ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Застигнутый врасплох Крогер проговорил, запинаясь:
– Ну... я... У таких, как вы, всегда есть жена.
Ему все больше становилось не по себе – он не владел ситуацией. Он украдкой бросил взгляд на Рену и увидел на ее губах легкую улыбку.
– Да, вы правы, – ответил Хартман, – я женат. И я позволяю вам рассказать моей супруге все что вам угодно.
– Если я расскажу ей об этом, она вас выгонит.
– Ну и пусть! Я все равно ухожу от нее. Видите ли, я и Рена – мы собираемся пожениться, как только я получу развод у Маргарет. – Хартман обнял Рену за плечи и привлек ее к себе.
– Что?! – Ярость снова разгорелась в Крогере, и он наставил на Хартмана пистолет, забыв, что в нем нет патронов. – Я убью тебя, ублюдок! Наставлять мне рога!
Хартман засмеялся:
– Только не из этого пистолета. Рена рассказала мне, что он никогда не бывает заряжен. И еще она рассказала, что вы силой втянули ее в преступную жизнь. Она хочет покончить с этой жизнью, и я сделаю ее честной женщиной.
Глядя во все глаза на Рену, Крогер обошел вокруг кровати.
– Потаскуха. Лживая сука!
– Потише, вы! – взревел Хартман. – Думайте, что говорите об этой очаровательной маленькой леди!
Крогер размахнулся пистолетом и сильным ударом сбоку раскроил Хартману череп. Хартман, застонав, тяжело осел, и Крогер нанес ему еще один удар по голове. Затем стащил незадачливого любовника с кровати, и тот рухнул на пол бесформенной грудой плоти.
Рена вскрикнула и съежилась, отпрянув к стене, а Крогер, став коленями на кровать, отбросил пистолет и схватил ее за горло. Ярость бушевала в нем, словно адская буря, и лицо Рены казалось ему каким-то расплывчатым пятном.
Он сдавил горло своей сообщницы и тряс ее, бормоча сквозь зубы ругательства. Глаза Рены выкатились из орбит, она вцепилась ногтями в его руки, сомкнувшиеся на ее горле. В это мгновение застонал лежавший на полу Хартман, и у Крогера мелькнула здравая мысль. Если он убьет Рену, придется прикончить и Хартмана, а в отеле знают о его знакомстве с Реной. Его, Брилла Крогера, будут искать как убийцу.
Он разжал руки, сдавливавшие горло женщины, и соскочил с кровати. Рена, с хрипом дыша, терла горло дрожащими ладонями и не сводила с Крогера глаз, полных ужаса.
Крогер вышел из номера, не сказав ни слова. Уже через час он, прихватив свои вещи, покинул город, и после этого случая уже никогда не брал с собой в дело женщин.
Крогер вспомнил об этом неприятном случае из своей жизни, и от этого настроение у него отнюдь не улучшилось.
Он потянулся к бутылке с виски и обнаружил, что она пуста. И опять разозлился. С таким же успехом, если судить по действию выпитого, он мог бы проглотить и бутылку воды. Проклятие, он не в силах даже напиться, чтобы забыть о всяких неприятностях!
Значит, ему осталось второе средство забыть о проблемах – женщины. Ими можно воспользоваться, вовсе им не доверяя!
Крогер облизнул губы, обдумывал свои возможности. Конечно, есть доступная Дульси, та на все готова. Для этого нужно всего лишь спуститься в вестибюль к телефону и позвонить ей домой. Он поиграл в голове этой идеей, но она не вызвала у него аппетита. Чары Дульси уже приелись. Она слишком уж легко достается. Черта с два он опять станет развлекаться с ней на открытом воздухе!
Крогер любил комфорт, и укладывать женщину на « одеяло, расстеленное на жесткой земле, было ему совсем не по вкусу. Нет, если он увидится с Дульси сегодня днем или вечером, он заставит ее прийти в его номер. В отеле полным-полно народу; если она будет осторожна, то не привлечет к себе ненужного внимания. Вдруг у него мелькнула мысль, что эта девица вовсе не думает о своей репутации.
Он со стуком поставил на столик пустой стакан. Нет, Дульси он действительно совсем не хочет. Он хочет чего-то другого. Чего-нибудь нового, чего-нибудь возбуждающего, чего-то такого, что потребует от него усилий.
Его воспаленное воображение сразу же устремилось к Марии Мендес. Воспоминания о ее смуглой, соблазнительной красоте заплясали у него в голове, и он мысленно прикоснулся к телу девушки своими похотливыми пальцами.
Крогер улыбнулся про себя, представляя, что он с ней сделает, как унизит ее. Этой перспективе он не мог противиться. В конце концов, не так уж много он потеряет, если рассорится с ее братьями и родителями. Кроме того, если эта девица – девственница, а он полагает, что так оно и есть, – разве она захочет, чтобы в ее семье узнали о том, что случилось?
Да, именно так! Он потирал руки. Это будет молодая кубинка! Но как все это устроить? Он уже дважды клеился к ней, когда она уходила из отеля после работы, – Крогер отказывался признать, что обе эти попытки провалились, – и приставать к ней где-то по дороге к ее дому не казалось ему удачной идеей. Но ведь она работает здесь, в отеле. Конечно, вот оно! Она работает в ресторане. Почему бы не заказать в номер что-нибудь из еды или питья и попросить, чтобы это сделала именно она? Превосходное решение.
А если она откажется, если будет сопротивляться – его возбуждение возрастало, когда он представлял себе эту восхитительную картину, – он возьмет ее силой. А если она закричит? Такое вряд ли возможно, поскольку совершенно ясно, что она не захочет запятнать свое доброе имя, а кто же ей поверит? Она простая девушка, наемная работница, а он состоятельный постоялец. Он просто скажет, что она разбила что-нибудь, или опрокинула тарелку, или грубо с ним разговаривала и выдумала всю эту историю с его приставаниями для самооправдания. Будь она белой женщиной, в его словах могли бы усомниться, но она не белая.
Улыбаясь жестокой улыбкой, почти вернув себе хорошее настроение, Крогер одернул пиджак, пригладил волосы и дернул за украшенную узором ленту звонка, чтобы вызвать коридорного.
– Это нужно отнести в номер 2-14. Отнеси, пока не остыло, Мария. – Миссис Нельсон указала на тележку с подносом, на котором стояли серебряные тарелки, накрытые крышками. Лицо начальницы, как всегда, казалось застывшей маской суровости.
Мария часто спрашивала себя: улыбается ли когда-нибудь эта женщина? И еще она спрашивала себя: почему именно ее посылают отнести заказ, ведь сегодня не ее очередь обслуживать номера? Однако распоряжения миссис Нельсон не подлежали обсуждению: их просто нужно было выполнять.
Мария послушно повезла тележку к нарядному лифту и поднялась на второй этаж. Она легко нашла нужный номер и, прежде чем постучать, оправила передник и чепчик. Миссис Нельсон очень следила за опрятностью и манерами, и горе было той женщине или тому мужчине, кто, находясь под ее началом, отнесся бы к ее требованиям пренебрежительно.
Дверь отворилась на стук, но обитатель номера, очевидно, стоял за дверью, потому что Мария никого не увидела.
Она осторожно вкатила тележку в комнату, подталкивая ее к столу. И будучи уже возле него, с удивлением услышала, что дверь у нее за спиной закрылась, а потом раздался щелчок задвижки – звук, который ни с чем нельзя было спутать.
Ей стало страшно, она повернулась и еще сильнее встревожилась, увидев Брилла Крогера, стоявшего у запертой двери. Он стоял там, скрестив руки на груди, и плотоядно улыбался.
Мария почувствовала, как лицо ее вспыхнуло, а горло перехватило от нарастающего ужаса. Выражение лица Крогера не оставляло ни малейшего сомнения в том, что у него на уме. Она уже знала, что это опасный человек, но ей казалось, что она сумеет с ним управиться. Теперь уверенность эта поколебалась.
Мысли одна за одной мелькали у нее в голове. Может, ей закричать? Но если она закричит и кто-нибудь появится, что она скажет? Поверят ли ей больше, чем постояльцу? К тому же, если родители узнают об этом случае, ей запретят работать в отеле.
Не попытаться ли уговорить его? Убедить не делать того, что он, судя по всему, задумал? Еще один взгляд на его лицо – и ответ стал ясен ей заранее. Его глаза горели похотливым огнем, выражение лица говорило о жестокости его обладателя. Марию, которая прежде никогда не испытывала страха перед мужчиной, теперь от ужаса охватила слабость. И все же нужно было попытаться что-то сделать. Может быть, ей удастся вести себя так, как обычно, и тогда он откажется от своих ужасных замыслов?
Пытаясь сдержать дрожь в руках, Мария накрыла стол льняной скатертью и принялась переставлять на него с подноса блюда с едой и бутылку вина.
Все это время Крогер стоял, не двигаясь, не говоря ни слова, но она ощущала позади себя его присутствие.
Окончив свое дело, она повернулась, оставив тележку между собой и Крогером. И проговорила с деланным оживлением:
– Кушать подано, сэр. Надеюсь, вам все понравится. Когда закончите, пожалуйста, позвоните коридорному, он отнесет тарелки на кухню. – Она подняла глаза на Крогера и увидела его злорадную, жестокую ухмылку.
Он сказал:
– О, я уверен, что мне все понравится, особенно десерт, потому что время от времени меня страшно тянет на сладкое, а ничто так не разжигает аппетит, как отсрочка. Да, именно так!
Мария чувствовала, что лицо и шея у нее горят, но она решила не отводить взгляда. Будь он проклят, этот человек! Он не заставит ее унизиться, она не покажет ему, что боится его.
– Этого я не знаю, сэр, – твердо ответила девушка. – А теперь я прошу прощения – мне нужно вернуться к моим обязанностям.
– О, я так не думаю, – медленно проговорил он, прислонившись к двери. – Во всяком случае, не теперь.
– Моя начальница ждет меня. Она пошлет кого-нибудь за мной!
Мария, несмотря на свою решимость не выказывать страха перед этим человеком, не смогла сдержать дрожи в голосе, и от Крогера это не ускользнуло. Она заметила в его глазах удовольствие садиста. Будь он проклят, будь он проклят!
– Возможно, – сказал Крогер, медленно подходя к ней. – А возможно, что и нет. Во всяком случае, не сразу. Я не задержу вас надолго – на этот раз. Очень ненадолго. Вас никто не хватится.
Его походка напоминала походку кошки, крадущейся за мышью.
Мария так стиснула руками край тележки, что пальцы у нее побелели. Она быстро оглядела комнату, ища что-нибудь, годное как оружие для самозащиты.
А в это время Крогер неспешно приближался к ней – улыбающийся, самодовольный, самоуверенный.
– Не нужно бояться, – спокойно сказал он. – Я не сделаю вам больно – если вы не станете сопротивляться. А потом вы вернетесь к вашим обязанностям. Конечно, будь у вас побольше времени, вам это понравилось бы больше, но ведь можно будет и повторить – в другой раз.
Его самоуверенная физиономия привела Марию в ярость. В девушке вспыхнул гнев, от которого ее страх как рукой сняло. Естественно, он считает, что у нее нет никаких шансов, что она беспомощна перед ним; он, разумеется, полагает, что она ниже его по социальному положению и должна делать то, что ему хочется. Он принадлежит к тем мужчинам, которые смотрят на любую женщину другой расы просто как на игрушку. Ладно, сейчас он узнает о женщинах кое-что новенькое! Она сильна, умна, и так просто он ее не получит!
Он был уже совсем рядом, и их разделяла только тележка. Быстро, без предупреждения, изо всех сил Мария толкнула на Брилла тележку, которая ударила его ниже пояса и отбросила назад. От изумления и боли Крогер издал какой-то хрюкающий звук.
В тот момент, когда он отшатнулся, Мария бросилась мимо него к двери, но Крогер действовал быстрее. Ему удалось схватить девушку за руку в то мгновение, когда она бежала мимо него. Больно стиснув ее запястье, Крогер притянул Марию к себе. С его лица еще не сошло выражение удивления и боли, но одновременно на этом лице проявилась злобная ярость, и Мария, которая уже была знакома с проявлениями характера этого человека, поняла: нужно что-то делать, и немедля.
Столик, на котором она только что расставляла посуду, стоял поблизости. Пытаясь вырваться из рук Крогера, Мария дотянулась до неоткупоренной бутылки с вином. Схватив бутылку за горлышко, она подняла ее, обернулась и ударила Крогера по голове. Тот громко крякнул и попятился, закатив глаза; руки его разжались.
Не задерживаясь, чтобы взглянуть на свою жертву, девушка подбежала к двери и стала дергать задвижку. Дверь наконец поддалась, и Мария оказалась в коридоре.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54

загрузка...