ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Чего же тебя сюда занесло? — укоризненно спросила она вслух. — Напугал всех… Они же не знают, что ты никого не тронешь…
Она говорила это больше для парней, оставшихся внизу. Призрак есть призрак — и к нему всегда нужно относиться со всей серьезностью. Но этот действительно как будто бы звал на помощь.
— Аленка тут? Дай посмотрю.
Она была готова к тому, что увидит Алену — покалеченную и избитую. Но не представляла, насколько все в самом деле ужасно. С трудом перелезла через гору обломков, спустилась в самый темный угол между стеной и кучей, с трудом разглядела девушку — и не смогла сдержать вскрика.
Алена лежала плоско и неподвижно, как мертвая. Одежда на ней застыла кроваво-грязной коркой, ноги были неудобно раскинуты. Но, услышав Нику, она вдруг застонала и повернула голову.
— Пить…
Ника метнулась к лестнице:
— Чего застыли? — накинулась она на парней. — Немедленно принесите воды! — Потом посмотрела на Коляна. — Она живая…
Алена в углу снова тихо застонала. Ника бегом вернулась обратно:
— Сейчас, подожди, они принесут…
— Кто принесет? — хрипло спросила девушка. — Кто здесь?
— Колька. Ты не бойся, сейчас что-нибудь придумаем, вытащим тебя…
Алена открыла мутные глаза. Узнала Нику, но не удивилась.
— А где… привидение? — Увидев неподвижный силуэт на вершине кучи, поделилась тем, что и вправду было странным: — Представь, он так и сидит с утра…
— Как ты с ним общаешься? — Пока парни ищут воду, пострадавшую все равно надо отвлечь. — Ты умеешь ими управлять?!
— Да никогда… я ничего такого… не умела! — Алена говорила с видимым трудом. — Не знаю…
— Здесь они, наверху!
Ника вздрогнула. Она как-то забыла о спасателях, которым пришлось искать это место дольше, — потому что их не вел Колян. Но рано или поздно они должны были прийти.
— Не ходите сюда! — крикнула она. — Нет никакой опасности. Мы справимся.
— Кто это такой смелый? — иронически осведомились внизу. Потом голос стал строже: — И что вы там делаете?!
— Мы… живем в этом доме, — соврала Ника. Кто-то другой ей ответил:
— Так и поверили.
Она вздрогнула от этого голоса — знакомого, насмешливого. Недоверчиво переспросила:
— Тоник?!
Алена аж подпрыгнула. Панически зашептала:
— Он меня сдаст… ой, мама-а-а…
— Ника?! — Голос сразу перестал быть насмешливым.
Он взлетел по стремянке на одном дыхании.
— Ты что тут делаешь?!
Призрак стремительно растаял — он становился все прозрачнее, пока не исчез совсем. Но Тоник не обратил на него внимания. Он увидел Алену и склонился над ней. Бегло осмотрел, обернулся к своим, которые вслед за ним поднялись в комнату:
— Доктора надо срочно. Дайте кто-нибудь воды.
Один из спасателей протянул ему фляжку. Алена вцепилась в нее — и жадно глотала воду, пока не подавилась.
Колян и Серега появились самыми последними. Они хотели уйти, но один из спасателей задержал их:
— Вы тоже тут жили?
— Да, — со страху ляпнул Колян, а Серега одновременно решительно заявил: — Нет.
Толстый доктор, пыхтя, перелез через кучу. Ощупал неподвижную Алену, вкатил ей какой-то укол… и вдруг Иван Мартынов, который до того молча и внимательно вглядывался в девушку, спросил:
— Тебя случайно милиция не разыскивает?! За покушение на их сотрудника?
Кто-то хохотнул:
— …За сопротивление при изнасиловании?
— Ночью мы тебя на крыше искали, — вспомнил окончательно Иван.
Алена молчала, пораженная. Вот так, добегалась. Потом с трудом выдавила:
— А не все ли равно? У меня сломана спина, разве с этим помещают в СИЗО?!
— Не знаю насчет спины, — серьезно ответил доктор. — Может, и в самом деле все равно.
— Только мы не отдадим ее ментам. — Тоник почему-то был рад, что так получилось. Почему? И сам не мог понять… — Она нам нужнее. Этот призрак, из-за которого нас сюда вызвали, буквально по-настоящему звал на помощь. Он просил помощи для нее!
— Да ну? — усомнился кто-то. — А, кроме тебя, кто-нибудь слышал?!
— Я слышала, — подняла голову Ника.
— Именно поэтому мы сюда и приехали, — сообщил из дальнего угла Сергей. — Она услышала…
И осекся. Тоник смотрел прямо на него. Пристально, холодно.
Серега попятился и чуть не сыграл в люк — Колян его придержал. Так и застыл он на самом краю, не способный и слова вымолвить, будто загипнотизированный…
Все остальные тоже успели забыть об их присутствии. Теперь же Мартынов спросил:
— А это еще кто такие?
— Они уже находились здесь, когда мы приехали, — ответил Тоник. — Вот этот, мелкий, приятель потерпевшей, но его, насколько я знаю, никто не разыскивает.
— Как же призрак их не уничтожил? — поразился кто-то из спасателей.
— Потому что это — не совсем обыкновенный призрак, — ответил Тоник. — Он как бы из другого мира. Ну я не знаю, как объяснить.
— И не пытайся, — усмехнулся Иван. — Они действительно будто из другого мира, лучше не скажешь. Я раньше видел только одного такого же. Люди тоже бывают такие странные… — Он почему-то посмотрел на Нику.
Сергей перевел дух. Похоже, про него опять забыли.
— Ладно. Теперь давайте, идите вниз, — распорядился Иван. — Нечего тут смотреть.
— Вы куда ее повезете? — осмелился спросить Коля.
— У нас своя больница, — разъяснил доктор. — Если у нее есть родственники, ты им сообщи.
— А потом?
— Ну… посмотрим. Если она в самом деле заставила привидение просить о помощи…
— Я не заставляла, — с трудом выдавила Алена.
— Ты много чего о себе не знаешь, — усмехнулся Тоник. — У тебя, похоже, настоящий талант.
Ее аккуратно переместили на носилки и понесли к лестнице.
— Подождите секундочку…
Коля поравнялся с ее лицом и, наклонившись, тихо прошептал:
— Сейчас будем выходить — ты, наверное, увидишь ментов. — Алена вздрогнула. — Это не по твою душу. Просто час назад в кафе напротив этого места убили Мишаню. Его больше нет — а ты останешься жить.
Она молча смотрела на него блестящими от слез глазами.
— На нем был крестик, тот самый. И доллары по всем карманам. Видишь, они принесли ему смерть.
— Хватит шептаться, — сказал Иван. — Парень, если хочешь, ты навести ее в больнице. Тебя пустят.
— Приходи… — прошептала ему Алена.
Носилки закрепили на веревках и аккуратно опустили на второй этаж.
— А с тобой, — Тоник неожиданно оглянулся на побледневшего Сергея, — с тобой мы еще поговорим…
35
За распахнутыми окнами шумел парк. Легкий ветерок шевелил листья, касался лица, и Алене казалось, что она — посреди кладбища. Наверное, давно умерла, но еще этого не осознала…
Издалека долетели детские голоса, разрушив печальную иллюзию. Девушка открыла глаза и нетерпеливо нажала на звонок. Через минуту пришла медсестра.
— Больно. Сделайте укол, — попросила Алена.
— Рано. Потерпи.
Ее довольно долго обследовали. Алена устала от бесконечных процедур, анализов, лекарств. С ней все время что-то пытались сделать — но лучше не становилось. Ее несколько раз оперировали. Перед каждой операцией, засыпая под наркозом, она боялась, что больше не проснется, — а просыпаясь, мучилась от страшной боли. Когда боль отступала, оказывалось, что она по-прежнему неплохо может двигать руками и головой, но вовсе не чувствует ног.
Вчера врач сообщил, что больше ничего сделать нельзя.
Эта новость не повергла Алену в шок. Она догадывалась, что остаток жизни проведет в инвалидном кресле, глядя на мир из окна какого-нибудь приюта. Она вообще ощущала себя другим человеком, с тех пор как провела полсуток на грани смерти. Словно выключили ее.
То, что так занимало Алену раньше, вдруг утратило смысл. Деньги, золото, красивые наряды — оказалось таким никчемным теперь, в новой жизни. Прежние желания и навыки оказались бесполезными, глупыми. Алена усмехалась, глядя в потолок, и молчала. Изредка звала медсестру, чтобы та сделала обезболивающий укол, — тогда она засыпала, и в сладких, неспешных снах все было как раньше.
Несколько раз к ней заходил Колян. Его пускали ненадолго и быстро выгоняли. Коля смущенно бормотал бодрые пожелания, оставлял передачку и уходил. Только вчера ему разрешили посидеть подольше.
Он устроился рядом и налил ей в стакан сока. Алена следила за его действиями — такими ловкими по сравнению с ее медленными и неуклюжими движениями…
— Откуда у тебя деньги на эти фрукты и соки? — задала она давно назревший вопрос.
— Это Ника, — охотно ответил Колян. — Она меня собирала. Тебе привет передала. Сама хотела зайти, но не может — к какому-то конкурсу готовится. Музыкальному… Но они придут, обязательно.
«Тоник тоже ни разу не зашел», — с легкой обидой подумала Алена и поинтересовалась:
— Ты где теперь?
— Я работу ищу, чтобы с жильем. Дворником хочу устроиться, — вздохнул он. — Помнишь ту квартиру, где ты меня разбудила? Ну, в последний вечер? Я там раньше часто отдыхал. Папашка Мишани ее закрыл. Опечатал, дверь забил — не войдешь. Он, говорят, совсем озверел… Так что я снова остался без жилья. Пока что у Ники с Серегой ночую, но скоро обязательно найду работу. Хватит с меня приключений…
«Если у тебя получится, — подумала Алена. — Ты и раньше не хотел воровать, но жизнь заставила».
— У них в яхт-клубе весело, народу много. Вот что они зимой будут делать — ума не приложу. Ничего, зимой я их к себе пущу. Знаешь, сейчас много где можно найти работу с жильем. Да только я необразованный, несовершеннолетний и судимый. Но дворником-то меня возьмут?
«А вот меня уже никуда не возьмут», — думала Алена, и ей хотелось плакать. Колька, пусть нищий, неустроенный, голодный — выглядел в сотню раз счастливее нее!
В дверь заглянула строгая санитарка, и Колян поднялся с кровати — пора было уходить.
— Ты держись, — на прощание сказал он Алене. — Я тебя не брошу! Я тебе помогу…
Когда он ушел, в комнате еще долго стоял запах сигарет и одеколона. Колян никогда не пользовался одеколоном — поди, стащил у Сереги. Алена лежала с закрытыми глазами и представляла, что друг еще здесь. Как так получилось, что мелкий, робкий и тихий пацан, который и в приятели-то не годился, нос не дорос, — вдруг стал ей самым близким человеком? А она им когда-то распоряжалась: пойди в магазин, прибери квартиру… Сейчас, если бы не он, Алена, наверное, покончила бы с собой.
Когда в очередной раз хлопнула входная дверь, она даже не открыла глаз. Зачем? Наверное, принесли ужин или какие-нибудь таблетки. Но вошедший вежливо спросил:
— Не помешаю? — и присел на стул рядом с кроватью.
Алена сразу проснулась:
— Тоник?!
Его она не ждала. Если Колян был близким и родным человеком, то Антон оставался непостижимым, далеким, но почему-то очень желанным. Он был строгим с нею в последние встречи — а поначалу так просто воспользовался глупой девчонкой в своих целях… но чем-то зацепил ее. Потому у Алены громко застучало сердце, когда она увидела Тоника перед собой.
— Скучаешь?!
Он принес откуда-то стеклянную банку, набрал в нее воды и поставил перед Аленой большой букет ромашек. Она продолжала молчать. «Прав был Колян, — тревожно подумал Тоник. — Она бледная, погасшая, совершенно не похожая на себя… надо что-то делать».
— Говорят, спишь целыми днями. Ты, конечно, отсыпайся, пользуйся передышкой, но недолго тебе осталось скучать. Для начала скажу врачу, чтобы отменил обезболивающие…
— Я без них не могу, — не выдержала Алена. Ее как прорвало. — И вообще, какая разница, сплю я или еще что делаю? Кому какое дело?! Я теперь инвалид, могу лежать сколько хочу, и даже намного больше…
Он внимательно выслушал ее длинную тираду. Прошелся по комнате, повернулся к ней:
— Здесь ты ошибаешься. Если бы ты была инвалидом и все такое, лежала бы сейчас в простой муниципальной больнице. Тебя бы никто не стал держать у нас. Сама видишь, тут не для простых смертных.
Алена видела. Отдельная палата с телевизором, душем, которым она пока не могла пользоваться, и прочими благами; хорошее питание, внимательный персонал. И одновременно — частые ночные тревоги, буйные больные, которых проводили мимо ее палаты, — от их криков у Алены замирала кровь в жилах, — каталки, на которых провозили людей, с головой укрытых простыней, — чуть не каждый день… Она приподнялась:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

загрузка...