ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Я хочу утром отправиться в путь пораньше. – Он бросил взгляд на Эрнандо, сидевшего по другую сторону костра. – Здесь безопасно? Я имею в виду – безопасно спать без охраны? Если эти индейцы все еще бродят вокруг да около...
Эрнандо ответил, улыбнувшись через силу:
– Безопасно, сеньор. Они не причинят нам вреда, потому что мы не сделали ничего такого, что могло бы их рассердить, – пока еще не сделали.
Крогер фыркнул:
– Ладно! Значит, ложимся спать. – Он взглянул на Джессику: – Как вы себя чувствуете? Хотите, я помогу вам устроить постель из одеял?
Та покачала головой:
– Нет, мне стало почему-то гораздо лучше. Я могу все сделать сама.
Крогер бросил на девушку пронзительный взгляд, но потом в его глазах появилась рассеянность. Он поднялся, не говоря ни слова, и принялся устраивать себе постель в стороне от костра.
Джессика дождалась, пока он уляжется, потом тоже утроила себе постель, но по другую сторону костра. Она полагала, что теперь, когда Эрнандо рядом, Крогер не станет лезть к ней под одеяло, и ей хотелось быть как можно дальше от этого человека. Вытянувшись под одеялом, девушка подумала о том, что с нетерпением ждет завтрашнего дня. Ей страшно хотелось исследовать эти удивительные места, даже несмотря на постоянно грызущую тревогу, которую у нее вызывал Крогер. Глядя в небо, полыхавшее блестящими звездами – луна уже зашла, – Джессика вдруг почувствовала, что надежда оживает в ней. Для этого не было совершенно никаких оснований, ведь ее положение совсем не изменилось. Но Джессика спрятала надежду в глубине души, как талисман, и погрузилась в сон.
Утро было облачное и душное, но Джессика проснулась, впервые за последнее время чувствуя себя вполне прилично; и маленький огонек надежды по-прежнему теплился в ее душе. Крогер был уже на ногах – он разводил костер. Когда огонь разгорелся, он подошел к Эрнандо, который все еще не проснулся, и грубо пнул его носком сапога. Тот пошевелился, что-то пробормотал, и Крогер пнул его во второй раз.
– Чертов лентяй, иностранец, – проворчал он. – Если ему дать волю, он всю жизнь будет спать да сосать из бутылки.
Эрнандо опять зашевелился, потом сел, и Крогер вернулся к костру, чтобы подбросить дров. Увидев, что Джессика встала, он просиял.
– Сегодня у нас великий день! Если этот колодец действительно полон сокровищ, как о нем говорят, я принесу вам чудесные золотые украшения. Что вы на это скажете?
Джессика насторожилась. О сокровищах она слышала впервые. Так вот почему Крогер вел себя так таинственно! Наверное, если бы она чувствовала себя лучше, она проявляла бы больше любопытства насчет того, зачем он сюда едет.
– Так что же? Вы не рады? – резко спросил он.
Джессика торопливо улыбнулась Крогеру. Это получилось у нее совершенно машинально.
– Ах, Брилл, это будет чудесно! Я тобой горжусь!
Успокоившись, Крогер закивал:
– Да, именно так! У нас уже есть то, что мы взяли в Тампе, и прибавив к этому то, что я достану из колодца, мы прекрасно заживем.
Джессика содрогнулась от ужаса, представив себе продолжительную жизнь с Крогером. Она украдкой бросила взгляд на Эрнандо, поднимавшегося со своего ложа. В ответ тот посмотрел на нее весьма насмешливо.
Крогер поставил на угли закопченный кофейник и рявкнул, повернувшись к переводчику:
– Пошевеливайтесь, Виллалобос, займитесь чем-нибудь полезным. Нам нужен хороший завтрак, если мы собираемся лезть за золотом.
Эрнандо направился к ящику с припасами.
– Вы сказали «мы», сеньор? Я лазить не буду, не ждите. Я для этого не гожусь и питаю отвращение к воде во всех видах.
– Это видно невооруженным взглядом, – фыркнул Крогер. – Я сказал «мы» не в этом смысле. Но как вы думаете, зачем я взял вас сюда? Если вы хотите получить свою долю, вам, черт побери, придется ее заработать. Ваше дело – веревки и механизмы. Уж на это-то вы годитесь?
Эрнандо, пытавшийся открыть ящик с провизией, кивнул:
– Да, сеньор, это я вполне сумею сделать. Можете не опасаться.
Когда Эрнандо приготовил завтрак, состоявший из кукурузных лепешек, кофе и бекона, Крогер присел на корточки подле него.
– Скажите, к колодцу есть дорога? Мы можем доехать туда в нашей коляске?
– Дорога была, сеньор, ее построили майя, но она сильно заросла, и я очень сомневаюсь, что коляска по ней пройдет. Лучше взять лошадей. Сеньорита может ехать сзади вас, я пойду пешком, а вторая лошадь повезет вещи.
Крогер нахмурился.
– Легче было бы ехать в коляске; ну ладно, лошади так лошади. Давайте кончим завтрак – ив путь. У меня просто руки чешутся добраться до этого колодца!
Джессика, смотревшая на них и все слышавшая, заметила, что Эрнандо бросил на Крогера странный взгляд, но тот не обратил на переводчика никакого внимания.
Эрнандо что-то знает, заключила Джессика; что-то такое, о чем он не говорит Крогеру. От этой мысли Джессика воспрянула духом. Пусть Эрнандо сказал, что не может – или не хочет – помочь ей; во всяком случае, он не совсем на стороне Крогера.
Священный колодец Чичен-Итца находился примерно в сотне ярдов от центра древнего города. Чалая кобыла Крогера осторожно ступала по каменистой тропе; Джессика, сидя позади Крогера, смотрела вокруг. По обеим сторонам тропы росли деревья, невысокие, но тем не менее загораживавшие храмы древнего города. Вокруг с жужжанием носились насекомые. И больше не слышно было никаких звуков, разве что раздавался приглушенный травой стук копыт.
И вдруг Эрнандо, шедший впереди с лошадью в поводу, нагруженной вещами, остановился.
– Мы пришли, сеньор, вот священный колодец.
Джессика, пытаясь разглядеть колодец поверх плеча Крогера, увидела что-то вроде большой круглой дыры в земле и каменные отвесные стены. Колодец был гораздо больше в диаметре, чем она ожидала, – почти как маленький пруд, – но воды видно не было, только отверстие. На противоположной стороне закругленная стена была более высокой.
Когда их кобылка подошла ближе, Джессика увидела воду: она виднелась в глубине колодца, на самом дне странной «шахты», которую, без сомнения, за многие годы проточила вода в пористом известняке.
Крогер спешился и помог сойти Джессике. Когда они подошли к самому краю колодца, облака внезапно разошлись, и сверкнули солнечные лучи, окрасив воду золотистым блеском. Это было и страшно, и красиво одновременно, и Джессика затаила дыхание. Может быть, это какое-то предзнаменование?
Рядом, у края шахты, в беспорядке были навалены большие камни. Эрнандо, заметив заинтересованный взгляд Джессики, кивнул:
– Еще один храм, сеньорита. Может быть, здесь жрецы совершали ритуалы и отсюда бросали жертвы в колодец.
Крогер, став на колени на верхнем камне колодца, внимательно смотрел на темную воду, казавшуюся почти черной теперь, когда солнце опять скрылось за облаками.
– Черт бы побрал этот спуск, а? – нервно проговорил он. – Как вы думаете, там очень глубоко?
Эрнандо пожал плечами:
– Не знаю в точности, но, насколько я могу судить, глубина порядочная.
– Ну ладно. – Крогер поднялся, отряхивая брюки. – Для этого я и запасся всякими приспособлениями. К делу, Виллалобос. Разгрузите лошадь и помогите мне все собрать вместе.
Эрнандо занялся разгрузкой, а Крогер закурил сигару и принялся расхаживать взад-вперед, не отрывая взгляд от воды.
Джессика, поняв, что какое-то время мужчины будут заняты, нашла местечко на камне – остатке рухнувшего храма – и уселась там. Древний камень был теплым и как-то странно успокаивал.
В этом месте что-то есть, подумала девушка; какая-то сила. Она просто чувствовала эту силу. Но, как ни странно, это ее ничуть не пугало, несмотря на рассказ Эрнандо о том, что майя бросали в колодец людей, принося их в жертву, вместе с золотом и драгоценностями. Почему-то это место успокаивало Джессику; в душе ее почти воцарился покой.
Однако взглянув на противоположную стенку шахты, на ее более высокий край, девушка замерла. Там стояло около полудюжины фигур, молча и неподвижно. Все это были мужчины-индейцы. Их темные лица были непроницаемы. Джессика поднялась на ноги.
Может быть, их привело сюда любопытство? Или же их появление таило в себе угрозу?
Она посмотрела на Крогера и Эрнандо – не окликнуть ли их? Крогер стоял на коленях перед грудой снаряжения и, очевидно, не мог заметить наблюдавших за ним индейцев. Но Эрнандо стоял выпрямившись и тоже смотрел на них. Потом, словно ощутив на себе взгляд Джессики, переводчик повернул голову в ее сторону. Он чуть заметно покачал головой и приложил палец к губам, призывая девушку к молчанию.
Не проронив ни звука, Джессика вновь медленно опустилась на камень.
Глава 21
Нейл, Том и Мария успели засветло добраться до Мериды; разгоряченные, уставшие, все трое были с ног до головы покрыты грязью – целый день они мчались по пыльной дороге, и теперь Нейлу казалось, что горло у него просто запеклось от пыли. Как только они въехали в город, он принялся искать место, где можно было бы переночевать. Искать Крогера и Джессику было уже поздно, хотя Нейл страшно досадовал на необходимость отложить поиски.
Мерида, как заметил Нейл, с виду была совсем испанским городом: со множеством больших домов и впечатляющими храмами. Когда они выехали на главную площадь, Мария попросила своих спутников остановиться, указав на кафедральный собор.
– Когда пускаешься на поиски, как мы сейчас, не лишним будет помолиться за успех.
Том кивнул, и Нейл тоже согласился, особенно когда увидел фонтан, бивший посередине площади. Они спешились и, привязав в сторонке усталых лошадей, подошли к фонтану, смыли с одежды пыль, а потом вдоволь напились.
– Я пойду поставлю свечку, – сказала Мария.
Она направилась к собору, а Том с Нейлом пошли в ближайший погребок. Там было прохладно и полутемно; они оба заказали темного пива. Ни один не проронил ни слова, пока они не осушили свои стаканы. Потом Нейл вытер губы тыльной стороной ладони.
– Боже, ничто не сравнится с пивом, когда умираешь от жажды, даже если оно и не очень холодное.
Том кивнул, улыбнувшись.
– В Мексике варят неплохое пиво.
Он посерьезнел и оглядел посетителей, сидевших за маленькими столиками. Все они изучали вновь прибывших: кто с любопытством, а кто почти равнодушно.
– Хотел бы я знать, кто-нибудь из них видел Крогера и, Джессику?
Нейл отхлебнул пива.
– Ну, ведь мы не можем расспросить их, пока не вернется Мария. Мой словарный запас не идет дальше «Как вы поживаете?». Но все же мы здесь, в Мериде, а это неплохое начало. Найдем приличное место, где можно остановиться, и начнем расспрашивать людей – это первое, что мы сделаем утром. Город небольшой, а в небольших городах каждый житель знает все обо всем. Если Крогер и Джессика проезжали через Мериду или если они здесь останавливались, кто-то об этом обязательно будет знать. Такую, как Джессика, с ее золотыми волосами, нельзя здесь не заметить.
Они расправились со второй порцией пива, когда увидели, что Мария вышла из храма на площадь и озирается по сторонам, не видя их. Они расплатились за выпитое пиво американскими деньгами, что было не так легко. Чувствуя себя освеженными, Нейл и Том поспешили к своей спутнице, присевшей на край фонтана.
Увидев их, Мария сразу пошла к ним навстречу; лицо ее сияло от волнения.
– Я спросила у падре, не слышал ли он о каких-нибудь незнакомцах, появившихся в Мериде, и описала Джессику и Крогера. Он ответил, что сам их не видел, но что брат его служанки знает женщину, которая работала у этого человека. Она сказала своему брату, что собирается работать у гринго и его жены в асиенде, расположенной неподалеку от города. Они снимают эту асиенду, но не говорят, как долго собираются прожить здесь. И еще она сказала, что жена молодая и красивая, и волосы у нее, как солнце. Это наверняка Джессика!
Нейл нетерпеливо спросил:
– А падре сообщил вам, где находится эта асиенда?
Мария кивнула.
– Не очень далеко, но я думаю, что нам нужно отдохнуть, прежде чем отправляться туда. Лично я так устала, что толку от меня уже никакого не будет.
Том положил руку на плечо Нейла.
– Она права, Нейл. День у нас был долгий, а ведь мы не знаем, что нас там ждет.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54

загрузка...