ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Это невероятно! Это, наверное, какая-то галлюцинация!
Надежда и безысходность боролись в ней. Спотыкаясь, побежала Джессика к приближавшимся всадникам. Теперь они уже были достаточно близко, чтобы она могла рассмотреть их лица. Да, это так! Господи Боже, это так!
Внезапно ноги девушки ослабели, она сделала еще два нетвердых шага, а потом медленно опустилась на землю. Впервые в жизни Джессика потеряла сознание.
Девушка очнулась с таким ощущением, словно она пробирается к действительности сквозь пласты густого тумана. Первое, что она увидела, было лицо Нейла, смотревшего на нее сверху с нежностью и тревогой. Лицо юноши похудело, осунулось, сильно загорело; ей это лицо показалось самым лучшим в мире. Протянув к Нейлу дрожащие руки, Джессика обняла его, а потом спрятала лицо у него на груди и разразилась безудержными рыданиями.
– Джессика, Джессика, – вновь и вновь повторял Нейл, – не плачь, дорогая моя Джесси. Теперь все будет хорошо, все будет хорошо.
Но она не могла остановиться. Все невыплаканное отчаяние, с которым она столько времени жила, все страхи и унижения, которые вытерпела молча, – все это вырвалось наружу с потоком слез.
– Ты невредима? – дрожащим голосом спрашивал Нейл. – Если этот Крогер что-нибудь сделал с тобой!..
Она все еще не могла говорить и только отрицательно помотала головой. Наконец девушка овладела собой и взглянула Нейлу в лицо.
– Нет, любимый, со мной все в порядке. Я чувствую себя прекрасно, ведь теперь ты со мной.
Она робко протянула руку, чтобы коснуться его щеки, чтобы убедиться, что он на самом деле здесь. И только тогда увидела позади Нейла еще двоих людей. На их лицах тоже было написано беспокойство. Одна из них была Мария, Мария Мендес. А в человеке, стоявшем подле нее, Джессика узнала молодого лейтенанта, которого она видела с Марией еще в Тампе.
И они приехали в такую даль, чтобы спасти ее! Ну были ли когда-нибудь у кого-нибудь такие преданные друзья!
Мария, заметив, что Джессика больше не плачет, обошла вокруг Нейла, опустилась на колени и взяла Джессику за руку. Та очень удивилась, увидев, что Мария тоже плачет.
– Ох, Джессика, вы не знаете, до чего же мы рады, что нашли вас живой и невредимой!
Друг Марии стоял, возвышаясь над ними, и смотрел попеременно то на колодец, то на Эрнандо.
– Где Брилл Крогер?
Нейл поднял глаза, лицо его потемнело.
– Да, где он, Джесси? Когда я доберусь до этого... А что там за человек? Это тот испанец, о котором нам рассказывали?
Джессика кивнула и попыталась подняться на ноги. Нейл помог ей.
– Это Эрнандо Виллалобос. Крогер нанял его как переводчика... – Она закашлялась. – Мария, у вас не найдется носового платка?
Мария вынула платок из-за корсажа и протянула его Джессике.
Та вытерла глаза и продолжала:
– Крогер внизу, в колодце. Он только что спустился туда во второй раз.
Нейл, обняв девушку, привлек ее к себе.
– Внизу, в колодце? Чего ради, Бог мой? Что ему там понадобилось?
– Говорят, что на протяжении сотен лет индейцы бросали в колодец разные сокровища, чтобы умилостивить своего бога дождя. Крогер ищет это золото.
На лице Нейла выразился гнев.
– Ладно, когда он оттуда вылезет, его ждет приятный сюрприз!
Джессика потянула молодого человека за рукав.
– Нет, Нейл! Давай просто уедем отсюда – уедем и оставим его. Мне хочется только одного: оказаться подальше отсюда и вернуться домой, к родителям. Как они там?
Лицо молодого человека смягчилось.
– С ними все в порядке, Джесси. Они, естественно, страшно тревожились о тебе, но это сильные люди, они не расставались с надеждой. Не бойся, мы отвезем тебя домой. Но Крогера нельзя отпускать просто так – после всего, что он совершил. Если бы речь шла только о краже денег, это было бы полбеды. Но речь идет о худшем – даже худшем, чем твое похищение.
А ведь ей уже приходило в голову, подумала Джессика, что Крогер совершил еще какое-то преступление, кроме кражи денег на балу.
– Значит, это не единственное его злодейство? Я так и думала, потому что шеф полиции Доулан искал Крогера в самом начале бала. Что же это, что он такое совершил?
Все трое посмотрели на нее с некоторым смущением.
– Так оно и было, – начал Нейл. – Ты этого не знаешь, Джесси, и мне очень жаль, что именно я должен тебе об этом рассказать. Убита Дульси Томас, и полиция считает, что это сделал Крогер.
У Джессики от ужаса перехватило дыхание, и она припала к груди Нейла.
– Они нашли дневник, дневник Дульси, он был зарыт вместе с телом; в этом дневнике она описывала свои... ну, свою связь с Крогером. Она также записала, что собирается встретиться с ним вечером. Именно тогда она и пропала. Крогера нужно доставить в Тампу, где он предстанет перед судом.
– Боже мой, какой ужас! – Джессика подумала о себе и о Крогере, о том, как много раз по ночам он проскальзывал к ней в постель. Сделай она хоть один неверный шаг, он с легкостью мог бы убить ее.
– Ну ладно, – в бешенстве проговорил Нейл, – теперь он уже ничего тебе не сделает, я с него глаз не спущу. Подождем, пока он вылезет, а потом заберем его. – Нейл взглянул на Тома, и тот с угрюмым видом кивнул. – Том, может, вы с Марией пойдете побеседуете с переводчиком? Скажите ему, чтобы он продолжал делать то, что делает, как ни в чем не бывало. Мне нужно немного поговорить с Джессикой наедине.
Том и Мария направились к Эрнандо, который с любопытством и некоторой опаской смотрел на приехавших.
– Джессика, давай-ка сядем, – начал Нейл. Они уселись рядышком на большой каменной плите.
– Джесси, ты должна понять это уже хотя бы потому, что я здесь: я по-прежнему люблю тебя, ты мне нужна.
Девушка взяла его руку и погладила ее.
– Я понимаю. Я никогда не забуду, что ты сделал для меня – приехал в такую даль...
– Т-с-с! – Он прикоснулся пальцами к ее губам. – Я сделал это потому, что мне так хотелось, потому, что должен был это сделать. Мне ничего не нужно – только знать, что ты меня любишь так же, как и я тебя; что больше никто тебя не интересует.
Она удивленно посмотрела на него.
– А почему меня должен кто-то интересовать? Как ты мог подумать такое? После той ночи на острове... – Джессика замолчала. – Ты так думаешь потому, что я не пришла на пристань повидаться с тобой перед тем, как ты уехал на Кубу? Разве родители не рассказали тебе, что случилось? Что я на какое-то время потеряла память?
Нейл отвел глаза, крепко сжав ее руку.
– Да, они мне об этом рассказали, но... Наверное, мне нужно высказаться откровенно и объяснить тебе, что меня тревожит.
Джессика испуганно поежилась.
– Да, объясни, пожалуйста.
– На Кубе, когда меня ранили, я попал в лагерь повстанцев. Как раз перед тем, как я должен был уехать оттуда, в лагерь прибыла другая группа. Среди этих вновь прибывших находился человек по имени Рамон Мендес, брат Марии...
Джессика смутилась. Рамон? Рамон и Нейл познакомились? Вспомнив о том, что она испытывала к Рамону, когда потеряла память, девушка поняла, что краснеет. Неужели Рамон рассказал об этом Нейлу?
– Я, кажется, не совсем понимаю, Нейл... – проговорила она, запинаясь.
Он пальцем поднял лицо Джессики за подбородок и заглянул ей глубоко в глаза.
– Речь идет о портсигаре, том самом, который ты показывала мне, когда мы плыли на яхте. Ты сказала, что делаешь его для меня.
Пораженная внезапным открытием, Джессика широко раскрыла глаза. Господи Боже! Она подарила этот портсигар Рамону. Когда память вернулась к ней, она не раз думала об этом. Что же, наверное, почувствовал Нейл! На глаза ее навернулись слезы.
– Ох, Нейл, дорогой мой, мне так жаль! Я нашла этот портсигар в то время, когда у меня пропала память, и никак не могла вспомнить, для кого он предназначался. Рамон спас меня от сильного увечья, может быть, даже от смерти, и мне хотелось чем-то отплатить ему. О дорогой мой, что ты, наверное, пережил!
На лице Нейла расцвела широкая улыбка.
– Именно это я и хотел услышать. Я боялся, что...
Она стремительно наклонилась к нему.
– Я люблю тебя, Нейл, и никого больше. Я ответила на твой вопрос?
– Да, ты ответила на мой вопрос.
И Нейл поцеловал ее долгим, глубоким поцелуем. Когда они наконец неохотно отпустили друг друга, Джессика нежно проговорила:
– Я сделаю тебе другой портсигар. Гораздо красивее, гораздо лучше. Хочешь?
– Хочу, но давай все по порядку, – ответил Нейл и снова поцеловал ее.
Внизу, на дне колодца, Крогер медленно перемещался в своей странной позе, тщательно избегая того места, где течение было особенно быстрым.
Нетерпение его росло. Где же эти проклятые сокровища? Почему он ничего не находит? И вдруг, как раз когда он уже думал подняться наверх, его рука нашарила что-то маленькое, холодное и тяжелое. Предмет по размерам соответствовал его руке, очертаниями же, насколько мог понять Крогер, обведя предмет дрожащими пальцами, он напоминал человеческую фигурку с какой-то странной высокой прической на голове.
Крогер поднес вещицу к самому стеклу своего шлема, но все равно рассмотреть подробности было невозможно; вес предмета, то, как он ощущался в руке, все говорило, что на этот раз Крогер нашел не часть человеческого скелета, а действительно какую-то вещь.
Он положил находку в сумку и опять принялся шарить в грязи. Но в тот момент, когда его пальцы нащупали еще один предмет покрупнее, уровень воды в шлеме внезапно поднялся выше носа. Крогер захлебнулся и в панике уронил вторую находку, которая показалась ему чем-то вроде небольшой тарелки. Шлем дал течь. Нужно подниматься наверх, и немедленно!
Он торопливо дернул веревку и обрадовался, когда она тут же натянулась вокруг его пояса. Сдерживая дыхание и закинув голову назад, чтобы держать ноздри над водой, Крогер последовал туда, куда его тянула веревка – к лестнице. Нужно запомнить, где он уронил вторую находку, чтобы потом, когда шлем починят, можно было ее снова найти.
Когда голова Крогера появилась над водой, он пошарил в сумке, задержавшись на лестнице. Ему нужно было рассмотреть находку, он не мог больше ждать. Держась одной рукой за лестницу, он поднес предмет к смотровому стеклу. От поверхности предмета отражался свет. Золото! Боже, это золото! В руках Крогер держал маленькую фигурку человека с высокой, похожей на корону прической, образованной как бы лучами, исходящими из головы.
Крогер всхлипнул. Сейчас он покажет ей, что он нашел! И это только начало, он уверен!
Со всей мыслимой быстротой Крогер вскарабкался по лестнице, зажав статуэтку в кулаке. Наверху Эрнандо подал ему руку и помог выбраться из колодца.
Оказавшись на твердой земле, Крогер снял шлем и отшвырнул его в сторону; его взгляд устремился к ней. Он сделал шаг вперед, благоговейно сжимая статуэтку в руках, точно жертвенное приношение.
– Мама! Посмотрите, что я нашел! Это чистое золото, ему цены нет, и это для вас...
Он вдруг замолчал, с опозданием заметив, что она не одна. С ней были еще люди – двое мужчин и женщина. В женщине было что-то смутно знакомое. Это была темная женщина, дурная женщина.
Но тут все прочие его мысли отмело, как вихрем. Бешенство вспыхнуло в мозгу Крогера, как яркий, ослепляющий свет. Подле нее стоял высокий, красивый молодой человек. И он обнимал ее за плечи.
Она опять взялась за старое. Она нашла себе нового «друга». Она опять его предала, и это после всего, что он для нее сделал.
Но это уже в последний раз. Ее нужно наказать, их всех нужно наказать. И Крогер двинулся на них, чувствуя себя сильным и всемогущим.
Когда Крогер появился из колодца, Джессика окаменела. С него ручьями стекала вода, и в своем шлеме он был похож на привидение. А потом, когда Крогер снял шлем и направился к ним, заметив наконец Нейла, обнявшего ее за плечи, глаза его как-то вдруг изменились – они запылали огнем. И тогда Джессика поняла – он окончательно потерял способность рассуждать как нормальный человек. Джессика провела несколько недель, подыгрывая его странным, извращенным настроениям, и знала, что теперь он способен убить их всех.
Крогер подошел к ним спотыкающейся походкой, отяжелевшей от гирь, что висели у него на поясе;
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54

загрузка...