ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Моя группа, «Лос Компаньерос», нашла работу. Начнем завтра вечером. Может, захочешь прийти нас послушать? Со всей семьей. Я договорюсь с хозяином ресторана «Лас Новедадес». Хочешь, Мария?
Девушка кивнула:
– Будет справедливо, если мы дадим тебе возможность показать нам, чего ты достиг. Но только не завтра вечером, Карлос. На завтра я уже условилась о встрече.
Он посмотрел на нее, не скрывая разочарования, но ни о чем не стал спрашивать, за что Мария была ему благодарна. Карлос был джентльменом – еще одна черта, делавшая ему честь.
Они прохаживались и болтали в течение всего отведенного им часа, а потом опять направились к дому Мендесов.
Когда они почти уже подошли к дому, Карлос неожиданно замедлил шаги и повлек Марию под нависшие ветви раскидистого дерева, росшего на пустыре.
– Что ты делаешь, Карлос? – спросила девушка, чувствуя вдруг накатившее на нее волнение; сердце ее забилось.
– Я хочу тебя поцеловать, Мария, – спокойно ответил молодой человек, притягивая ее к себе, пока она не почувствовала, что ее груди прикоснулись к ткани его куртки, пока не ощутила тепло его дыхания на своем лице и жар его тела.
У Марии было достаточно времени, чтобы воспротивиться или протестовать, если бы она хотела, но она не хотела. Девушка позволила Карлосу обнять себя, и он обнял ее так, что она чуть не задохнулась. Его губы припали к ее губам со страстью и одновременно очень нежно, и Марии показалось, что ее душа с этим поцелуем устремилась к Карлосу.
Поцелуй длился долго, и наконец Мария высвободилась; не потому, что ей так хотелось, но потому, что она испугалась – что же будет дальше, если поцелуй продлится?
– Мария, – прошептал Карлос ей в волосы. – Мария, я, наверное, заговорил слишком рано, но я должен сказать тебе, что я чувствую. Я люблю тебя, Мария. Я хочу, чтобы ты вышла за меня замуж, стала моей женой. Я не требую, чтобы ты отвечала мне прямо сейчас, сию минуту. Я понимаю, что для тебя это неожиданность. Но ты обдумаешь мое предложение? Ты подумаешь о нем?
Он немного отстранился от нее, и девушку охватили противоречивые чувства. Ей нравился этот сильный, добрый, красивый человек. Но выйти за него замуж? Ведь брак – это навсегда. Любит ли она его? В душе Марии царила полная сумятица, и девушка сама никак не могла понять, что чувствует. Но Карлос ведь и не требовал ответа прямо сейчас, он просил только, чтобы она согласилась подумать. Да разве сможет она не думать об этом!
– Да, Карлос. Ты прав. Это очень неожиданно, слишком неожиданно, чтобы я успела разобраться в своих чувствах. Но, вне всяких сомнений, я серьезно подумаю над твоим предложением.
Он широко улыбнулся, и от глаз его сразу разбежались морщинки.
– Ах, Мария, любовь моя! – Он порывисто прижал ее к себе. – Это все, о чем я сейчас прошу тебя.
Мария чуть не задохнулась в его пылких объятиях. Она улыбнулась: несмотря на смятение, она была очень счастлива.
Рука об руку вернулись они домой.
Пробудившись от беспокойного сна, Джессика сначала не поняла, где находится, но потом, почувствовав, что ее одежда полна колких песчинок, все осознала. Она быстро повернула голову, чтобы взглянуть на Нейла, который все еще спал подле нее на одеяле.
Так много, так много ей нужно было вспомнить – все, что случилось вчера днем и вчера ночью, все, что закончилось ее близостью с Нейлом, близостью, которая, конечно, изменила ее жизнь навсегда.
Она одновременно и обрадовалась, и испугалась. Испугалась того, что скажут ее родители, – она ведь провела целую ночь с Нейлом. Впервые в жизни Джессике придется солгать им, потому что она ни за что не признается в происшедшем. Но они поймут, они должны понять – Нейл не виноват в том, что им пришлось заночевать на острове; она, разумеется, тоже в этом не виновата. С каждым порой происходят всякие неожиданности.
Она повернулась на бок, чтобы получше разглядеть лицо спящего Нейла. Во сне его лицо смягчилось: оно казалось более молодым, более незащищенным и очень красивым. Сердце ее было переполнено, и огромная нежность охватила девушку. Если бы только ему не нужно было уезжать! При мысли о том, что его могут ранить, слезы обожгли ее глаза. Но не надо думать об этом, решила она, надо думать только о том, что все будет хорошо, как только Нейл вернется.
А потом в голову Джессики закралась другая, неприятная мысль. Что подумает о ней Нейл теперь, после того, что они сделали? Не разлюбит ли он ее, не утратит ли к ней уважение?
Не желая дальше размышлять на эту тему, Джессика поднялась, стряхнула сыпучий песок с платья и белых чулок. И тут, посмотрев на море, она заметила лодку, приближавшуюся к острову. Наверное, это ее родители или по крайней мере спасательная группа, отправленная на поиски ее и Нейла.
Сердце Джессики забилось, она наклонилась и потрясла Нейла за плечо.
– Нейл! Нейл! Проснись! К нам идет лодка!
Молодой человек невнятно пробормотал что-то и перевернулся на живот. Ей пришлось еще какое-то время трясти его и расталкивать, прежде чем он проснулся. Когда он наконец пришел в себя, то посмотрел на Джессику с улыбкой, от которой сердце ее подпрыгнуло в груди. Все сомнения относительно его чувств исчезли от одной этой улыбки.
– Джесси, – прошептал Нейл. – Это все было на самом деле или мне приснилось?
Джессика почувствовала, что лицо ее жарко вспыхнуло, и она не могла заставить себя встретиться с ним глазами.
– Лодка подходит, – прошептала она, словно их кто-то мог услышать. – Наверное, это ищут нас.
Нейл пришел в себя окончательно.
– Я считаю, лучше бы они вообще не появлялись, Джесси, и мы могли бы остаться здесь навсегда. – Он говорил вполне серьезно, и его взгляд при этом не отрывался от ее лица.
– Я тоже хотела бы этого, Нейл, – отозвалась она. А потом, чтобы все стало на свои места, добавила: – Хотя, наверное, мы бы скоро начали испытывать голод и жажду. Любовью сыт не будешь.
Он усмехнулся и вскочил на ноги.
– Ладно, если это едут за нами, нам лучше привести себя в приличный вид, насколько это возможно. – Он взял ее за руку. – Прежде чем нас спасут, я должен сказать тебе: я хочу, чтобы ты вышла за меня замуж. Как только война на Кубе закончится, я вернусь. Ты ведь обязательно выйдешь за меня, Джесси, правда же?
Девушка кивнула; говорить она не могла, потому что Нейл заключил ее в объятия.
– Что же касается этой ночи – я знаю, что твои родители огорчатся. То есть из-за того, что мы были здесь ночью одни. И все такое. Наверное, лучше сказать им, что мы хотим пожениться. Может, от этого им станет легче.
Джессика изо всех сил прижала Нейла к себе, ей страшно хотелось, чтобы она могла всю жизнь держать его так, чтобы не было никакой войны, чтобы никакая лодка не приближалась к ним так неотвратимо.
– Они поймут, – проговорила она с уверенностью, которой отнюдь не ощущала. – Я хорошо их знаю.
Нейл покачал головой.
– Я не уверен, Джессика. Родители, особенно отцы, к таким вещам относятся странно. Я только надеюсь, что они не станут особенно усложнять тебе жизнь. Боже мой! Как мне не хочется уезжать! Как вспомню, как я жаждал оказаться среди тех, на кого падет выбор...
Джессика улыбнулась в ответ, чтобы успокоить и его, и себя, а затем принялась разглаживать свою юбку и приводить в порядок волосы при помощи расчески Нейла.
Когда лодка подошла к прогнившему причалу, Джессика и Нейл выглядели настолько аккуратно и прилично, насколько это было возможно после ночи, проведенной на берегу. А потом отец Джессики, с бледным лицом, взъерошенный, пошел по причалу к ним навстречу, и девушка пробормотала коротенькую молитву, прося, чтобы отец не очень гневался и не оскорбил Нейла. Главное, о чем она просила Бога, чтобы отец не сказал, что его дочь уже не совсем та, какой была, когда уходила из дома.
Сцена, разыгравшаяся на берегу, была и тяжелой, и неловкой, но не такой ужасной, как опасалась Джессика.
И Уингейт Мэннинг, и Ройс Лейтон, владелец яхты, которую он одолжил Нейлу, смотрели на молодого человека сурово, а на Джессику укоризненно, но, получив объяснение, судя по всему, успокоились, хотя оба время от времени странно поглядывали на Нейла.
Ройс горестно запричитал, услышав о том, что его яхта затонула.
– Она была в прекрасном состоянии, когда я ее одолжил вам. Не понимаю, что могло случиться, лейтенант Дансер. Я пошлю двоих своих людей поднять лодку. Тогда мы увидим, в чем дело. У вас будут неприятности с командованием, лейтенант?
Нейл вздохнул.
– Не знаю, сэр. Вероятно. Мы отплываем сегодня, и я должен был быть в лагере как можно раньше, чтобы успеть собрать свои вещи. Надеюсь, ко мне отнесутся с пониманием, когда я объясню, что случилось.
– Что ж, постараемся вернуться как можно скорее, – сказал Уингейт Мэннинг, ведя дочь к лодке. – Джессике необходимо поехать домой, принять горячую ванну, а потом лечь. – Он тяжело вздохнул. – Один Бог знает, что она могла подцепить, проспав всю ночь на берегу.
Джессика не поднимала глаз, надеясь, что отец не заметит румянца, появившегося у нее на щеках.
– Я хорошо себя чувствую, папа. Правда. Было вполне тепло, а еды и питья мы взяли с собой достаточно.
Отец, не обратив внимания на ее слова, торопливо усадил дочь в лодку, закутал в одеяло, что показалось Джессике совершенно излишним: утро было уже теплым и влажным. Но она поняла, что отцу необходимо позаботиться о ней, и не возражала.
Обратный путь продолжался, кажется, целую вечность; в лодке царило неловкое молчание, которое девушка не решалась нарушить. Она даже не решалась взглянуть на Нейла, поскольку и отец, и Лейтон, не сводили с них глаз, как хищные птицы. Хотя оба мужчины держались вполне доброжелательно, все же в их поведении чувствовалась легкая подозрительность, и она сильно действовала на Джессику.
По дороге домой она едва смогла улучить мгновение, чтобы проститься с Нейлом. А ему удалось, отведя ее в сторону, спросить потихоньку:
– Я буду писать как можно чаще, Джесси. Ты будешь меня ждать?
Она успела только кивнуть и ободряюще улыбнуться, прежде чем отец взял ее за руку и поспешно увел в дом. На веранде она обернулась, чтобы бросить последний взгляд на уходящего Нейла. На глаза ее навернулись слезы при мысли о том, что она, быть может, видит его в последний раз, если Бог и судьба не будут к ним милосердны.
Глава 10
У Рамона разболелась голова. В комнате висел густой сигарный дым, и громкие звуки споривших голосов наполняли все углы гостиной маленького дома, где располагался штаб клуба «Свободу Кубе!». И надо всеми витал тошнотворный запах горелого дерева и одежды, своей резкостью напоминавший о зажигательной бомбе.
Рамон устало протер глаза. Сколько еще это будет продолжаться? Снова и снова одни и те же аргументы. Кажется, они никогда не смогут договориться. Эдуардо ушел по меньшей мере два часа назад на свидание с девушкой, и Рамон страшно жалел, что не ушел вместе с ним.
Он бросил взгляд на Карлоса, сидевшего напротив него, опершись подбородком на руки, и в его темных глазах отражалась усталость.
– Мы должны отплатить им тем же! – кричал Хулио Лопес. – Разбомбим «Испанский клуб»!
– Но Рикардо Арагонес не член «Испанского клуба». К этому клубу принадлежат многие из тех, кто оказывает нам помощь, – проговорил Рамон. – Это значит карать всех испанцев за преступление, совершенное несколькими.
– Тогда подожжем сигарную фабрику! – выкрикнул Хулио, чье тонкое лицо пылало от гнева.
– Да! Сожжем фабрику его отца! – закричали несколько голосов с другого конца комнаты. – Его отец не друг нам. Сожжем Арагонеса! Восстановим справедливость! Мы должны отомстить за смерть Сергио!
Рамон не отвечал. Этот спор бушевал так долго, что он уже и сам не знал, на чьей он стороне; но и в самом начале он не очень-то был уверен в этом. Его собственная ярость жаждала, просто требовала отмщения. Единственное, чем можно смыть позор смерти Сергио, это месть, и все же какая-то часть сознания Рамона, самая разумная его часть, не могла не согласиться с Карлосом, который весь вечер призывал к сдержанности. Он все время повторял:
– Мы в ссоре с Рикардо Арагонесом и теми, кто помогал ему.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54

загрузка...