ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Только тогда Джессика поняла, что одежду, которую она купила, носят только индианки и что в этой одежде она никогда не сможет смешаться с европейскими жителями Мериды.
– А нельзя ли, – робко сказала она, – нельзя ли купить еще и обычное платье?
– Я знаю прекрасную портниху и портного, сеньорита, – сообщил Эрнандо, – но их заведение находится на другом конце города.
– Это подождет до завтра, – рассеянно заметил Крогер. Он остановился, чтобы рассмотреть кинжал с необычной отделкой в кожаных ножнах. – Сегодня я не хочу тратить много времени на хождение по лавкам. Я должен найти дом, где мы будем жить.
– Если позволите, сеньор Крогер, я знаю одного здешнего человека. Это некий Томас Эрера, он занимается недвижимостью. Если в городе есть что-нибудь подходящее, он, конечно, знает об этом.
– Мне бы хотелось снять дом за городом, – сказал Крогер. А потом обратился к невысокому смуглому человечку, стоявшему у прилавка с ножами: – Я возьму вот этот. – И он указал на кинжал.
Джессика подавила дрожь отвращения, живо вспомнив нож, который Крогер приставил к ее горлу в отеле.
После покупки кинжала они вернулись к коляске. – Простите, сеньор Крогер, но за пределами города трудно найти дом в испанском стиле, а в туземном доме вам вряд ли будет удобно. – Эрнандо указал на маленький домик, стоявший на отшибе, на самом краю рыночной площади. – Видите дом, тот, что с травяной крышей? Это типичный туземный дом, и по вашим меркам, я уверен, он слишком примитивен. И за пределами центральной части города вы найдете только такие дома, за исключением асиенд, а они обычно принадлежат богатым людям.
Джессика с некоторым любопытством рассматривала этот домик. Он был привлекателен в своей простоте – овальное сооружение, крашенное белой известкой, с крышей из пальмовых листьев. Необычная форма делала постройку очень изящной. Крогер нахмурился.
– Ну что ж, если дело обстоит таким образом, возможно, придется поискать что-то в городе, хотя мне бы хотелось жить подальше от его центра.
– О, я уверен, что Томас Эрера сможет подыскать вам что-нибудь за хорошую цену, – лукаво проговорил Эрнандо.
Крогер с подозрением воззрился на него.
– За хорошую цену, да? Ладно, если он найдет что-нибудь приемлемое, я с удовольствием заплачу, но советую сообщить этому человеку, что он имеет дело отнюдь не с простофилей. Не дай Бог, он вздумает меня надуть.
Эрнандо тихо рассмеялся.
– Не бойтесь, сеньор. Я и сам никогда не принял бы вас за простофилю.
Крогер не сводил с него глаз.
– Что это значит?
Эрнандо невинно распахнул глаза.
– Ничего, сеньор. Просто я, Эрнандо Виллалобос, понимаю, что вы человек светский.
А он не глуп, подумала Джессика, пряча улыбку. Эрнандо, возможно, и пьяница, но он далеко не глуп.
Несмотря на предупреждение Эрнандо, Томас Эрера все же смог найти для них асиенду за городом – прекрасный просторный дом, чей владелец возвращался в Испанию. Дом был выстроен вокруг внутреннего дворика-патио; комнаты были большие, просторные, с высокими потолками, которые смягчали влажный летний зной.
Крогер нанял индианку для стряпни и уборки, а для более тяжелых работ – мальчика.
Исполняя свое обещание, Крогер отвез Джессику к портнихе, рекомендованной Эрнандо, и купил ей два платья со всем, что к ним полагается, в современном стиле; себе же он заказал два костюма вместо тех, что оставил в Тампе.
Эрнандо Виллалобос по-прежнему был с ними, исполняя обязанности переводчика и гида; но Джессика так и не смогла до сих пор застать его одного и поговорить с ним с глазу на глаз. Она была уверена, что, как только они обоснуются на асиенде, Крогер ослабит наблюдение за ней, и ей удастся поговорить с Эрнандо наедине; но, судя по всему, она ошиблась.
Крогер поселил Эрнандо в комнате, расположенной далеко от центральной части дома, и когда тот не был у себя, он всегда был с Крогером. Обедали они все вместе, но поскольку Крогер неизменно присутствовал за столом, возможности поговорить с Эрнандо Джессике не представлялось.
Так прошло две недели, – уже более трех недель с тех пор, как Крогер похитил ее и увез из Тампы, а Джессика так ничего и не смогла сделать, чтобы приблизить свой побег.
По ночам, лежа в своей комнате без сна, она часто давала волю слезам. Образы отца и матери неотступно стояли перед ней. Каково сейчас было ее матери? А потом Джессике вспоминался Нейл, и это воспоминание терзало ее сердце и разум. Пока, измучившись, она наконец не засыпала.
Бывало, что Крогер приходил к ней, как в первую ночь, проведенную в Мериде, и вел себя так же причудливо; он, словно большое дитя, свертывался калачиком в постели, а она лежала рядом и дрожала. И всякий раз он уходил до рассвета и, судя по всему, днем ничего не помнил о прошедшей ночи.
Хотя он никогда не делал ни малейшей попытки напасть на Джессику, эти посещения приводили девушку в ужас, и поэтому все ночи она спала беспокойно и часто просыпалась.
Днем ей было совершенно нечего делать. Индианка убирала весь дом, стряпала, а Джессике не к чему было приложить руки. И поскольку Крогер держал ее в настоящем заточении, вскоре Джессике все это страшно надоело, и уныние овладевало ею все сильнее и сильнее.
Она совсем отчаялась, что ей удастся поговорить с Эрнандо наедине. И в то же время в ней крепла уверенность, что ее время истекает. Хотя Крогер и продолжал относиться к ней с тем же непонятным почтением, Джессика не могла не заметить, что в нем происходит какая-то внутренняя работа. Вопреки своему прежнему заявлению, что он приехал в Мериду отдохнуть и пожить спокойно, он, судя по всему, не стремился ни к тому, ни к другому. Что-то терзало его ум; Джессика это замечала. Он часто ненадолго уходил из дому в сопровождении Эрнандо; они с переводчиком постоянно беседовали о чем-то, и вид у них был как у людей, обсуждающих тайные замыслы.
Кроме того, в небольшом сарайчике позади дома они с Эрнандо собирали какие-то странные вещи. Джессика заметила, как Крогер что-то туда относит; и однажды, когда обоих мужчин не было дома, она обследовала сарайчик. Он был заперт, и, заглянув внутрь через единственное грязное оконце, девушка почти ничего не увидела. Все, что ей удалось рассмотреть, – это груда каких-то непонятных предметов, накрытая непромокаемым брезентом.
Хотя эта таинственная деятельность занимала Крогера и отвлекала от нее, Джессика все равно тревожилась. Она тревожилась, потому что ей приходилось жить, подстраиваясь под человека с помраченным рассудком, и у нее появилось нечто вроде шестого чувства в восприятии Крогера. Она убедилась, что с каждым днем состояние его становилось все более и более нестабильным. Пока что он не причинил ей вреда, но как долго могло продлиться такое положение вещей?
Брилл Крогер посмотрел на снаряжение, сложенное в сарае, и удовлетворенно улыбнулся.
Да, в самом деле, воистину то был счастливый день, когда он решил бежать не в Нью-Йорк, а на Юкатан; здесь ему подвернулся шанс, который он давно искал, – шанс урвать большой куш, получить столько денег, чтобы иметь возможность раз и навсегда покончить со всеми аферами и стать богатым, уважаемым человеком.
Поначалу Крогер рассматривал Мериду как место, где можно отдохнуть, успокоиться; но он не подозревал, какое это дикое, по американским понятиям, место. Да, здесь жило много испанцев, принадлежавших к высшему классу общества, но это были люди высокомерные, считавшие себя очень знатными; и потом, конечно, почти никто из них не говорил по-английски. Остальные жители были просто индейцами, а индейцы – люди бесполезные. Да, сам по себе город сильно его разочаровал. Развлечений никаких, хотя Крогер и обнаружил несколько приличных борделей и игорных заведений; по спустя несколько дней после прибытия в Мериду Крогер понял, что ему нужно найти что-то такое, чем он будет заниматься с интересом.
Даже того, что она теперь была с ним, ему было недостаточно. Конечно, она вела себя хорошо, но теперь, когда он держал ее при себе, держал, так сказать, под своим наблюдением, он не мог заниматься ею все время и интересоваться только ею. Достаточно и того, что она здесь, что он знает: она наконец-то принадлежит только ему.
И поэтому его мысли, естественно, обратились к колодцу в Чичен-Итце и к сокровищам, которые, как он слышал, там лежали. Судя по рассказам, индейцы, эти сумасшедшие ублюдки, побросали множество ценных вещей в этот колодец, принося жертвы своему богу дождя Чаку. Они бросали туда и людей, принося в жертву молодых девственниц, если эти рассказы не лгали.
Крогер расспрашивал людей, и Виллалобос тоже расспрашивал, и все истории говорили одно и то же. Столетия назад бесчисленное количество вещей из чистого золота было брошено в глубокие воды этого колодца.
Крогер, который совсем не был дураком, поинтересовался, пытался ли кто-либо когда-либо добыть эти сокровища. А если нет, то почему.
Виллалобос, когда Крогер задал ему этот вопрос, добродушно рассмеялся.
– Ну да, сеньор Крогер, пытались! Люди есть люди – они жадные до золота и прочих драгоценностей. Конечно, пытались, и не один раз, но сокровища древних не так-то просто отобрать у богов.
– Что вы имеете в виду? – спросил Крогер.
– Колодец очень глубокий, а течение очень быстрое. Искатели пытались вытащить золото, и кое-кто даже нашел пару вещиц, таких красивых, что у вас, сеньор, просто сердце разбилось бы при взгляде на них, – и все из чистейшего, легкого золота. Но никому еще не удавалось добыть больше одной-двух вещиц.
Крогер был неприятно удивлен.
– Что вы имеете в виду? – снова спросил он. – Быстрое течение? Как это – течение в колодце? Почему его просто не осушили, чтобы достать со дна сокровища?
Виллалобос опять хотел рассмеяться, но быстро подавил приступ веселья, увидев, что Крогер вот-вот взорвется.
– Ох, сеньор Крогер! Простите меня, но когда я вам все объясню, вы поймете, почему я развеселился. Видите ли, священный колодец – это совсем не такой колодец, какой можно увидеть в вашей стране. Это очень большой колодец естественного происхождения. Вода в нем поднимается из самых земных глубин. Может быть, вы заметили, что здесь, на Юкатане, реки не текут по поверхности земли. Юкатан расположен на известняке, и этот известняк такой пористый, что вода стекает вниз и уже под землей образует реки. Все реки у нас текут под землей, сеньор Крогер. Но природа не была к нам совсем уж жестока. Она сотворила то тут, то там естественные шахты, выходящие на поверхность, как колодцы, из которых жители и берут питьевую воду. Как я уже сказал вам, в Чичен-Итце есть два таких колодца. Из одного брали воду, другой использовали как священный.
– Жители Мериды тоже берут воду из такого колодца. Все города на Юкатане построены рядом с подобными источниками воды, хотя в нынешние времена люди копают колодцы сами, чтобы добраться до подземных вод. Поэтому, как видите, речь у нас идет не об обыкновенном колодце. Стены у этого колодца отвесные, и вода находится на много футов ниже уровня земли. Искатель должен опуститься на веревке до уровня воды, потом погрузиться глубоко в воду. Течение у потока очень быстрое, и многие искатели опустились в колодец, да так и не выбрались оттуда. Возможно, Чак взял их себе в качестве жертв.
Крогер пробормотал что-то презрительное насчет туземных суеверий. Виллалобос действительно оказался крайне полезным человеком, но Крогер все еще не доверял ему полностью. Он вообще не доверял людям, которые постоянно пребывали в хорошем настроении, как этот Виллалобос. Даже когда проводник был пьян, он никогда не ругался и не спорил. Напротив, становился еще веселее. Во всяком случае, Крогеру этот человек был нужен, и он был готов не обращать внимания на его недостатки, равно как и на пристрастие к спиртному.
Поэтому он доверил Виллалобосу свой план поисков сокровищ. Этот человек был нужен ему до тех пор, пока золото не будет добыто, а потом его легко будет убрать. Совершив одно убийство, Крогер понял, что не остановится перед ним и еще раз.
Пока же Крогер обдумывал, как достать сокровища, лежавшие под ледяной водой в колодце.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54

загрузка...