ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Салат какой-нибудь и кофе без сахара.
Выложил мелочь на прилавок: все, больше у него нет денег… взял свою тарелку и сел за соседний столик. Отсюда он очень хорошо видел фотографию. Настолько хорошо, что мог без всяких сомнений сказать: да, это Женька.
Так ведь и Женька тоже умерла. Он поймал себя на этом «тоже»: значит, Тоник и себя, безусловно, считает… интересно, она — призрак?!
— Че уставился, придурок? — не слишком любезно спросил неприятный субъект, пряча фотографию.
— Ищешь ее, придурок? — с аналогичной интонацией осведомился Тоник. Рассеянно кивнул: — Ну ищи, ищи…
Субъект приподнялся, но к нему подбежала девушка-блондинка в короткой кожаной юбочке и бухнулась на стул рядом. Он отстранил девушку и снова обратился к Тонику:
— Ты знаешь, где эта крыса прячется?
Тоник усмехнулся, ничего не ответил, отошел к бару — за своим кофе. Неприятный тип поднялся за ним. Сейчас что-то будет… но тут вдруг к Антону, шатаясь, подвалил совершенно незнакомый человек в расстегнутом пиджаке и залитой томатным соусом белой рубашке. Заорал на все кафе:
— Здорово! А где это я тебя видел?!
«Уж меня-то ты точно не видел», — подумал Тоник. Краем глаза заметил, что парень сел на место: подошедший был здесь не один… а тот довольно икнул, пошатнулся, дружеским жестом обнял Антона за плечи:
— Выпьешь, друг? Давай, я угощаю. Черт, ну где же я тебя видел?
От него разило так, что Тоник сразу почувствовал, что пьянеет. Может, потому он согласился:
— Ладно.
Они зашли в соседний зал. Здесь подходила к концу какая-то корпоративная вечеринка. Никто не обратил на них внимания. Сели за столик, вокруг которого уже сидело человек шесть мертвецки пьяных субъектов. Двое еще пытались разговаривать, но Тоник не уловил, о чем. Видимо, они уже достигли стадии «высокого просветления», когда все ясно и все проблемы кажутся пустяковыми. Третий собутыльник вел столь же конструктивный диалог с салатом в своей тарелке. Остальные лежали вповалку на кожаном диване. Вокруг еще отплясывали, даже пытались фальшиво завывать под караоке. Большинство потных, краснолицых, но облаченных в ошметки деловых костюмов гуляк походили на менеджеров средней руки. Какие-то толстые дядечки, вероятно начальство, сидели за отдельным столиком и орали громче всех. В таком случае все, конечно, заранее оплачено, и Тоник действительно может на халяву чего-нибудь выпить. С горя.
Откуда-то появилась щедро налитая рюмка водки, тут же вокруг образовалась компания для тоста. Полумертвые собутыльники моментально ожили и присоединились. Из-под руки Тоника вынырнул тот самый мужик, что его сюда притащил. Проникновенно глянул ему в глаза:
— Ну… за процветание «Хренблинполимербланша»!!!
Может, он и что-то другое пробормотал… Тоник залпом выпил рюмку, поморщился: гадость все-таки. В желудке потеплело. Парень рядом с ним о чем-то упоенно болтал, хвастался какими-то не очень понятными победами на любовном фронте. Компания опять разбрелась. За соседними столиками также шумели, перекрикивая громкую музыку. А в общем зале неприятный парень с фотографией Женьки пригласил на танец ту самую девчонку, что так удачно отсрочила их драку. Она встала на цыпочки, чтобы обнять его за шею. Наверняка малолетка, худенькая, с распущенными светлыми волосами. Совсем не вписывающаяся в обстановку девочка, без тени мысли в голубых глазах и с ярко накрашенным лицом. Он исподтишка наблюдал, как парочка кружится в танце. Если эта девочка что-то знает про Женьку, то наверняка расскажет.

* * *
— Смотри, как уставился на тебя, — с усмешкой сообщил Саша своей подруге.
Она недовольно передернула плечами:
— Мало ли кто на меня смотрит…
— Познакомься с ним, — вальяжно приказал он.
Девушка в изумлении посмотрела на Сашу: шутит, что ли? На его лице застыло давно знакомое ей цинично-холодное выражение.
— Не нравится мне этот тип. Пообщаться бы с ним… Он почти трезвый, наверняка захочет продолжения банкета. И ты ему, видимо, приглянулась. Познакомься, пойди с ним домой, уболтай его, напои окончательно, а когда уснет — откроешь нам дверь. Дальше мы сами.
Саша незаметно оглянулся на Мишаню и чуть кивнул: не напивайся, работаем. Девушка сжала его плечо:
— Только не убивайте его. Он вроде ничего, — и с интересом уставилась на Тоника. — Может, не надо?
— Дура! — Он впервые с начала этого разговора посмотрел ей в глаза. — Тебе деньги не нужны? Тебе не нравится, как мы с тобой живем? Это же верное дело! И не обязательно с ним ложиться, вотрись в доверие, а потом откроешь нам дверь, мы сами все сделаем. Давай, иди, мы все время будем рядом. Что, страшно? А по магазинам ходить и шмотки покупать не страшно?
— Сам дурак, — обозлилась девчонка. Кинула мимолетный взгляд в зеркало: тут Саша прав, дорогую одежду она очень любила.
— Ладно, не сердись, постараемся не убивать. Мы тихонько и быстро. Давай, врежь мне сейчас по физиономии — якобы мы поссорились. Чтобы он почувствовал, что можно пристать к тебе. Давай-давай, видишь, я тоже готов страдать! Зато денег сколько будет! Смотри, кругом одни богатые чиновнички, чего ты их жалеешь?
Чиновники, конечно, хорошо, но он не из их компании. Девушка коварно улыбнулась и изо всех своих сил залепила Саше пощечину. Увидела, как его лицо вытянулось от изумления: потом еще спросит, за что так шарахнула! Закричала на весь кабак:
— Ты чего, гад, сволочь, урод!!! Я не такая! Пошел ты…
Клерки отвлеклись от своих бессмысленных бесед и с любопытством уставились на них.
— Ты че, ты че… — Саша неловко пытался уклониться от маленьких кулаков подруги, неумело бьющих его в живот. Неумело, а больно-то как! Он развернулся и бросился к выходу из кафе: — Да пошла ты!!!
Пулей вылетел на улицу. Взъерошенная девчонка огляделась по сторонам — все уже отвернулись, то ли сделав вид, что заняты своими делами, то ли действительно забыв об инциденте. Она подошла к Тонику, который, единственный, насмешливо и с любопытством смотрел на нее, и упала на стул рядом. Заметила огонек радости в его глазах, только не знала, чем он вызван… кивнула в сторону скрывшегося Саши:
— Вот урод! — затем улыбнулась: — Можно я у тебя кофе возьму? Пить хочу!
Тоник придвинул к ней кружку. Она осушила ее одним глотком — как водку пьют. Старательно делала вид, что она пьянее, чем на самом деле. Развязно оглядела Тоника:
— Какой ты симпатичный… а как тебя зовут? Я — Алена!
Сама придирчиво оглядывала нового знакомого. Действительно, почему Саша решил, что он с этими чиновниками?! Тоже мне, клерк, подумала Алена, он, скорее, какой-то искатель приключений, случайный здесь человек, как и они сами. Глаза у него особенные: темно-серые, пристальные, словно озаренные изнутри. И вообще, если присмотреться, он не похож ни на кого из Алениных знакомых. Такой же для нее непонятный, как, например, Ника.
Однако с веселыми клерками он все же выпил немало. Девушка легко разговорилась с ним. Тоник отвечал на ее вопросы, тоже делая вид, что он пьянее, чем есть, шутил, развлекался, но домой приглашать не спешил. Даже на прямые намеки никак не реагировал. Неужели продолжение знакомства не входит в его планы?!
— Антон, я хочу сегодня уйти с тобой, — наконец заявила Алена. Покосилась на Мишаню за соседним столиком. — Давай хотя бы выйдем отсюда, поговорим.
— Давай выйдем, — согласился Тоник. Он мельком оглянулся по сторонам: менеджеры, которым он был обязан сегодняшним ужином, уже занялись чем-то другим, благополучно забыв о его существовании. Антон встал и следом за девушкой вышел из кафе. Подумал, что малолетка явно разводит его на интим с последующими неприятностями. Забавно даже. У него к этой девушке свой интерес, но ее горячее желание отправиться немедленно к нему домой настораживает. На проститутку Алена не очень-то похожа. Он логично предположил, что этот ее мордоворот, для виду получивший по лбу, тусуется где-нибудь неподалеку, ожидая удобного момента для вмешательства. Что они задумали: квартирный разбой с клофелином? Или даже без? Или спектакль на тему: «Как ты мог, она несовершеннолетняя, плати давай»? Скорее всего, ему вообще логичнее всего попрощаться сейчас с Аленой и больше не встречаться никогда… но как же фотка?! Женька нужна ему сейчас больше всего на свете!
— Идем? — предложила девушка.
Здесь, в центре города, улицы светлые и людные, здесь спокойно и безопасно. Ему ничего не угрожает, пока они никуда отсюда не свернули. Алена крепко держала его за рукав. Неужели тоже почувствовала возникшее недоверие и напряжение? Напомнила о себе:
— А куда мы идем?
— Гуляем, — ответил Тоник. — Тот, с которым ты была, он кто такой?
Алена обиделась, пожала плечами:
— Тебе он интересен или я?
— И все-таки? — Увидев, что девушка расстроена, доверительно взял ее за руку. — Понимаешь, он там показывал фотографию и спрашивал всех насчет девушки, которая на ней изображена… это моя сестра.
— Тогда ясно, — повеселела Алена. — Это Ника. Она немного пожила с нами, но, по-моему, только и думала, чтобы куда-нибудь слинять. Она недавно сбежала, при этом как-то Сашку «кинула» и пропала совсем, а он ее ищет. То-то я сразу углядела, что вы с ней похожи!
— Ника? — озадаченно переспросил Тоник.
— Она ничего о себе не помнила, — Алена незаметно сворачивала все дальше от оживленных улиц. — Все пыталась кого-нибудь найти из знакомых, и не могла… слушай, а почему вы ее не искали?
— Я в последние дни только и делаю, что ищу ее.
Ника. Так звали подругу Женьки, и если она все забыла, то могла случайно назваться этим именем. Или это не Женька?
— Мы правильно идем? — Алена отвлекла его от неприятных мыслей.
— Мы не пойдем ко мне домой. — Тоник выяснил то, что его интересовало, теперь можно было избавляться от девчонки.
— Почему?
Он усмехнулся:
— А там любимая жена. Ребенка, скорее всего, спать уже уложила, так что в гости пригласить не могу.
Вот это облом. О том, что он может быть женат, они как-то не подумали.
— А ты хочешь? — замирающим голосом спросила Алена. — Можно ведь и здесь, во дворе каком-нибудь или в парке. Пятьдесят рублей. Идем туда?
Она махнула рукой вбок, туда, где открывался узкий неосвещенный переулок. Где-то там уже ждут Саша с Мишаней. Тоник отпустил ее руку:
— Нет у меня с собой денег. Что, разве по моему прикиду не заметно?
Алена остановилась как вкопанная. Он продолжал:
— Ничего, представляешь, нет. Даже куртку эту старую без боя не отдам, а она того не стоит, чтобы твой приятель рисковал последними зубами. Гнилыми. Я ему устрою сеанс стоматологической помощи…
— Идем отсюда скорее! — Алена отмерла и потащила его дальше, мимо подозрительной щели. Но тут им дорогу преградил Мишаня:
— Стоять!!!
Он выглядел сейчас особенно страхолюдно: появившийся из тьмы кровожадный громила, вооруженный тесаком внушительных размеров. Маленькие глазки налились кровью, лоб, пересеченный старым шрамом, напряженно морщится, а изо рта, как правильно отметил Тоник, отвратительно воняет — видимо, ему действительно не помешал бы хороший стоматолог. Из-за спины громилы появились его «шестерки», шпана, готовая за тюбик «Момента» удавить маму родную. Окружили их, отрезав пути к отступлению. Жалко этого парня, подумала Алена… быстро сообщила подельникам, надеясь предотвратить разбой:
— Нет у него денег, я проверила.
— Выворачивай карманы, — процедил Мишаня, исподлобья глядя на свою жертву.
Тоник прищурился и оглядел громилу с ног до головы. Потом так же смерил взглядом его помощников. Ехидная улыбка скользнула по его губам. Мишане не нравилось его поведение: вместо того чтобы пугаться, парень этак расслабленно пялится по сторонам. И не торопится выполнять команды. Не хочет добром — не надо. Придется порезать его — в следующий раз будет умнее.
Мгновенно шагнув вперед, Мишаня ударил наглого терпилу ножом — резко, снизу, без замаха, фирменным быстрым движением, которое не проследишь…
Алена тихо ахнула. С неожиданной яркостью она почувствовала, что стала соучастницей убийства, что она — именно она! — привела сюда этого человека… и предала его. Подставила под нож ублюдка-Мишани.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

загрузка...