ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

На согнутой правой руке Крогер нес шлем.
Он улыбнулся, и Джессика с невероятным усилием взглянула ему в глаза и тоже улыбнулась.
– Ну вот, наконец-то! – Голос Крогера звенел от волнения. Джессика заметила, что он взвинчен: в лице его была какая-то маниакальная напряженность, которая очень испугала девушку. – Настало время пожелать мне удачи, мама. – Он дотронулся до ее руки. – Я делаю это для вас, для нас с вами. Пожалуйста, поцелуйте меня и благословите.
Поборов отвращение, Джессика наклонилась и прикоснулась сухими губами к его щеке. И проговорила настолько убедительно, насколько смогла:
– Даю тебе мое благословение. – И потом добавила: – Я надеюсь, что ты найдешь все, чего заслуживаешь.
Это замечание вырвалось у нее помимо воли, и она затаила дыхание, надеясь, что Крогер не заметит, насколько двусмысленно оно прозвучало.
Судя по всему, он ничего не заметил, потому что радостно улыбнулся.
– Спасибо, мама. С вашим благословением и моим обычным счастьем в делах мне наверняка повезет и на этот раз.
Когда Крогер отвернулся, Джессика заметила, что Эрнандо, стоя у края колодца, наблюдал за этой сценой с язвительной улыбкой. Она вспыхнула. Но, в конце концов, какое ей было дело до того, что думает Эрнандо? Он же отказался ей помочь.
Крогер вернулся к колодцу, а девушка опять принялась размышлять о побеге. Здесь нельзя поступать опрометчиво. Крогер, конечно же, станет опускаться в колодец не один раз. Время у нее еще было.
Крогер надел на голову медный шлем, потом стал на колени, чтобы Эрнандо смог прикрепить к шлему шланг для воздуха. Он уже привязал один конец веревочной лестницы к тяжелому квадратному камню, а другой конец опустил в колодец. Потом Эрнандо привязал очень длинную веревку к поясу Крогера, а с другой стороны – к тому же каменному блоку. На веревке висел колокольчик, примерно в ярде от камня.
В этом облачении Крогер выглядел каким-то странным выходцем из другого мира. Он проковылял к веревочной лестнице, перелез через край колодца и вскоре исчез из виду. Джессика осталась сидеть на месте, вовсе не желая видеть, как он погрузится в воду.
Эрнандо, который опустился на колени и глядел вниз, теперь встал и взялся за насос.
Сейчас можно было встать и уехать, подумала Джессика. Крогер под водой, а Эрнандо погружен в свое занятие. Если бы только знать дорогу!
Может быть, Эрнандо захочет помочь ей хотя бы в этом? Все, что от него требуется, – показать ей направление. Он мог сказать Крогеру, что Джессика исчезла, пока он стоял к ней спиной. Наверное, стоило попытаться. Джессика встала и подошла к Эрнандо. Оказавшись у колодца, она не удержалась и заглянула вниз, туда, где в темной воде скрывались лестница, шланг и сигнальный конец. Заглянула и невольно вздрогнула.
Эрнандо откинулся на пятки и усмехнулся:
– Вы бы не очень горевали, если бы сеньор больше никогда оттуда не вышел, а?
Джессика испуганно глянула на переводчика, удивляясь, как это он прочел ее мысли.
– Это просто ужасно – надеяться на такое, хотя, да, это правда. Эрнандо, я как-то раз просила вас помочь мне, и вы отказались. Но не скажете ли вы мне сейчас, в каком направлении находится Мерида? Крогер не сможет обвинить вас ни в чем. Как он сможет это сделать? Вы скажете, что я просто исчезла, пока вы стояли ко мне спиной? Вам нельзя было отойти от насоса, иначе он умер бы там, внизу.
Эрнандо посмотрел на нее.
– Это верно, сеньорита. Если вы возьмете лошадь сеньора и ускачете на ней, я не смогу вас остановить. А вернуться в Мериду несложно. Она находится там, прямо у вас за спиной. – Эрнандо махнул рукой в нужном направлении. – Когда вы отъедете от развилки, возьмите на примету какой-нибудь ориентир впереди, а потом – следующий, и еще, и еще, и таким образом вы не начнете двигаться по кругу.
Звонок, висевший на веревке, прозвенел два раза.
– Вы не постоите у насоса, сеньорита? Я должен поднять сеньора. Не беспокойтесь, он опять спустится. У него золотая лихорадка.
С пересохшей гортанью Джессика принялась качать деревянный рычаг насоса, подававшего спасительный воздух человеку, которого она ненавидела. А Эрнандо начал вытягивать страховочный конец веревки. Ах, если бы у нее было достаточно зла на Крогера, чтобы бросить насос!
Когда Крогер с трудом спускался по лестнице, он весь горел от предвкушения удачи. Вода, в которую он постепенно погружался, была гораздо холоднее, чем он ожидал. Не важно, подумал Крогер, он и не собирался долго оставаться внизу в первый раз. Это погружение было пробное; он только хотел понять, сможет ли он справиться с поставленной задачей.
И вот, когда Крогер совсем погрузился в воду, внутри шлема раздался свист воздуха. Брилл слышал этот свист и ощущал запах поступавшего в шлем воздуха, потому что воздух немного пахнул резиной. В тот момент, когда Крогер с головой ушел в воду, его на миг охватила паника, потому что внутри шлема вода немного поднялась. Но поскольку она так и не дошла до рта, Крогер продолжил спуск.
Он опускался все ниже и ниже, в глубь сумрачной воды. Будь у него хоть какой-нибудь источник света, все было бы гораздо проще. А так ему приходилось работать на ощупь. Единственным звуком, который он слышал, был свист воздуха. Вскоре Крогер почувствовал течение, о котором говорил Виллалобос, хотя и не такое сильное, как можно было ожидать, судя по его рассказу. Виллалобос – пьяница и дурак, и Крогер знал, что доверять ему нельзя. Но на данный момент его помощь была необходима. Как только сокровища будут подняты, Крогер собирался его убрать. Никакого желания делиться с помощником добычей у Крогера не было.
И вот его ноги уперлись в дно, похожее на жидкую грязь. Крогер медленно опустился на корточки. Нагнуться он не мог из-за шлема; при этом Крогер заметил, что его как будто сносит в сторону. Нужно будет подвесить к поясу побольше гирь. К тому же течение здесь было куда мощнее – Крогера толкало и тащило. Он вытянул руку и уперся ею в темную стену колодца. Держась за нее, другой рукой он принялся прощупывать слой ила, лежавший на дне. Он прощупал дно, насколько хватало длины руки, но ничего не нашел.
Медленно, стараясь держать голову прямо, Крогер двинулся дальше, все в той же неудобной позе, на корточках, обшаривая по пути ил. Он был обескуражен и уже почти решил вернуться наверх, как вдруг его рука наткнулась на что-то в скользкой гуще. Это что-то было круглым и гладким и выступало на поверхность ила как донце котелка. Предмет этот легко вышел из ила, издав хлюпающий звук. Крогер попытался рассмотреть его сквозь темную воду, но это ему не удалось. Все же найденный предмет казался не слишком тяжелым.
Осторожно положив его в сумку, Крогер двинулся дальше, все так же, по-крабьи, не отрывая руки от стены. Поиски по направлению к центру колодца он отложил на потом.
Вскоре его пальцы опять уперлись во что-то гладкое и твердое. Тщательно ощупав второй предмет, Крогер понял, что это камень, и отшвырнул его. Зато рядом оказалось что-то еще – круглое, около дюйма в длину. Он положил и эту вещицу в сумку.
Вдруг, когда Крогер заковылял дальше, течение стало сильнее и теперь грозило сбить его с ног. В душе Крогера возник панический страх; он повернулся и пополз к веревочной лестнице, пока течение не перестало его тащить. Решив, что он достаточно долго пробыл под водой и что пора подняться, рассмотреть обе находки и добавить к поясу гирь, Крогер с силой дважды дернул за веревку, обвязанную вокруг пояса. Веревка почти тотчас натянулась, и это помогло Крогеру добраться до веревочной лестницы.
Пальцы с трудом цеплялись за тонкие ступеньки, ноги то и дело соскальзывали. От холода руки и ноги совсем окоченели.
Когда голова Крогера в шлеме появилась над поверхностью воды, он испытал огромное облегчение; Эрнандо наклонился и помог своему хозяину выбраться наружу. Крогер был так возбужден, что заговорил прежде, чем голова его освободилась от шлема.
– Все работает прекрасно, только нужно прибавить грузил на пояс. И я что-то нашел! Давайте посмотрим.
Сначала он вынул округлый предмет и тут только увидел, что держит в руке кость – отполированный водой и временем череп изящных очертаний. Не веря своим глазам, Крогер запустил руку в сумку еще раз и достал второй предмет, найденный на дне. Это тоже была кость – круглый сустав пальца небольшой руки. Крогер просто задохнулся от отвращения и отшвырнул обе находки прочь, с ужасом глядя, как они покатились по каменистой земле.
Тут заговорил Эрнандо:
– Я же рассказывал вам, сеньор, что майя часто приносили человеческие жертвы, молодых девушек, богу дождя, кроме золота и драгоценностей. Может быть, эти кости – останки какой-нибудь принцессы майя. Интересно было бы узнать, сколько столетий они там пролежали, а?
Но Крогер не слушал переводчика. С застывшим лицом он стоял, снова и снова вытирая руки о свое мокрое белье. Он думал о Дульси Томас. Наверное, ее череп так же изящен, как и этот.
Но он быстро выбросил из головы все эти мрачные мысли. Кости – это только кости, старые они или новые. Чем они могут ему навредить? Крогер шагнул к камню, на котором оставил свою одежду, и достал сигару. Зажег ее и глубоко затянулся.
– Какое мне дело до старых костей? Я опущусь еще раз и теперь обязательно найду то, что ищу. Да, именно так! Виллалобос, добавьте грузил мне на пояс и дайте-ка мне ту бутылку бренди. Внизу холоднее, чем я предполагал.
Увидев кости, вынутые Крогером, Джессика пришла в ужас, а когда она заметила отвращение на его лице, сердце у нее бешено забилось. Что, если она ждала слишком долго? Что, если он испугается и больше не станет спускаться вниз? Но когда Крогер заговорил, у девушки прямо гора с плеч свалилась.
Она взглянула на него, потом на кости, которые он отшвырнул, и содрогнулась. До этого момента рассказы Эрнандо были просто рассказами. А теперь Джессика словно ощутила присутствие этих жертв, молодых девственниц, нашедших смерть в колодце, куда их бросили, чтобы ублажить бога дождя. Какой жестокий это, должно быть, был бог, если он требовал подобных приношений, прежде чем даровать людям свои милости.
Пока Джессика размышляла, Эрнандо передал Крогеру бренди. Глядя, как он пьет, Джессика решила, что медлить больше нельзя, надо бежать. Если при следующем погружении Крогер опять ничего не найдет, кроме костей, он может бросить свою затею. Решено, как только он окажется под водой, она убежит. Она найдет дорогу в Мериду, следуя указаниям Эрнандо. А там остается уповать на волю Божию. Она может пойти в какую-нибудь из городских церквей и попросить там убежища. Даже Крогер не решится силой забрать ее из церкви.
А тот между тем отбросил недокуренную сигару, надел шлем и решительно направился к веревочной лестнице. Как только его голова исчезла под водой, Эрнандо принялся нажимать на рычаг насоса.
Джессика подошла к тому месту, где была сложена провизия, и принялась выбирать то, что весило меньше, а храниться могло дольше. Кроме еды, она взяла флягу с водой и свернутое рулоном одеяло. Она знала, что Эрнандо смотрит на нее, но он ничего не говорил. Джессика уложила припасы в седельную сумку, потом, поколебавшись, повернулась к переводчику.
– Желаю вам удачи, сеньорита, – проговорил он ласковым голосом. – Vaya con Dios. С Богом.
– Спасибо, Эрнандо. И прощайте.
Расправив плечи, Джессика пошла туда, где были привязаны обе лошади. И вдруг остановилась, охваченная тревогой. По дороге, которая вела из центра города-развалины, к ней приближались трое всадников. Кто это? Еще какая-нибудь опасность?
Но кто бы они ни были, они отрезали ей путь к бегству, а кружного пути Джессика не знала. Всадники все еще были слишком далеко, и рассмотреть, кто они, было невозможно. Уж не за ней ли они едут? Надежда опять проснулась в сердце девушки, но тут же умерла. Ведь никто не знает, что она здесь. Потом Джессика вспомнила, что, судя по слышанным ею рассказам, в этих краях много бандитов.
В человеке, скакавшем впереди, было что-то неуловимо знакомое. Девушка прикрыла глаза ладонью от солнца, пытаясь рассмотреть лица всадников. Нет, этого не может быть!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54

загрузка...