ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

С применением грубой физической силы. Потом не мешает все-таки сдать его в милицию — пусть делают свое дело.
«Дом с привидениями», по мере приближения, закрывал мутное солнце и вскоре навис над ними мрачной громадой. В его тени было сыро и грязно, но к грязи все трое, похоже, уже привыкли. Дом жутковато глядел пустыми глазницами окон. Бывших окон. Синяя футболка, в последний раз ярко мелькнув на фоне серой стены, пропала с глаз в темном проломе. Сергей остановился.
— Не тормози! — азартно выкрикнула Ника. — Догоним внутри дома!
— Стой, там могут быть привидения!
— Нет там никаких привидений, — ей было странно, как Серега может ничего не чувствовать. — По крайней мере сейчас.
— Ну или его друзья…
— Да я знаю этого парня! Его зовут Колян, и его друзья занимаются совсем другими делами!
— Все равно. Никуда он не денется. — Серега взял ее за руку и убрал за свою спину. — Иди за мной. И тихо.
Они, скорее всего, потеряют воришку в доме. Но если вести себя бесшумно, то его будет слышно. Он устал, еле дышит и ничего от страха не соображает, если прибежал сюда. Сергей нырнул в полуподвальное окошко. Ника полезла за ним. Она, утонченная музыкантша, явно вошла во вкус криминальных приключений.
Внутри здания на них навалилась полная тишина. Мир словно остался снаружи, а здесь совсем другое измерение, где есть только они одни… да еще этот вороватый Колян, будь он неладен. Ника прислушалась, потом на цыпочках направилась в серую глубину дома.
Длинные коридоры — наверное, когда-то здесь было общежитие или больница. Наверху что-то зашуршало. Серега, как гончий пес, сорвался на звук. Бесшумно взлетел по сырой лестнице на третий этаж. Снова прислушался. Ника держала его за руку горячими пальцами. Прямо над ними кто-то крался. Сергей слышал стук сердца — громко-громко, но, наверное, это было сердце Ники. Тоже крадучись, они поднялись еще на один этаж. Выглянули в коридор — как раз вовремя, чтобы увидеть, как закрывается дверь одной из комнат, по правой стороне, метрах в двадцати от них. Она не закрылась совсем, осталась тонкая щель. Пора было заканчивать приключение. Серега отодвинул девушку и решительно подошел к двери. Заглянул, приоткрыв.
Преступничек стоял у огромного голого окна и смотрел вниз. Это была западная сторона, потому в комнате оказалось светло от заходящего солнца, а профиль Коляна сделался почти черным. Вольный ветер гулял по помещению, и Серега предчувствовал победу!
— Попался! — вскричала из-за его спины Ника, распахивая дверь и вваливаясь в помещение. Парень резко обернулся. Сергей, ставя точку в этой истории, решительно толкнул ногой дверь. И тут…
Пружинный ригель щелкнул, дверь встала вровень с косяком, тяжело захлопнувшись. Ника, почувствовав неладное, дернула ее туда-сюда — дверь не поддалась, а ручки почему-то с внутренней стороны не наблюдалось.
— Молодец, эфирное создание, — Колян вдруг расслабился и сел прямо на пол. — Ты нас закрыла тут. Совсем закрыла. Корова, блин.
За корову ответит. Сергей пока проигнорировал замечание про то, что они заперты; чаша терпения переполнилась. Бац! — заехал ему по физиономии, да так, что воришка полетел через всю комнату! Только дальняя стена прервала этот полет, парень съехал по ней, как герой диснеевских мультиков.
Девушка вскрикнула от неожиданности — видимо, не привыкла, чтобы при ней кого-то били. Сереге стало совестно: все-таки воришка выглядел почти подростком. Но подруга уже подскочила к ошарашенному Коляну.
— Отдавай инструмент, гад!
Дрогнувшей рукой избитый парень протянул ей футляр, что-то бормоча себе под нос.
— Зачем он был тебе нужен!!!
Он попытался что-то прохрипеть, но только по движению его губ Ника смогла разобрать вопрос: «А тебе какое дело?»
— Это мой альт!
— Дура ты и ничего не понимаешь, — он опасливо покосился в сторону Сереги. — Я тоже умею играть.
— Вот сейчас выйдем на улицу — и покажешь. — Ника немного смягчилась. — Но воровать-то зачем?
— Я бы поиграл, а потом ее загнал. Жрать охота…
— Фиг бы ты ее загнал, это тебе не музыкальный центр!
— Ладно, идем вниз, — Серега решительно прервал их беседу.
— Никуда мы не пойдем! — Колян опять запсиховал. — Нас тут заперла твоя бешеная подруга! Понимаешь?
Воришка сбавил обороты и попытался объяснить. Здесь раньше держали заложников. Да-да. Привидений в доме давным-давно никто не видел, но он по-прежнему пустует. Какие-то бандиты периодически похищали людей, видимо, богатых должников; закрывали здесь и держали, пока за должников кто-нибудь не вносил деньги. Что за бандиты, кого именно тут держали, и почему потерпевшие не обращались в милицию, он не выяснял. Не знал также, куда девались люди после отсидки здесь, в том числе те, за кого не вносили деньги. Но знал, что дверь не открывается изнутри. Зато снаружи — пожалуйста, полуоборотом ручки, тут простейший задвижной замок, такой, какой на окнах бывает. Выбить дверь тоже не выйдет, она открывается внутрь комнаты, на них.
Ника ждала, когда же Серега скажет, что это вовсе не она захлопнула дверь, — он сам ее захлопнул. Коля этого момента не видел и теперь беспочвенно наезжает на нее. Но Сергей делал вид, что все идет как надо…
Он попытался мыслить рационально. Подошел к двери и толкнул ее наружу. Чепуха, подумал он, ощутив незыблемую стену, ее бы раньше сломали, если бы существовала возможность. Ника и пролетарий молча наблюдали за ним, Ника с интересом, а воришка — с нервным любопытством. Тогда Серега подошел к окну и выглянул наружу. С высоты четвертого этажа открывался вид на город. Вернее, город расстилался несколько дальше, а прямо под ними чернели горы мусора, громоздились бетонные блоки и груды кирпичей. Все это ограничивалось забором, трогательно окрашенным в розовый цвет, через который они недавно лезли. Забор розовел метрах в ста от дома, а потому речи о том, что крики о помощи услышат с улицы, быть не могло.
— Выбираться отсюда надо, — задумчиво сказала Ника.
Серега думал, их пленник сейчас нахамит ей, потому что и ежу понятно, что надо выбираться, но он только согласно кивнул головой и сообщил не менее глубокомысленно:
— Только как?!
— Давайте вызовем кого-нибудь. Пожарных или спасателей, они нас и снимут, — предложил Сергей.
— Каким образом? — ехидно поинтересовалась Ника. — Будешь в космос посылать сигналы?
«Черт, мобильной связи здесь не изобрели». Он с досадой отвернулся к окну. А как бы сейчас все было просто…
— Прекрасно! — Девушка села на другое окно, подвинув Коляна. — Значит, сидим здесь и ждем, когда братки захотят еще кого-нибудь тут схоронить…
— Тебе смешно! — сказал воришка, хотя она вовсе не смеялась. — Но выхода в самом деле нет. Из-за тебя мы тут помрем, безмозглая курица!
— Ты выбирай выражения! — Сергей подошел к нему вплотную. — А то погибнешь первым, я тебе это устрою.
Опять не сказал… больно нужна ей такая защита. Ника отстранила приятеля рукой.
— Знаешь, Колька… а при чем тут я?! Это же Серега нас закрыл! Я вошла, а он — бац по двери ногой… или не так, а, Серега?
Он опять сделал вид, что не слышит. Но в глаза Нике не смотрел.
Воришка явно испытывал к ней больше симпатии, чем к ее спутнику, пробормотал в ответ:
— А-а-а. Прости. Что у тебя парень такой агрессивный, слова не скажи, и при этом позволил…
— Он мне не парень. — Серега вздрогнул и поднял голову, а она мрачно продолжала: — Хватит ссориться! Оба хороши. Давайте лучше думать.
Но ничего придумать у них не получалось. Четвертый этаж, запертая дверь, которую даже не выбьешь, пустынный пейзаж вокруг. Они сидели на окне почти молча, с тоской глядели вниз и время от времени выдвигали бредовые версии. Ситуация казалась им какой-то ненастоящей, будто это игра, а реальной опасности они не чувствовали. Рядом, в сотне метров, шумел город, бежали куда-то люди, непрерывным потоком шел транспорт. А они сидели, запертые в дурацком «доме с привидениями»! Это ж надо, подумал Сергей, догадаться поставить такой замок, что изнутри не открывается! И, что еще интереснее, додуматься, спасаясь от погони, заскочить именно в эту комнату! А главное, что в такую глупую ситуацию попадает в своей жизни далеко не каждый человек. С некоторыми подобного никогда не случается. Зато с другими — сплошь и рядом. Видимо, этот воришка — из таких же везучих на «случайности». Да и он сам тоже вечно попадает в странные истории. Особенно в последнее время.
22
Бледная, хрупкая, заморенная. Глаза красные, опухшие от слез. Они у Алены моментально распухают, и нос так трогательно краснеет, стоит только хоть чуть-чуть начать плакать. Она об этом знала, а милиционеры — нет. И потому, когда они впервые увидели «опасную преступницу», оказались не готовы.
— Ты как туда попала? — спросил молодой лейтенант с круглым серьезным лицом.
— По лестнице… приставной… — Алена уже икала от слез. — Саша ее втянул сюда, наверх.
— Ты можешь спустить лестницу нам?
— Нет, слишком тяжело! — Девушка сообщила это самым трагическим голосом и покосилась на лестницу: ничего не стоило спустить ее вниз. — Только не уходите, не бросайте меня с мертвецом!
— Сейчас что-нибудь придумаем, — сказал прапор с тоненькой полоской рыжих усиков. В его взгляде читалось самое большое сочувствие. — Сиди здесь, не ходи никуда!
— Куда я пойду! — зарыдала опять Алена. — К трупу, что ли?!
В конце концов рыжий прапорщик встал на бетонную плиту к стене, другой милиционер взобрался к нему на плечи. Он достал пальцами край площадки третьего этажа и подтянулся наверх. Легко сдернул вниз и подал товарищам разболтанную лестницу.
Слезы не спасли Алену от задержания. Ее аккуратно спустили на землю, посадили в милицейскую машину, под охрану смешливого водилы, который предложил ей кофе.
— Нет, спасибо, — отказалась Алена. Она все сделала, чтобы голос дрожал, звучал трогательно и печально. Она очень старалась ничем не походить на преступницу.
Потом понаехала целая куча народу, осматривали место происшествия и труп Саши, что-то там искали, а Алена тихо сидела в машине. Она сразу подумала, что толстый извращенец наверняка заявил о разбойном нападении. Видимо, неглупые сыщики сразу связали это преступление и неадекватное поведение компании молодых людей, часть из которых при виде патруля почему-то бросилась удирать, а другие открыли беспричинную стрельбу. Если это так, то скоро Алену представят толстяку на опознание, и тогда она может надолго оказаться за решеткой… От этой мысли ей хотелось выскочить из машины и удрать, но она понимала, что и шагу не сделает. А может, он еще не заявил?
Потом милиционеры быстро покинули огороженный дом. Хотя ни одно привидение им так и не попалось, находиться здесь было страшновато, и они не стали перерывать весь этаж в поисках чего-нибудь интересного. Алена убедилась, что ее «кладу» больше ничего не грозит, и успокоилась. По крайней мере пока что никто не пытается обвинить ее в разбойном нападении. Осталось отвертеться от соучастия в хулиганской банде, но тут она и в самом деле ничего не делала — шла себе спокойно…
Потом ее привезли в отделение милиции, поместили в прокуренное, неуютное помещение с облезлыми стенами, пустым незапирающимся сейфом и двумя старыми столами. Поверхности столов были изрезаны, кое-где виднелись непристойные надписи. Пепельницы из жестяных пивных банок были переполнены, на полу тоже валялись окурки. Алену посадили на раздолбанный стул, велели ждать и на время оставили в покое. Она уже бывала в подобных местах, когда моталась с беспризорниками, и теперь спокойно задремала. Все ушли куда-то, заперев ее одну в этой комнате.
Глубокой ночью, часа два было или три, за стеной наконец стихли: люди то ли разошлись по домам, то ли легли спать. Именно тогда наконец повернулся ключ в замке. Успевшая уснуть в неудобной позе Алена подняла голову и, щурясь, уставилась на вошедшего. Это был тот самый серьезный лейтенант. Он сел напротив девушки, закурил. У Алены заслезились глаза от неприятного запаха табака, он лишь усмехнулся, глядя на нее.
— Что вы там делали? Ты и твоя компания? — равнодушно спросил он.
— Гуляли, — тихо ответила девушка.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

загрузка...