ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Время пошло, — Иван нажал кнопку секундомера.
В знакомом туннеле, ярко освещенном люминесцентными лампами, Тоник чувствовал себя на удивление свободно и спокойно. Страх перед призраками пропал. Они ничего ему не сделают. Ивану не придется вмешиваться.
Но когда нужно спасать других, ему так не хватает уверенности в себе! Все время кажется: он не сможет отбить неожиданную атаку, спасти кого-то, оказавшегося в плену привидений, вытащить кого-нибудь, по дурости забравшегося в очередной дом с призраками. Все зависит только от Тоника — и в то же время он действует на инстинктивном уровне, не понимает, что именно нужно делать… Говорят, уверенность приходит с практикой — Другого пути нет.
Спасатели тоже ошибаются — и часто расплачиваются жизнью. Своей либо чужой. Но им прощаются ошибки — потому что остальные вообще ничего не могут сделать. Никто из спасателей не может уничтожить призраков, но каждый может кое-что им противопоставить. У спасателей больше прав, чем у других служб. И только у них есть право изучать привидений.
С некоторых пор это не то чтобы запрещено, но не приветствуется. Слишком опасно, а результаты непредсказуемы, необъяснимы, противоречивы. Никакой логики — а потому сам научный подход теряет смысл. Но они продолжают работать. Тоник знал, что мужик, которого он недавно вытащил из туннеля, до сих пор жив — лежит, бессмысленно смотрит в потолок лаборатории Службы спасения и никого не узнает. Этот человек пока что протянул дольше всех. Но доктор досадливо морщится: видимо, пациент скорее мертв, чем жив. У доктора своя работа. Тяжелая, страшная. Потому что ни один испытуемый еще не выжил, не вернулся к прежней жизни.
Кроме того, они сотрудничают с милицией, так как зачастую делают одно дело. То приходится вместе спасать людей, а то — передавать спасенных в руки правосудия. В дома с привидениями некоторые из них лезут от безысходности, пытаясь скрыться. Потом соображают, что лучше бы сесть, чем погибнуть…
Тоник вспомнил, как вчера, сидя в главном офисе и просматривая бумаги, наткнулся на фотографию Алены. Он сразу узнал смешную бандитку, свою недавнюю знакомую. Пересмотрел все ориентировки, но ни Саши, ни Мишани не обнаружил. Может быть, они уже сидят?
Алена разыскивалась за разбой, за нападение на сотрудника при исполнении и побег из-под стражи. Что же она натворила? С виду, конечно, девочка не ангел, но и не злодейка. А еще ему показалось, что в ней есть что-то такое… наверное, только показалось. Теперь, если он ее увидит, то должен доставить в ближайшее отделение милиции.
Он дошел до развилки и развернул карту. Задание довольно простое: пройти по туннелю, пользуясь картой, найти комнату, в которой его ждет человек, и вывести его через другой выход. Единственная сложность в том, что в этой части туннеля Антон раньше не бывал. И второе (неясно, хорошо это или плохо): человек, за которым он идет, — это его старый знакомый, бывший работяга.
Утром мужик сам выбрался из лаборатории, спустился по ступенькам, с видимым удовольствием вышел на улицу и вдохнул свежего воздуха. Остановился на крыльце, закрыв глаза и не шевелясь. До машины его довели под руки, усадили с большим трудом. Парень вырывался и хныкал. Но когда ему открыли окошко, успокоился и высунул голову наружу, как собака. Он долго держится, не умирает, но что толку, если человек фактически превратился в овощ? С этим уже ничего не сделаешь. Зато его можно использовать для тренировок. Ведь если в туннель посадить нормального беспомощного человека, его рано или поздно убьют. Если оставить куклу — призраки не обратят на нее внимания, и рабочей обстановки не будет. А этот — и человек, и неживой. Хуже ему уже не будет. Ну посидит два часа в подземелье, потом Тоник его выведет.
Парня завели через вход на противоположном конце туннеля. Посадили на складной стул и заперли дверь. Он ссутулился, прикрыл глаза — наверное, уснул. Тоник видел его на мониторе в машине: камера и несколько датчиков фиксировали его состояние. У стены помещения замер призрак, почти не видимый в полутьме.
Вспомнив о призраке, Тоник сосредоточился, но быстро понял, что это не обязательно. Никого вокруг. Пустота.
Вторая крупная специализация Службы спасения — море. В городе все кому не лень приобретают лодки, катера, яхты, а если нет достаточных средств, занимаются в государственных и частных яхт-клубах. Чем объясняется такая тяга к воде — сложно сказать, но Маркизова лужа просто-таки кишит маломерными судами. Может быть, потому что только на воде никогда не бывает призраков…
Зато бывают шторма, мели, узкие фарватеры и крупные суда, которые по этим фарватерам ходят. Бывает безветрие и кончившийся бензин. И отдел Службы, занимающийся спасанием на водах, не сидит без дела. Они ходят на прекрасно оснащенных, быстроходных катерах — Тоник с таким легко справится, после того, на чем ему приходилось ходить раньше.
Здесь тоже кое-что изучают. Во всем городе, кажется, только спасатели не испытывают панического страха перед ладожскими штормами и часто ездят в район Кякисалми. Тоник обязательно поедет туда, как только почувствует, что готов снова встретиться с баррантидой. Где-то там начинается его дорога домой… если, конечно, такая дорога существует.
Ведь, если смотреть правде в глаза, он сам — призрак. Пусть в нем еще пока «слишком много человеческого», но один раз он уже умер… Тоник не помнит своей смерти — но чувствует ее так же отчетливо, как своих врагов… Он умер для своего мира. Может, не стоит пробовать вернуться.
Ход по-прежнему был широким, стены покрыты гладкими гранитными плитами, а на потолке неприятно мигали люминесцентные лампы. Антон уверенно шел вперед, ступая бесшумно, и полная тишина его раздражала. Потом он уперся в двустворчатую деревянную дверь. Она, как ворота, перекрывала туннель сверху донизу, и рельсы уходили под створки. Пытаться открыть бесполезно: их соединял большой замок, блестящий от свежей смазки.
Он сверился с картой: нет, туда идти не надо. Откуда-то сбоку тянет сквозняком. Должен быть еще один проход. Пройдя вдоль правой стены, Тоник увидел узкую нишу, в которой серел пыльный трансформатор. А за ним виднелась дыра в черноту, такая узкая, что не каждый в нее протиснется.
Подавив привычный страх замкнутого пространства, Тоник оглянулся, но Ивана не увидел. Все равно он точно знает, что приятель где-то неподалеку, и потому черное подземелье сегодня не так пугает. С трудом пропихнувшись в дыру, он оказался в темноте. И тут же почувствовал призраков.
Четыре едва различимых силуэта двигались из темноты прямо на него. Тоник посторонился, автоматически защитившись: они словно наложились друг на друга, сплющились, такие нереальные, колеблющиеся, совершенно неопасные… зря он каждый раз переживает, что не сможет. Чтобы управлять привидениями, не нужно думать: и это самое сложное. Надо сразу выработать автоматизм — иначе ничего не получится.
Они прошли мимо и пропали. Тоник двинулся вперед и, повернув за угол, опять увидел свет. Прямой как стрела длинный коридор. Тихий, пыльный, освещенный редкими лампочками в металлических сетчатых абажурах. Узкий — не более метра в ширину. Стены грубые, словно из бурого неотесанного камня. По бокам — двери, но все они заперты. За некоторыми из них Антон явственно чувствует призраков.
Он резко оглянулся. Коридор очень длинный, но Мартынова нет. В любом случае сейчас Иван очень далеко, и не успеет… зато в трех метрах позади идет он.
— Да кто же ты такой?! — возмутился наконец Тоник. Такой агрессии, такого желания убить он не встречал никогда. Ни у призрака, ни даже у живого человека. Они — давно уже вместе, привыкли друг к другу, устали друг от друга и очень хотят уничтожить… просто-таки единство и борьба противоположностей. Кто, интересно, справится первым?
Занервничав, Тоник прижался к стене. Сейчас отвлечется на одного, и тут же будет атакован другими.
В темном простенке шевелились бесформенные тени. Антон убедился, что почти не прикладывает усилий, чтобы удерживать пассивную защиту, не подпускать к себе никого. Он медленно двинулся дальше. Ступеньки: подъем — спуск, видимо, под полом проходит какая-нибудь труба.
Постепенно стало очень влажно. Стены сделались склизкими, они были покрыты крупными каплями, местами сквозь гнилостный налет просвечивала грязно-зеленая краска. С потолка тоже капало, но лампочки исправно светились. Это уже другой коридор. Тоник остановился, снова сверился с картой. Здесь пусто, только сзади след в след шагает его проклятие. Он, пожалуй, уж слишком приблизился.
— Отойди.
Тот не среагировал. Тогда Тоник поднял руку, и призрак чуть не схватился за нее.
— Гад такой, да я тебя сейчас убью!!!
Он знал, что это невозможно, но жить так невыносимо… Стоит только оказаться в любом месте, где призраки материализуются, этот сразу — тут как тут. Отчаяние, злость, гнев бросились в голову, дыхание перехватило, а привидение вдруг шарахнулось от вытянутой руки. Тоник ощутил обжигающую, почти физическую боль другого существа. Зажмурился, но сразу открыл глаза: здесь надо постоянно контролировать ситуацию. Где же этот урод?!
Призрак опирался на стенку. Тоник все еще чувствовал его боль. Страшную, нечеловеческую… он постоял кривым грязно-серым сгустком и окончательно растворился во влажном воздухе. А Тоник никак не мог прийти в себя от неожиданной встряски… Наверное, они связаны сильнее, чем кажется. Ему удалось причинить боль своему призраку.
Возможно, Тоник может даже убить это существо. Только останется ли он сам жить после этого? А останется ли жить призрак, если убьет Тоника? Или он как раз хочет умереть?
Свой призрак. До него дошел смысл этих слов.
Серое проклятие маячило на изрядном расстоянии, в неподвижном воздухе рваные полы одежды выглядели совсем как саван. Прям классическое привидение.
— Идем дальше, — обреченно предложил Антон. — Только без фокусов.
Он может усмирять этого призрака. Может побеждать его множество раз — сколько угодно. А призрак должен дождаться одного-единственного раза, когда Тоник не победит…
Антон мрачно шагает по коридору, и все живое (живое ли?) шарахается от него. Он спокойно добрался до конца туннеля, повернул в небольшую комнату и увидел работягу.
Тот радостно улыбнулся и протянул руки, как соскучившийся ребенок. Тоник подошел и аккуратно поднял его со складного стульчика. Интересно, парень пойдет сам или придется его тащить на себе? До выхода вообще-то далековато…
— Вставай, — тихо, чтобы не напугать, произнес Антон. Работяга вцепился в его воротник, навалился всем весом и явно не очень понимал, чего от него хотят. Видимо, надо по-другому. Антон хотел посадить его назад, на стул, но парень кротко положил ему голову на грудь… Тоник усмехнулся:
— Идем… — Но не успел больше ничего сказать. В глазах овоща мелькнуло что-то, похожее на разум. Доли секунды — и он резко отстранился:
— А ты еще кто такой?!
Тоник не сразу нашелся, что ответить. Он впервые видел, чтобы люди, пораженные привидениями, разговаривали. А работяга затравленно огляделся:
— Что это за хрень? Где я?!
— Успокойся, я тебя выведу, — Тоник понял, что ему придется прервать выполнение задания. Надо искать кратчайший выход — а он знает только тот, через который вошел сюда. — Потерпи немного.
— Ты — спасатель?! Ты знаешь, как выйти?
— Знаю, конечно, идем скорее…
Мужик сам направился к двери, нетерпеливо ломанулся по коридору…
— Стой, не туда! За мной.
— Ты в самом деле знаешь, где выход?
— Знаю. Потерпи минут десять — и ты сам убедишься.
Не было времени думать. Надо срочно его вывести! Неужели доктор победил привидения?! Это же сенсация, это меняет все!
Странно, что он молчит столько времени. Тоник оглянулся… Вдруг на мгновение, короткое, как вспышка, увидел безумные глаза и оскаленную пасть — и еле успел отскочить. Парень атаковал его со спины, внезапно, без всяких причин! Антон попытался отбиться, левой рукой остановил метнувшихся к нему призраков… но работяга вдруг подпрыгнул и вцепился в куртку Тоника зубами! У самой манжеты — видимо, хотел схватить за руку.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

загрузка...