ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Мы не должны причинять вред ни в чем не повинным людям, не имеющим к этому делу никакого отношения.
Однако страсти разгорелись, и большинство присутствующих кубинцев были на стороне тех, кто выступал за немедленное возмездие всем и каждому испанцу. Наконец Хуан Андраде, председатель клуба, принялся стучать молотком по столу, пока крики не смолкли и не воцарилась тишина. Андраде объявил, что время уже за полночь и, поскольку назавтра всем им предстоит рабочий день, нужно идти домой и ложиться спать.
– Но мы же так ничего и не решили, – упрямо проговорил Хулио.
– Верно, – отозвался Хуан Андраде. – Но если ты на минутку успокоишься, то поймешь, что сегодня мы и не смогли бы ни о чем договориться. Мы слишком устали и перевозбуждены. Вот выспимся ночью, а завтра начнем дискуссию снова. Тогда все и решим.
Рамон понимал, что это разумное решение. Он встал и потянулся, а присутствующие начали собираться небольшими группами и, продолжая обсуждение вопроса и спор, покидали клуб.
Карлос, стоявший рядом с Рамоном, уныло покачал головой:
– Среди нас есть подстрекатели. Надеюсь, никто из них не сделает какую-нибудь глупость по собственному почину.
Рамон пожал плечами. Голова у него совсем раскалывалась.
– Это по большей части разговоры, Карлос. К завтрашнему утру они поостынут. Пошли-ка домой. У меня голова болит.
– Не знаю, Рамон. Меня беспокоит Хулио. Он слишком разъярен, чтобы что-то соображать.
– А что он может сделать в одиночку? – Рамон торопился поскорее выбраться из помещения на ночной воздух. – Выспится хорошенько, вот в голове у него и прояснится. По крайней мере я надеюсь на это. А если мы будем продолжать в том же духе, что сегодня, мы никогда ничего не решим.
Карлос кивнул.
– Я рад, что ты так думаешь, дружище. Разговорами и криками ничего не добьешься. А с другой стороны, может, мы и договоримся о чем-нибудь в конце концов, потому что все уже дали выход своим чувствам и завтра вечером смогут, вероятно, подойти к делу поспокойней.
Ночь была ясная и теплая, с моря тянуло ласковым бризом. В такую ночь, подумал Рамон, нужно быть наедине с красивой женщиной.
Он глубоко вдохнул ароматный воздух – соленый запах моря, благоухание ночных цветов. Головная боль немного прошла. Давно уже он не думал о женщине, не думал серьезно. Он был так занят делами – тут и работа, тут и устройство благотворительного бала, а теперь еще и поджог их штаба. Кажется, в его теперешней жизни нет места для женщины, хотя по ночам он часто просыпался от жгучей потребности в женской ласке. Но приходилось выбрасывать эту проблему из головы. Сейчас у него были дела поважнее. Кроме того, скоро он отправится на Кубу, чтобы присоединиться к своим соотечественникам на поле боя, и очень возможно, что он вообще не вернется оттуда.
– Рамон!
– Да, Карлос?
– Я хочу сказать тебе кое-что, хотя еще рановато решать, что из этого получится.
Карлос медлил, но Рамон, видя смущение друга, подбодрил его:
– Что такое, Карлос?
– Я о Марии, – проговорил Карлос, немного помолчав. – Я просил ее выйти за меня замуж. Она еще не дала согласия. Может, это никогда и не произойдет, может, она не захочет, но я хочу, чтобы ты знал. Я очень ее люблю, Рамон. Мне кажется, что она жила где-то в глубине моей души все эти годы, пока меня здесь не было, хотя она была еще ребенком, когда я уехал. Я должен спросить у тебя... Одобряешь ли ты это?
Рамон, чья головная боль окончательно прошла, громко рассмеялся.
– Одобряю ли я, дружище? Я в восторге, и мама с папой тоже будут в восторге. Это замечательно!
– Она может и не согласиться, – проговорил Карлос, внезапно помрачнев. – Но у меня есть веские причины полагать, что она отнесется ко мне благосклонно.
– И будет дурочкой, если не отнесется, – сказал Рамон, хлопая Карлоса по плечу. – Вряд ли она найдет лучшего.
– С твоей стороны очень любезно, что ты так говоришь, но женщины не всегда воспринимают вещи так, как мы, мужчины.
– Тем хуже для них, – смеясь отозвался Рамон. Карлос тоже засмеялся, потом искоса взглянул на друга:
– Надеюсь, что на самом деле ты так не думаешь, дружище. Ведь мир был бы ужасен, если бы все – и мужчины, и женщины – думали одинаково.
Рамон погрузился в сон, думая о Карлосе и Марии. Он задремал, грезя о свадьбе, об их свадьбе, как вдруг был грубо вырван из мира грез.
Просыпаться Рамону не хотелось, потому что спал он совсем недолго. Молодой человек отчаянно боролся за сон, но чья-то рука, не унимаясь, трясла его за плечо. Наконец Рамон понял, что это Карлос, что это его голос зовет его по имени, и сделал попытку очнуться.
Он смутно видел лицо Карлоса, бледное и напряженное, а позади Карлоса маячили лица Марии и матери. Наконец Рамон настолько пришел в себя, что понял – случилось нечто ужасно скверное.
– Что такое? – спросил он, уставившись на мать и сестру. – Что-нибудь с папой?
– Сигарная фабрика Арагонеса, – задыхаясь, проговорил Карлос, – ее подожгли, и огонь угрожает соседним домам.
Теперь Рамон окончательно проснулся. Натянув брюки, он поманил Карлоса поближе и спросил шепотом:
– Хулио?
Тот покачал головой.
– Мы не знаем, но я не удивлюсь, если так.
– Madre de Dios ! – прошептал Рамон. – Где папа и Эдуардо?
– Они уже пошли туда. Поднявшись, Рамон надел рубашку.
– Мы скоро вернемся, – сказал он матери и Марии, поспешно выходя вслед за Карлосом из комнаты, но тут он заметил, что и Мария идет за ними.
Когда он, нахмурившись, обернулся к ней, девушка быстро проговорила:
– Я тоже пойду. Может, смогу чем-нибудь помочь.
У Рамона не было ни времени, ни желания пытаться ее разубедить. Он поспешил за Карлосом, выйдя в ночь, освещенную красным заревом и отблесками огромного огненного столба, занимавшего половину темного небосвода.
Хотя Джессика была одета в одну ночную сорочку из тонкой ткани, ей было жарко. Сон ее на протяжении всей ночи часто прерывался – слишком занят был ее ум, слишком переполнен вихрем мыслей, не дававших ей уснуть как следует.
Вздыхая, она ворочалась с боку на бок, пытаясь устроиться поудобнее, в отчаянии призывая сон, чтобы хоть ненадолго забыться.
После ухода Нейла мать Джессики не отходила от нее ни на шаг: готовила ей ванну, помогла надеть халат, следила за тем, как она ест, и все смотрела и смотрела на дочь, и в глазах ее был вопрос.
Под гнетущей тяжестью этого молчаливого вопроса Джессика чувствовала себя виноватой. Что сказала бы мать, что испытала бы, если бы узнала, что прошлой ночью ее дочь и Нейл отдались друг другу? Джессика не могла сказать Анне об этом. Пусть это останется ее тайной. Хотя Джессика и не стыдилась своего поступка, чувство вины не давало ей покоя. Она испытывала неловкость, когда встречалась с матерью глазами, и вскоре, сославшись на усталость, ушла, чтобы остаться одной. Отец вернулся в банк на оставшуюся часть дня, но его подозрения, хотя и не высказанные вслух, также тяжело висели в воздухе.
Нейл предложил Джессике сообщить родителям, что они хотят пожениться, но она этого не сделала. Ей показалось, что это сообщение вызовет у родителей еще больше подозрений о том, что произошло за время, проведенное их дочерью на острове наедине с Нейлом.
А Нейл, что он делает сейчас? Рассердились его командиры за то, что он не явился вовремя? Получит ли он дисциплинарное взыскание? Он сказал, что «Лихие ковбои» отбывают сегодня. Может быть, он уже в пути?
Джессика весь день пробыла у себя в комнате, не получая никаких известий. Она даже не спустилась к ужину, чувствуя, что не сможет смотреть в лицо отцу с матерью и отвечать на их вопросы. Девушка с улыбкой встретила мать, которая принесла ей ужин в комнату, и сделала вид, что ничего не изменилось, и только усталость, вызванная необычной ночевкой под открытым небом на острове, заставила ее остаться у себя.
Уингейт Мэннинг поднялся наверх навестить дочь после ужина, и Джессика почувствовала, что он, обычно такой веселый, теперь стал держаться с ней как-то подозрительно и отчужденно; впрочем, она не была уверена, что это не сознание ее собственной вины окрашивает поведение отца в такие тона.
Отец пробыл у нее совсем немного, но он принес ей некую неприятную новость.
– Ройсу Лейтону удалось поднять яхту, – сказал он, и лицо его при этом было серьезным, – и выяснилось нечто в высшей степени странное. В корпусе около кормы была проделана дыра и заткнута пробкой из какого-то растворимого материала. Поскольку накануне лодка была в полном порядке, – Лейтон сам выходил на ней в море, – значит, дыру проделали в ночь перед вашим отплытием. Хозяин пристани выясняет, в чем тут дело.
Джессика могла только пожать плечами, заметив что это, конечно, странно. Про себя она подумала – хорошо, если отцу не пришло в голову, что дыру мог проделать Нейл, намереваясь провести с ней ночь на острове. Появилась еще одна забота, которая беспокоила ее и лишала сна.
Увидит ли она еще когда-нибудь Нейла? Вернется ли он к ней, как обещал, или его убьют среди кубинских холмов? Или, что еще хуже, он ее забудет? Может, он вовсе и не любит ее. Джессика знала, что мужчины нередко обещают женщинам то или другое, обещают, совершенно не собираясь выполнять обещанное... Нет! Нейл говорил серьезно. В этом она уверена. Его слова шли от чистого сердца. Малейшая неискренность не ускользнула бы от Джессики.
Постель показалась девушке влажной и жаркой. Может быть, открыть второе окно? Наверное, скоро утро, думала она, небо уже светлеет. Скорее всего солнце уже вставало, потому что на стеклах окна появился алый отблеск.
Но такого же просто не могло быть! Джессика быстро подошла к окну, отдернула занавеси. И изумленно вскрикнула. Вовсе не солнечный восход окрасил небо в алый цвет, а огромный пожар; языки пламени поднимались высоко над землей.
Внизу настойчиво звонил телефон. Девушка застыла в напряжении, до боли впившись пальцами в подоконник. Их телефон был одним из немногих в Тампе, и Джессику всегда охватывал страх, когда аппарат звонил. Она слышала, как открылась дверь в комнате родителей, и звонок смолк.
Она опять повернулась к окну. Кажется, горело где-то в Айбор-Сити, и, судя по всему, огонь быстро распространялся. Услышав шаги на лестнице, она поспешила к двери, потеряв от страха дар речи. Огонь всегда представлял собой огромную опасность. В последний раз, когда в городе был пожар, выгорели целые кварталы, прежде чем пламя смогли обуздать.
Дверь открылась, и появилась мать девушки, бледная, в одной ночной сорочке; она несла сумку Джессики с медицинскими принадлежностями.
– Звонили из Красного Креста, – сказала Анна Мэннинг, тяжело дыша. – В Айбор-Сити страшный пожар, много пострадавших. Ты нужна там, Джессика. Но прошу тебя, будь осторожна.
Жар от огня был очень силен, и Рамон намочил носовой платок в ведре с водой, которое нес, и приложил его к лицу, пытаясь защититься от невыносимого горячего дыхания пожара, сжигавшего легкие.
Огонь быстро перекидывался с фабрики на окружающие здания, среди которых были частные дома, и ночь наполнилась криками о помощи, стонами раненых и потерявших свои дома людей; но все заглушали рев и треск пламени.
Передавая полное ведро соседу по цепочке, Рамон заметил стройную женскую фигурку в светлом платке на голове. Женщина изо всех сил пыталась поднять тяжелую балку, один конец которой был охвачен пламенем.
Сначала Рамон удивился: зачем она это делает, а потом услышал плач и увидел, что под балкой, которую пытается поднять женщина, лежит маленький ребенок.
Рамон мигом оставил свое место в цепочке и бросился на помощь. Уже слегка развиднелось, и Рамон увидел, что ребенок – мальчик лет шести – лежит на спине среди обугленных обломков дерева. Толстая балка лежала поперек его бедер, прижимая ребенка к земле. Мальчик плакал, и эти звуки, исполненные боли и страха, еще больше усиливали, как показалось Рамону, ужас и страдание этой ночи.
– Ну-ка, – сказал он, коснувшись плеча молодой женщины, – дайте я вам помогу.
Она обратила к нему свое бледное лицо, испачканное сажей, и Рамон увидел, что она совсем еще девочка. Ее лицо показалось ему знакомым, но в эту минуту не было времени для размышлений и воспоминаний.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54

загрузка...