ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


И его изощренное воображение сразу подсказало ответ. Они едут кататься на парусной лодке, так сказал лейтенант. Если удастся узнать, какую именно лодку они берут – а это не так уж трудно, – он, возможно, сумеет устроить так, что произойдет какой-нибудь несчастный случай, – ничего ужасного, просто нечто такое, что их испугает и разрушит их планы.
Ему сразу полегчало, и он обратил внимание на женщину, сидевшую рядом с ним. Хорошенькая штучка, светловолосая и стройная, очень похожая на Джессику и ее дорогую мамочку, но более крепкая, чем Джессика, с более округлыми формами и со смелым выражением лица и манерами. Судя по ее поведению, ей очень приятно находиться в его обществе – более чем приятно. Она очень даже годится на то, чтобы провести с ней время, и, возможно, пригодится и на что-нибудь еще.
Крогер решил облегчить удар, нанесенный его самолюбию, приободрился и улыбнулся Дульси, положив ей на бедро свободную руку. Быстрая ответная улыбка, с которой девушка придвинулась к нему еще ближе, сказала ему, что он не ошибся в расчете.
Когда Дульси, Мэри и Брилл Крогер наконец ушли, Джессика вздохнула с облегчением. Теперь, возможно, им с Нейлом удастся немного побыть наедине и поговорить. Ей вдруг захотелось узнать о нем все – о его прошлом, обо всем, о чем можно.
Анна Мэннинг словно прочла мысли дочери и улыбнулась с понимающим видом.
– Почему бы вам с Нейлом не выйти на веранду, дорогая, не посидеть там на диване. Подул бриз, и там гораздо прохладнее.
Джессика поцеловала мать в щеку.
– Хорошая мысль, мамочка. Что вы скажете на это, Нейл?
– Я с удовольствием составлю вам компанию, Джессика.
– А я посижу здесь, у окна, почитаю вечернюю газету, – проговорил Уингейт Мэннинг, усаживаясь в огромное, набитое волосом кресло, стоявшее у окна, которое выходило на веранду. Этим банкир давал понять, что намерен присматривать за дочерью.
Джессика улыбнулась про себя. По крайней мере это не будет явным наблюдением. Диван-качалка стоял немного наискосок от окна гостиной, но оттуда можно было слышать их разговор, если отец будет прислушиваться.
Воздух был по-прежнему теплый, но на веранде было хорошо: Джессику и Нейла, устроившихся на диване, обвевал легкий бриз.
Молодой человек заговорил первым:
– Вы не возражаете, если я закурю, мисс Мэннинг? Я иногда люблю выкурить сигару.
– Вовсе нет, курите, пожалуйста, сэр.
Нейл достал сигару из внутреннего кармана. Однако попытавшись сунуть ее в рот, он выругался:
– Проклятие! О, простите, мисс Мэннинг. Вечно они ломаются у меня в кармане. Нужно купить портсигар, но для этого нужно походить по магазинам.
Лейтенант швырнул сломанную сигару через перила веранды и, откинувшись на спинку дивана, замолк.
Джессика чувствовала себя странно взволнованной, голова у нее слегка кружилась. Она сидела в качалке в чопорной позе, сдвинув колени, положив на них руки, всем своим существом ощущая близость Нейла, сидевшего в нескольких дюймах от нее.
– Я рад, что все наконец-то ушли, – сказал он, вздохнув, после небольшой паузы.
– Ах, я тоже рада! Дульси меня не очень интересует, Мэри тоже. Просто в толк не возьму, с чего это я предложила им войти в комитет по устройству благотворительного бала.
Нейл рассмеялся, услышав слова Джессики, но вид у него при этом был довольно смущенный, и девушка подумала: уж не показалось ли Нейлу ее замечание излишне откровенным?
– А как насчет Брилла Крогера? – спросил он. – Меня очень удивило, что он, судя по всему, очень вами интересуется.
Джессика почувствовала, как кровь прихлынула к ее щекам.
– О, я думаю, что он считает себя любимцем женщин, – небрежно произнесла она тоном опытной особы, успешно, как ей казалось, скрывая смущение.
И опять Нейл рассмеялся.
– Подозреваю, что в этом вы правы.
Джессика, осмелев от действия, произведенного на Нейла ее находчивым замечанием, сказала опрометчиво:
– Ну, если это действительно так, полагаю, Дульси найдет, чем его занять.
Она посмотрела Нейлу в лицо, желая узнать, какое впечатление произвели на молодого человека ее слова. Тот отвел глаза, неловко пошевелился на диване, и вид у него опять стал смущенный. Это озадачило Джессику.
Нейл быстро проговорил:
– Наверное, так оно и есть. Но давайте больше не будем говорить о них, Джессика, давайте поговорим о вас. Расскажите мне о себе.
Джессика, сразу растерявшись, уставилась на свои руки, лежавшие у нее на коленях.
– О, обо мне особенно нечего рассказывать. Я бы с большим удовольствием послушала о вас, Нейл.
Тот печально покачал головой.
– Ну, о себе мне тоже особенно нечего рассказать.
Наступила неловкая пауза, которую в конце концов нарушила Джессика:
– Скажите, а вы знаете, как долго вы еще пробудете в Тампе? То есть имеются ли у вас какие-нибудь сведения о том, когда вы отплываете?
Лицо Нейла стало серьезным, и сердце Джессики забилось при мысли о том, какой скрытый смысл он мог придать ее невинному вопросу.
– Скоро. Как только полковник Рузвельт достанет для нас транспорт. Судя по слухам, ждать осталось не больше одного-двух дней.
Джессика повернула голову, чтобы заглянуть ему в глаза, и когда она сделала это, ею овладели тоска и печаль, на глаза навернулись слезы... И в этот момент они, как завороженные, приникли друг к другу, их губы встретились. В этом поцелуе были нежность и теплота, и Джессика почувствовала, что сердце ее сильно забилось, а все тело охватила сладостная истома. Девушке казалось, что она сейчас растает, охваченная этим неизведанным доселе странным ощущением, от сокровенного смысла которого у нее закружилась голова.
Когда их губы встретились, Нейл тихо застонал и потянулся к девушке, крепко прижав ее к себе и сдавив ее губы своими. Джессика сама себя не узнавала. Что с ней происходит? И все же ей не хотелось, чтобы это прекращалось.
Шелест газеты, донесшийся из гостиной через открытое окно, вернул Джессику к реальности. Она поспешно отпрянула от Нейла, прерывисто дыша. Девушка знала, что лицо ее пылает, и быстрый взгляд, который она бросила на Нейла, показал ей, что, судя по его виду, он испытывал те же чувства.
– Джессика, дорогая Джессика, – хрипло прошептал он, – мне так давно хотелось сделать это, с первого же момента, когда я вас увидел.
Джессика была потрясена и ничего не ответила. Она просто не знала, что сказать. Она почувствовала, что молодой лейтенант взял ее за руку, и глаза его не отрывались от ее лица, ища на нем ответа.
Она улыбнулась дрожащими губами, и, судя по всему, Нейл догадался о том, что она чувствует, поскольку на его лице появилась улыбка такая любящая и нежная, что все существо Джессики вновь возжаждало поцелуя. Что же случилось с ней? Она должна была быть шокирована и рассержена. Неприлично разрешать молодому человеку целовать себя, если вы еще не обручены, а она целовалась с мужчиной, которого знала всего лишь несколько дней, в обществе которого пробыла самое большее несколько часов.
Газета опять зашелестела, на этот раз громче, и Нейл немного отодвинулся от Джессики, хотя по-прежнему держал ее за руку.
– Я лучше пойду. Но я вернусь завтра утром, около восьми, если это для вас не слишком рано.
– Прекрасно, – прошептала она, не желая говорить громко, чтобы не нарушить очарования этой минуты, – я соберу корзинку для пикника.
– До завтра, дорогая Джессика.
Он быстро подался вперед и снова прижался губами к ее губам на одно лишь мгновение, а потом ушел. Джессика осталась с ощущением его страстного поцелуя. И всю ночь сквозь сон она чувствовала его тепло и нежность.
Глава 8
Утро было жаркое, на небе ни облачка, а к десяти часам влажность стала просто невыносимой.
Джессика, одетая в тщательно выглаженный матросский костюм – белую блузу и длинную темно-синюю юбку, – с широкополой соломенной шляпой на голове, уже чувствовала себя немного вялой. Она стояла на пристани, глядя на «Морской цветок» – элегантную яхту длиной в двадцать футов.
– Ну, что вы о ней думаете? – спросил Нейл, глядя на лодку с такой гордостью, словно это была его собственность.
– Она великолепна, – искренне ответила Джессика.
Но ее гораздо больше интересовал Нейл, чем лодка. Она время от времени исподтишка бросала взгляды на его лицо, пытаясь разобраться, действительно ли он так хорош собой, как ей запомнилось. И еще Джессика думала о том, что их отношения для нее так новы, что она еще не успела изучить черты Нейла так хорошо, как ей хотелось бы.
– Позвольте, я поставлю вашу корзину в лодку.
Взяв большую плетеную корзину с крышкой, которую Джессика собственноручно упаковала, Нейл легко ступил на «Морской цветок». Потом, поместив корзину в маленькую каюту, он вернулся к девушке, чтобы помочь ей взойти на борт.
Он крепко обхватил ее за талию, и девушка сразу вспомнила вчерашний вечер. Опять ее охватил жар, но виновато в нем было не влажное душное утро: просто ей страшно захотелось вновь почувствовать его губы на своих губах. Интересно, вспоминает ли он тоже о вчерашнем вечере? А еще где-то в самой глубине сознания возник вопрос, который преследовал девушку всю ночь напролет: поцелует ли Нейл ее еще раз? А если да, то что будет потом?
Джессика, одновременно взволнованная и испуганная своими размышлениями, повернулась лицом к морю, радуясь прохладному ветру, охлаждавшему ее пылающую кожу.
– Хороший ветер, – заметила она. – Куда мы направимся?
Нейл, проверявший лини, улыбнулся. Он был одет в обычную одежду – белую рубашку с рукавами, закатанными до локтей, и коричневые брюки из саржи, – но даже без своей блистательной военной формы он был сокрушительно красив.
– Я думаю, пока мы пойдем туда, куда нас понесет ветер, а потом пристанем к какому-нибудь острову недалеко от берега и позавтракаем. Что вы на это скажете?
– Прекрасно. Я взяла с собой уйму еды. Надеюсь, у вас хороший аппетит, лейтенант?
Нейл добродушно рассмеялся:
– Насчет этого можете не беспокоиться. В армии кормят не очень-то хорошо, и большинство из нас, кажется, вечно голодны.
Во время разговора Нейл занимался парусом. Поскольку ветер был хороший, парус надулся с мягким хлопком, как только его подняли. Яхта сдвинулась с места, поначалу медленно, а потом все быстрее.
Джессика проверила, надежно ли ее шляпа пришпилена к высоко зачесанным волосам, потом расслабилась на своем сиденье, наслаждаясь прохладным бризом и плавным движением яхты.
– Хорошая лодка, – с восторгом сказал Нейл, с улыбкой глянув сначала на парус, а потом на девушку. – Я страшно рад, что опять оказался на воде.
А потом лицо его изменилось и погрустнело. Джессика подалась к нему.
– Что такое, Нейл? Что случилось? Молодой человек попытался улыбнуться, но это ему не удалось.
– Ничего, просто случайная мысль. Ничего такого, о чем стоило бы тревожиться вашей хорошенькой головке.
Джессика нахмурилась. Она терпеть не могла этой фразы, которую ее отец часто употреблял по отношению к матери и к ней самой. Как будто мужчины считали женщин всего лишь симпатичным украшением своей жизни, не способным логически рассуждать.
– У вас такой печальный вид, – сказала она, не отступаясь. – О чем вы грустите? Иногда бывает лучше, когда выскажешься.
Он покачал головой.
– Я не хочу докучать вам своими печалями. Зачем? Чтобы мы оба стали несчастны?
На этот раз улыбка все-таки появилась на его лице, и Джессика тоже улыбнулась. Однако решимость ее не поколебалась: он должен поговорить с ней, как со взрослой женщиной, как с равным себе человеком.
– Но мне, право же, хотелось бы знать, в чем дело.
Нейл повернул румпель, несколько изменив курс, и яхта слегка накренилась.
Джессика придвинулась ближе к Нейлу, чтобы слышать его слова, заглушаемые плеском воды и потрескиванием снастей.
– Говорите же, Нейл, – тихо повторила она. Он быстро взглянул на нее, потом прикоснулся к ее пальцам свободной рукой.
– Да ничего особенного, правда. Не имеет отношения к нашей прогулке. Просто, когда я сказал, что рад опять оказаться на воде, я вспомнил о приказе. – Молодой человек замолчал. – Пока еще об этом никому не известно, но полковник Рузвельт сказал мне, что мы наконец получили приказ выступать.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54

загрузка...