ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Миссис Мэннинг поспешила впустить гостя, а Дульси бросила быстрый взгляд на Джессику, и в самое время – Джессика отчаянно покраснела.
– Добрый вечер, лейтенант, входите же, – говорила Анна Мэннинг. – Вы как раз вовремя.
Сетчатая дверь со скрипом растворилась, и в комнату вошел Нейл Дансер.
Дульси, вспомнив о недолгих восхитительных минутах в саду позади отеля, почувствовала, что сама тоже краснеет.
Нейл обвел взглядом находившихся в комнате, не задержавшись на Дульси и явно не узнав ее, и посмотрел на Джессику. Затем он улыбнулся ей медленной и глубоко личной улыбкой.
Вдруг Дульси поняла, что происходит, – эти двое влюблены друг в друга! И ее охватила ярость. И как это он мог подцепить Джессику после нее, после того, как она была так щедра к нему в ту ночь на балу?
За обедом Джессика была вполне спокойна, поскольку вокруг велось столько разговоров; девушка была уверена, что никто ничего не замечает.
Время от времени она посматривала на Нейла Дансера и всякий раз обнаруживала, что он смотрит на нее, хотя Дульси Томас, сидевшая рядом с молодым военным, всячески пыталась завладеть его вниманием без остатка.
Джессика предпочла бы, чтобы ее мать не была так гостеприимна в этот вечер. Обычно девушка радовалась, когда кто-нибудь у них обедал, но на этот раз она надеялась, что, кроме Нейла Дансера, не будет никого. Сегодня им было даже трудно разговаривать друг с другом. Если не говорила Дульси, говорил Брилл Крогер. И Дульси держалась так, будто Нейл пришел повидаться именно с ней!
Но наконец трапеза подошла к концу, и все отправились в гостиную пить кофе. Как только гости и хозяева встали из-за стола, Нейл поспешил к Джессике и взял ее за локоть, когда они шли через холл.
Это, по-видимому, раздражающе подействовало на Дульси, которая бросила на Джессику злобный взгляд; потом, вскинув голову, она сосредоточила все свое внимание на Крогере. А у Джессики перехватило дыхание, и она не могла размышлять ни о Дульси, ни о ее странном поведении – Нейл держал ее за локоть, и она чувствовала рядом с собой тепло его тела.
– Я уж было решил, что мне так и не представится возможность поговорить с вами наедине, – шептал Нейл так тихо, что слышать его могла одна только Джессика. – Я не думал, что у вас будет столько гостей сегодня вечером.
Джессика улыбнулась, глядя на него, и проговорила тоже шепотом:
– Я тоже не предполагала этого, лейтенант. Все получилось как-то в последнюю минуту, понимаете. У нас до этого было собрание Кубинского благотворительного комитета, и потом мама пригласила всех остаться пообедать.
Все уже входили в гостиную, и Нейл придвинулся к Джессике ближе.
– Послушайте, завтра я свободен. Мы не могли бы увидеться, мисс Мэннинг? Наш полк пробудет в Тампе очень недолго, и... одним словом... для меня это очень важно.
Джессику внезапно охватили противоречивые чувства – радость и смятение: радость вызвало само предложение молодого человека, смятение – его скорый отъезд. Так быстро? Но ведь он пробыл здесь всего несколько дней! И он едет на Кубу, на войну, где с ним вполне может случиться то, что случилось вчера с солдатами во время учений. Джессике вдруг представилось, что его ранят, возможно, убьют; мысль эта показалась девушке просто невыносимой.
А Нейл продолжал все так же тихо и доверительно:
– Если вы любите парусные прогулки, я, наверное, смогу нанять парусную лодку, и мы с вами устроим пикник. В вашем заливе удивительная вода, и мне хотелось бы хоть разок походить здесь под парусом, прежде чем я уеду. Я неплохо управляюсь с парусом, и вашим родителям не нужно будет беспокоиться на этот счет.
Джессика заметила, что к ним направляется Брилл Крогер. Ну почему люди не могут оставить их одних хотя бы на мгновение?
– С удовольствием, лейтенант, – быстро ответила она, – но сначала лучше спросите у папы.
Нейл медленно и радостно улыбнулся, и сердце у нее подпрыгнуло в груди.
– Я сейчас же спрошу у него. – И Нейл быстрым движением прикоснулся к ее руке, движением, от которого девушка вздрогнула. Затем Нейл отошел от нее.
Крогер приблизился к Джессике, сопровождаемый Дульси.
– Я хочу поблагодарить вас, мисс Мэннинг, за великолепный обед, – сказал он, посылая ей обворожительную улыбку. – Вы чрезвычайно любезны. Да, именно так!
Джессика, которая еще так недавно находила Крогера привлекательным мужчиной, теперь сравнила его с Нейлом Дансером и решила, что Крогер проигрывает при сравнении. Он неискренен, подумала девушка, взглянув на красивое лицо Брилла и внезапно преисполнившись антипатии к этому человеку; все, что он говорит, звучит как реплики из плохой пьесы.
Она ответила:
– Я рада, что вам понравился обед, мистер Крогер, но благодарить за это вы должны мою маму.
Дульси стояла рядом с Крогером – явно слишком близко. Джессике отчаянно захотелось, чтобы они оба оставили ее наедине с мыслями о Нейле и завтрашнем дне. Она очень надеялась, что отец согласится отпустить ее, потому что он редко отказывал ей в чем-либо; Джессика заметила, что молодой лейтенант направился прямо к ее отцу.
Крогер отошел на шаг от Дульси, устремил взгляд своих слишком блестящих глаз на лицо Джессики и слегка наклонился, чтобы соответствовать ее росту.
– Конечно же, я поблагодарю и вашу матушку. Вечер был дивный. Будучи одиноким человеком, постоянно совершающим деловые поездки, я не часто имею возможность быть участником таких теплых семейных вечеров.
Он улыбнулся белозубой улыбкой, но Джессика почувствовала, что и эта улыбка фальшивая. Он прибегает к ней, подумала Джессика, чтобы привлечь и обезоружить человека; и тут же девушка пришла в смятение от собственной язвительности. В последнее время она почему-то стала ворчливой, как старуха. Столько всего ее раздражает – Дульси, Мэри, Брилл Крогер – все, чем она обычно занимается, люди, которых она обычно видит. Почему теперь они все кажутся такими пустыми, такими искусственными? И все же ей не стоит быть грубой с Крогером, ведь он знакомый ее отца, и она постарается быть с ним полюбезнее.
– Мы рады, что вы смогли остаться у нас, – проговорила Джессика со всей вежливостью, на какую была способна; она просто умирала от желания узнать, согласился ли отец отпустить ее на парусную прогулку. Она окинула взглядом комнату, но ни отца, ни Нейла не было видно. Наверное, они вышли на веранду покурить.
– Да, Джессика, дорогая, твоя мама такая славная, она всегда делает что-то приятное людям, – сказала Дульси.
Жеманная улыбка, которой подруга сопроводила свои слова, показала Джессике, что Дульси говорит все это исключительно ради Брилла Крогера, и вздохнула про себя. Интерес Дульси к Крогеру был слишком заметен, и Джессика не могла не подумать, что эти двое очень похожи между собой.
– Хотелось бы мне знать, мисс Мэннинг, могу ли я просить вас об одной милости? – говорил Крогер. – Завтра я встречаюсь с различными коммерсантами вашего города, чтобы убедить их пожертвовать на устройство бала товары и услуги. Поскольку ваша семья хорошо известна, я подумал: не могу ли я просить вас сопроводить меня? Значение вашего присутствия трудно переоценить. Ваше очарование помогло бы мне апеллировать к лучшим сторонам их натуры. Я уверен, что присутствие хорошенькой молодой женщины смягчит их сердца и поможет развязать шнурки их кошельков. Ведь все это делается с благой целью. Да, именно так!
О Боже, что же ему ответить? Куда подевались наконец Нейл и ее отец? Крогер ждал ответа, и девушка поспешно проговорила:
– Простите, мистер Крогер, но я уже приняла другое предложение. Завтра меня целый день не будет дома. Ваша мысль кажется мне превосходной, – любезно добавила она, – и я уверена, что вы, с вашими способностями и обаянием, сможете убедить владельцев магазинов пожертвовать деньги на, как вы только что справедливо заметили, благую цель.
У Крогера на лице по-прежнему сияла улыбка, но Джессика почувствовала, что он весьма недоволен. Он слегка кивнул, как бы соглашаясь с ее словами.
Дульси коснулась руки Крогера и посмотрела на него широко раскрытыми глазами.
– Мистер Крогер, ваша идея кажется мне очень привлекательной, и раз Джессика не может пойти с вами, я буду счастлива заменить ее. Коммерсанты нашего города знают и моих родителей, а я завтра как раз свободна.
Крогер мгновение колебался, снова бросив взгляд на Джессику, а потом кивнул:
– Конечно, мисс Томас. Прекрасная мысль. Я заеду за вами в десять утра, если вас это устраивает.
– Десять часов меня вполне устраивает, мистер Крогер, – ответила Дульси, взмахнув ресницами и кидая на Джессику торжествующий взгляд с таким видом, будто она только что лишила подругу возможности совершить достойное деяние. В этот момент с веранды в комнату вошел Нейл вместе с Уингейтом Мэннингом. Джессика внимательно всмотрелась в лицо молодого человека, но по его выражению не поняла ничего. Что ответил ее отец?
Нейл подошел к ним, и его лицо расплылось в широкой улыбке.
– Ваш отец дал согласие, – сказал он, очевидно, совсем не думая о присутствии Крогера и Дульси. Он видел только одну Джессику. – Он даже сказал, что его друг Ройс Лейтон одолжит нам свою лодку. Мы отплываем рано утром, если вы не возражаете, и тогда целый день будет в нашем полном распоряжении.
И тут он вдруг осознал, что его слышат посторонние. На лице молодого человека отразилась растерянность: он внезапно понял, что лучше было бы говорить с Джессикой наедине.
Джессика тоже предпочла бы, чтобы он подождал, – выражение, которое при словах Нейла появилось на лице Крогера, трудно было назвать приятным. Лицо это совершенно утратило свой обычный любезный вид. Джессику охватил внезапный озноб, и она подумала, что эта молниеносная перемена выражения на лице Брилла приоткрыла ей истинную его сущность, скрытую под вылощенной внешностью. На лице Дульси также промелькнули страх и ревность, когда она посмотрела сперва на Нейла, а потом на Джессику. Потом Дульси властно взяла Крогера под руку.
– Ну что же, приятного вам плавания, – с напряженной улыбкой проговорила Дульси. – А мы с мистером Крогером займемся делом. – Она слегка сжала его локоть. – Не правда ли, Брилл?
Крогер вздрогнул и немедленно изобразил любезную улыбку.
– Да, конечно, мисс Томас. Да, именно так!
Пока Брилл Крогер рассыпался в любезностях, прощаясь с Мэннингами, он был воплощенной учтивостью, но под улыбками и восторженными словами благодарности в нем медленно вскипала злоба.
Он не выносил отказов, и то, что Джессика отказалась сопровождать его, вызвало у Крогера не просто раздражение – этот отказ привел его в ярость, особенно потому, что незадолго до того она была небезразлична к его ухаживаниям.
И вот теперь она отказывается от его общества ради этого желторотого лейтенантика! Крогер воспринял это как личное оскорбление.
Готовность... нет, больше, чем готовность, – жажда, с которой подруга Джессики, Дульси Томас, стремилась занять ее место, льстила Крогеру, но ни в коей мере не смягчала злобу, которую он испытывал к Джессике.
В характере Крогера была такая черта – если кто-то поступал по отношению к нему несправедливо – или ему так казалось, – он не успокаивался до тех пор, пока не мстил обидчику.
Иногда отомстить бывало нелегко. Случалось, что на это уходило много времени и сил, но Крогер всегда считал, что затраты того стоят: пока счеты не бывали сведены, он не знал покоя, это мешало ему сосредоточиться на делах, приносивших доход.
Вот почему теперь, когда он вышел из дома Мэннингов и сел в экипаж подле Дульси, чувствуя тепло ее бедра, прижавшегося к нему, мысли его упорно возвращались к Джессике Мэннинг и молодому лейтенанту.
Как может он получить удовлетворение за пренебрежение, которое она ему выказала? Что нужно сделать, чтобы отплатить ей по заслугам? Крогер прекрасно знал, что именно ему хотелось бы сделать с этой барышней, но в настоящее время он не мог рисковать. В ту ночь, когда состоится бал, он овладеет ею, овладеет грубо, и это будет самая прекрасная месть, а утром, когда ее отец начнет его искать, он уже будет далеко. Но что можно сделать сейчас?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54

загрузка...