответила она. – И я очень благодарна вам за помощь, хотя, право же, не стоило беспокоиться. Я могла справиться и сама.
Он покачал головой.
– Может, смогли бы, а может, и нет. Вы не знаете людей такого сорта, мисс Мендес, а я знаю. Я уже встречал таких, и это всегда были весьма опасные люди. Я видел, как этот вот, Брилл Крогер, ходил, крадучись, вокруг отеля, деловитый, как бобер, и ловкий, как лисица. Признаюсь, я был озадачен. Что у него с вами общего?
– На самом деле – ничего, сэр, – вздохнула Мария. – Я слишком устала, чтобы обсуждать это теперь, лейтенант. Мне нужно идти домой. Может быть, в другой раз.
Он внезапно усмехнулся, и от широкой улыбки лицо его стало совсем молодым.
– Я понимаю, мисс Мендес, но не кажется ли вам, что этот Крогер может перехватить вас, так сказать, по дороге к дому? Я буду счастлив подвезти вас. Моя лошадь привязана с другой стороны отеля.
Мария чувствовала себя подавленной и какой-то разбитой после стычки с Крогером. К тому же она испытывала симпатию к этому молодому человеку с вежливыми манерами и красивым лицом.
– У меня есть мой собственный конь, – медленно проговорила она, – но если вам нетрудно проводить меня...
Его лицо просияло.
– Господи, да я буду чувствовать себя куда лучше, если смогу увериться, что вы благополучно добрались до дому.
Он прошел вместе с ней до того места, где был привязан Мигелито, помог девушке усесться в седло, а потом обвел Мигелито вокруг отеля туда, где была привязана его лошадь.
По дороге к дому Мендесов лейтенант Фэррел говорил очень мало, но молчание его не было напряженным: присутствие молодого человека и в самом деле действовало на Марию успокаивающе.
Когда они наконец добрались до ее ворот, Мария еще раз поблагодарила лейтенанта за любезность; казалось, ему не хочется уходить, и он стоял, вертя шляпу в руках. Мария вдруг поняла, о чем он хочет ее попросить, и, как ни странно, ей это было приятно.
– Я не хочу брать на себя смелость, – начал он. – То есть я не хочу, чтобы вы подумали, будто я такой же, как Крогер. Однако... ну, мне хотелось бы еще раз увидеть вас, мисс Мендес. Возможно ли это?
Мария подумала, прежде чем ответить. Ее потянуло к этому светловолосому американцу, и инстинкт подсказывал девушке, что его бояться нечего. Это был хороший человек, но все же он не принадлежал к латинской расе: ее семья и друзья, конечно, не одобрят никаких отношений между ними.
В то время как девушка размышляла, он бросил на нее удрученный взгляд, и глаза его помрачнели. Мария поняла, что он готовится с твердостью принять ее отказ.
– Да, – быстро проговорила она. – Завтра, после того, как я закончу работу, если хотите. – А потом добавила, вспомнив: – Но разве вы не отбываете на Кубу? Я думала, что «Лихих ковбоев» уже отправляют. Эту новость знают все в отеле.
Том отвел глаза, и девушка заметила, как он напрягся.
– Кое-кто из наших отбывает, это верно. – Голос молодого человека звучал подавленно. – Генерал Шефтер решил, что на пароходах хватит места только для трех четвертей наших людей. Я не попал в число отобранных.
Хотя Мария и почувствовала облегчение, услышав эту новость, она не могла не заметить, как он разочарован.
– Это, наверное, настоящий удар для вас, – сказала она сочувственно.
Том кивнул и посмотрел на нее.
– Да, это так. Но даже те, кто отбывает, будут разочарованы. Генерал Шефтер объявил также, что на пароходы не возьмут лошадей, за исключением лошадей старших офицеров. Представляете? Ну и дела. Кавалеристы без коней. – Он потряс головой и слегка улыбнулся. – Что ж, по крайней мере, не попав на борт, я получил возможность познакомиться с вами и теперь буду с нетерпением ждать завтрашнего дня. – Том Фэррел застенчиво теребил в руках шляпу. – Доброй ночи, мисс Мендес.
Нахлобучив шляпу, лейтенант вскочил в седло и, держась очень прямо, уехал.
Мария постояла немного, глядя ему вслед. Какие странные эти мужчины! Как рвутся они в бой, к славе, к опасности!
Войдя в дом, Мария еще с порога услышала громкие голоса спорящих. В гостиной девушка заметила братьев и Карлоса Чавеза, увлеченных разговором. Сердце у нее упало, когда она поняла, что они обсуждают тактику, к которой нужно прибегнуть, чтобы отомстить за нападение на штаб клуба и за гибель Сергио.
Мужчины, занятые разговором, почти не обратили внимания на Марию, когда она проходила через комнату. Опять насилие и кровопролитие, подумала девушка. Разве недостаточно, что Сергио умер? Неужели нужно усугублять положение, чтобы пролилось еще больше крови?
Мария поздоровалась с матерью, хлопотавшей на кухне, прошла в свою комнату и закрыла дверь, чтобы не слышать возбужденных мужских голосов. Девушка прилегла немного отдохнуть, но сразу же уснула. Когда она проснулась, в доме было тихо; только в воздухе носились аппетитные запахи стряпни миссис Мендес.
Плеснув на руки и лицо холодной водой, Мария причесалась и пошла на кухню взглянуть, не нужно ли помочь матери.
Раскрыв кухонную дверь, она с удивлением увидела, что у обшарпанного деревянного стола сидит Карлос Чавез и разговаривает с ее матерью. Увидев Марию, он улыбнулся и встал.
– Мария! Я поджидал тебя.
Заметив понимающую улыбку матери, девушка вспыхнула.
– Как это мило с твоей стороны, Карлос. Ты и братья были так увлечены разговором, когда я вошла, что, кажется, даже не заметили меня.
Его улыбка стала шире.
– Нет, я заметил тебя, Мария. У моей матери не было слепых сыновей. Глупые, может, и есть, но не слепые.
Мария не могла не засмеяться; она отдохнула, и к ней вернулись ее обычная энергия и добродушие. Карлос умел общаться с людьми, умел поднять им настроение. Карлос и лейтенант Фэррел – хорошие люди, и конечно, этих двоих более чем достаточно, чтобы примириться с существованием дурных людей, таких как Брилл Крогер.
– Скажи-ка, – продолжал Карлос, – не хочешь ли ты пройтись со мной, а, Мария? – И, заметив, что та бросила быстрый взгляд на мать, добавил поспешно: – Я уже спросил у твоей мамы. Правда, мамочка?
Инес Мендес покраснела, потом добродушно рассмеялась:
– Да, да! Пойдите прогуляйтесь вдвоем и не мешайте мне готовить. Возвращайтесь через час, к тому времени обед будет готов. Ты поешь с нами, Карлос, да?
– С удовольствием. Пойдем, Мария. Давай не будем терять время.
Рассмеявшись, Мария позволила Карлосу взять себя за руку и увести из кухонной жары на улицу, обвеваемую прохладным вечерним ветерком.
Мария и Карлос рука об руку пошли по улице. Близость Карлоса рождала ощущение настоящего покоя и безопасности. Мария ощущала его особенный мужской запах, но еще сильнее она ощущала тепло руки, которой Карлос удерживал ее рядом с собой.
– Ах, Мария, – сказал он, обратившись к ней лицом и улыбаясь, – как хорошо. Как спокойно. Если бы я знал, что ты превратилась в такую замечательную красавицу, я бы вернулся гораздо раньше. Честное слово.
Эти с легкостью произнесенные лестные слова почему-то не смутили девушку. Они даже как-то согрели ее. Она улыбнулась шаловливой улыбкой.
– Я приятно удивлена, Карлос. Кто бы мог подумать, что этот ужасный мальчишка, который когда-то дразнил меня и вечно бряцал под окнами на своей гитаре, превратится в такого обаятельного мужчину, который к тому же прекрасно играет на гитаре?
Карлос добродушно рассмеялся:
– Обаятельного – и только-то? Но ты, конечно, права. Ты должна послушать, как я теперь играю. Скоро такая возможность представится.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54

загрузка...