ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Ох, Кольку не надо было с ними отпускать, — встрепенулся Саша. Он хорошо помнил, как вытянулось лицо у пацана, когда он впервые узнал, что будет приманивать своим телом терпилу-извращенца. Наверняка все сделает, чтобы в нужное время оказаться где-нибудь в другом месте…
— Поздняк метаться, — лениво ответила Алена, думая о чем-то своем.
Словно стена выросла между ними. Алена поняла, что Сашина любовь и покровительство очень легко перейдет в ненависть, если что….
Теперь, когда нависла опасность, ей захотелось вообще покинуть группировку. Что ее с ними связывает? Даже не обязательно уезжать из Питера: она знает, где эти люди обычно бывают, и все сделает, чтобы никогда с ними не встречаться. Сразу после этого последнего дела Алена заберет деньги — только ее и видели. К счастью, она хранит свою долю не дома, чтобы жадные волки — приятели Мишани — не сперли, а то потом никому ничего не докажешь… Значит, надо отделиться от стаи товарищей раньше, чем они займутся с ней выяснением отношений, и исчезнуть из их жизни — навсегда…

* * *
Коля вывалился на улицу из подъезда вслед за Мишаней и остальными. Он знал, куда направляется компания: разбираться с тем парнем, который вчера так уделал их главарей. Колян при драке не присутствовал, но знал о событиях из рассказов приятелей. Кто-то из них видел утром этого типа: он пришел в известный бомжатник на бывшем Московском вокзале и свалился спать. Если не проснулся, он наверняка еще там, а они идут его бить. Нельзя оставлять безнаказанными такие вещи, которые он себе позволил…
Нормальный парень, сумел грамотно постоять за себя. Коля вовсе не хотел его бить, да еще толпой. Почему ему вечно надо делать то, чего не хочется?!
— Пришли, — негромко сообщил Мишаня.
Они стояли перед входом в здание вокзала. За спиной на все лады гудела автомобильная пробка, над асфальтом висел раскаленный смог — а впереди была тенистая тишина гулкого и пустого помещения. Мишаня покрепче сжал в здоровой руке бейсбольную биту и первым вошел под его своды. За ним ввалилась вся толпа. Последним шагнул Колян. Он действительно не хотел в этом участвовать…
Немногочисленных обитателей бывшего зала ожидания при виде вооруженной компании молодежи словно ветром сдуло. Теперь здесь совсем пусто — только ветер шевелит какие-то бумажки на полу. И никто сюда не придет.
Тоник даже не проснулся. В свете тусклых ламп его лицо казалось мертвенно-бледным. Трехдневная щетина, темные круги под глазами.
Мишаня ткнул его ногой:
— Подъем! Не спать!
Он среагировал мгновенно. Мишаня оказался не готов: он рассчитывал, что, проснувшись, старый знакомый будет пялиться на них с идиотски-изумленным видом, типа, а вы-то откуда взялись?! Но Тоник сразу вскочил с кресла и одним прыжком перемахнул его, оказавшись позади ряда. По пути задел ногой загипсованную руку, но Мишаня лишь громко выругался: дома он себе вкатил такую дозу обезболивающего, что хватит надолго.
Зато помощники тоже оказались не промах. Вопя и матерясь, они налетели все разом, свалили злосчастные кресла, смяли попытавшегося отступить Тоника, прижав его к полу и пару раз дали по ребрам, чтобы не слишком сопротивлялся. Антон ясно сознавал: если он сейчас не вырвется, его просто убьют. Он увернулся от очередного удара, кому-то заехал подошвой по губе, брызнула кровь. Непреходящая усталость после экспериментов с призраками и нескольких бессонных ночей не давала даже как следует разозлиться. Он сопротивлялся больше по привычке.
— Не уйдешь!!! — Мишаня раскидал своих, как котят, и замахнулся битой. Тоник рванул на себя старенькое сиденье, оно с треском отделилось от ряда и приняло на себя удар, как щит. Не успеть подняться… он врезал Мишане снизу — ребром кресла по голени, но тот тоже умудрился отбиться. Тогда кто-то сбоку шарахнул Тоника по виску…
— Шухер! — заорал самый мелкий из компании, оставленный у входа.
Это могла быть какая-нибудь нищенка или, например, менты. Они иногда заходят сюда. Мелкий уже летел мимо них, намереваясь выскочить на платформу. Мишаня здоровой рукой сгреб за шиворот Тоника, явно пребывающего в нокдауне.
— Быстро — за ним!
Вошедшие в зал ханурики, возжелавшие выпить после удачного утреннего сбора бутылок, с изумлением глядели вслед толпе молодых оболтусов, вырвавшихся на перрон сквозь непрозрачные от грязи стеклянные двери.
— Обалдели, — не повышая голоса, заметил один. — Там даже днем нехорошо.
— Днем — ничего страшного, — ответил другой, неторопливо отвинчивая крышку с бутылки. — Главное — на пути не лезть, но это все знают.
Дверь открылась еще раз, и за толпой вышел призрак — почти невидимый в дневном свете.
— Господи, помилуй, — пробормотал кто-то из пьяниц.
Кому-то из парней оттуда не вернуться…
17
Саша нервничал — Мишаня и остальные задерживались. Бог с ним, с Мишаней, — ему был нужен Колян. Или любой другой из малолеток. Потому что без приманки сегодняшнее дело срывалось.
Алена тихо сидела рядом на диване, читая случайно оказавшуюся в доме очень старую газету. Саша глазел на нее с изумлением — он впервые воочию убедился, что эта девушка вообще умеет читать. Что с ней такое происходит?! Неужели действительно любовь?
Неизвестно, куда пропал Мишаня. Возможно, он все-таки нашел этого Антона. Возможно, он даже убьет его. И тогда Алена останется с ними…
— А если они не придут, пойдем завтра? — спросила девушка.
— Нет, я кое с кем договорился. И вообще, завтра — плохо, потому что воскресенье. В понедельник утром — на работу. Наш клиент может остаться дома.
— А девочки его не интересуют? — на всякий случай поинтересовалась Алена. Уж очень хотелось ей денег. И… чтобы Саша перестал на нее крыситься. Пусть бы все стало как раньше.
Саша смерил ее оценивающим взглядом. Потом ответил:
— Оденься красиво. Мы все равно пойдем, даже без них. Попробуем с тобой. Кто-то говорил, что девочек он тоже любит.
Двое его приятелей, Юрик и Славик, прозябали на кухне. Услышав про план с Аленой в главной роли, Славик недоверчиво хмыкнул:
— Ну, девчонки… если он педик, то терпеть не может девчонок. Может, его попробовать в качестве приманки? — Он указал на своего приятеля.
— Скорее тебя, — ухмыльнулся Саша.
Он был прав: Славик, более субтильный и лучше сохранившийся, чем Юрик, худо-бедно мог сойти за малолетку. Все так же гадко ухмыляясь, Саша крикнул Алене:
— Сама оденься и еще этого загримируй. Уж на кого-то одного из вас он наверняка клюнет.
Парень задохнулся от возмущения, но промолчал.
Алена, спиной к ним, торопливо рылась в шкафу. На диван летели вещи: яркие топики, обтягивающие брючки, маленькие юбочки… Саша поднял руки:
— Нет, нет и нет. Это очень стандартный ход. Увидев девку-проститутку, он точно захочет мальчика…
Алена замерла с полупрозрачной блузкой в руках. Она не знала, обижаться ли на то, что в своей обычной одежде она, оказывается, похожа на проститутку. Растерянно спросила:
— А что тогда надеть?
— Попытайся… — Саша старательно подбирал слова. — Ну… одеться как Ника. Проще, понимаешь? И… чтоб стильно. Может, юбку?
— Дурацкая какая-то. Наверное, не моя!
Тем не менее она натянула длинную прямую юбку и вопросительно посмотрела на парней. Слава не выдержал, рассмеялся. Юбка была слишком широка: она едва удерживалась на худых Аленкиных бедрах, а из-под подола с разрезом торчали ножки, сразу ставшие тощими и кривоватыми.
— Ну вас на фиг… — разозлилась девушка.
— Подожди, — Саша уже отодвинул ее от шкафа и сам погрузился в его недра. — Вот, это платье.
Белое платье, действительно простое. Алена даже не помнила, когда она такое покупала. Молча влезла в непривычный наряд, и Саша пришел в восторг:
— Вот где собака зарыта! А волосы заплети в косу… угу… а ты, — он обернулся к Славе. — Ты как раз надень ее джинсы, вот эти, со стразами. Тебе пойдет.
Славик перестал смеяться и замер посреди комнаты с джинсами в руках. Он не мог и слова сказать — только то краснел, то бледнел.
— Надевай, — Алена поддержала Сашу. — Сейчас я тебя накрашу… да не парься ты, это просто маскарад.
Они ждали до последнего, из дома вышли около десяти часов вечера. Даже спускаясь в метро, поглядывали по сторонам. Но Мишани и иже с ним след простыл.
В Катькином садике, в небольшом закутке, окруженном со всех сторон кустами, Саню, его подручных и Алену поджидали несколько молодых людей. Они поздоровались, а потом бритоголовый субъект в кожаной куртке не по сезону протянул Саше небольшой сверток в полиэтиленовом пакете:
— Вот, как договаривались.
Саша развернул обертку. Субъект было дернулся к нему, но усилием воли остался стоять на месте. Только посоветовал:
— Если менты — скидывай сразу, на нем, между прочим, убийство.
— Да нам так, припугнуть только, — небрежно отмахнулся Саня. — Стрелять, я думаю, не придется.
Алена сунулась к нему и увидела, что Саша держит обрез. Аккуратно сделанный, но с темной потертой рукояткой, видимо, много раз бывший в употреблении. Робко спросила:
— Это от чего?
— Винтовка Мосина, — кратко ответил он. — Образца 1930 года.
— Такая древность?!
— Эхо войны, — ответил парень фразой из известного фильма и беззубо улыбнулся Алене.
Поговорили еще минуту, затем продавцы ушли, а они снова остались вчетвером. Саша удовлетворенно повернулся к остальным:
— Пора!
Алена бросила взгляд направо-налево — клиент пока что не пришел.
— Работаете одновременно, — лаконично, не глядя на подчиненных, принялся объяснять Саша. — Ты, подруга, конечно, выглядишь здесь противоестественно, но вдруг он и вправду любит заодно маленьких девочек?! Нам он нужен, на кого-то из вас обязательно должен запасть. Кому повезет, пойдет с ним. Второй присоединяется к нам; раз этот гад, мой помощничек, где-то развлекается, будем работать вчетвером. Потом «приманка» незаметно откроет нам дверь — и дальше все сделаем вместе.
Такой план проникновения в жилище почти не страдал изъянами. Единственно, если клиент накинется на «снятого», едва войдя в квартиру… Алене совсем не хотелось рисковать, но, успокаивала она себя, скорее всего, он «снимет» Славку!
Они вышли к памятнику Екатерине II, Саша уселся на скамейку, шепнув «наживкам»:
— Гуляйте здесь. Его еще нет. Когда он появится, мы встанем и пойдем за пивом.
Алена отделилась от Славика. Выпрямилась, откинула назад голову, вздернув подбородок, отчего ее тонкая фигура приобрела почти балетную осанку. В белом платье, с толстой льняной косой — она выделялась из толпы своим романтично-необычным видом. Подошла поближе к дому, шагнула на газон и задумчиво остановилась, опустив скромный взор.
Сашино сердце дрогнуло: такой он Алену не видел никогда. Все-таки она — действительно необыкновенная девчонка… хотя за ангельской внешностью скрывается алчное, безжалостное существо. Кругом, несмотря на вечер, полно народу, и многие так же, как он сам, уставились на Алену. Как бы ее не увели раньше, чем придет клиент…
Увлекшись, они чуть его не прозевали. В парк вошел подвижный дядечка с розовыми щечками, похожий на иностранца-пенсионера. Оглянулся по сторонам, медленно пошел в их сторону. Саша наконец-то отвел от Алены жадный взгляд (думал, она ничего не замечает?!), зевнул, вскочил, очень правдоподобно зашатался и взвыл на всю улицу:
— Э-эй, Юран, а не сходить ли нам за пивом?!
Жертва удивленно посмотрела на молодых людей. Парни старательно изображали пьяную парочку, и Алена чертыхнулась про себя, поняв, что они привлекают к себе слишком много внимания. Запомнятся.
Тем временем она продолжала стоять на газоне, надменно посматривая по сторонам. Толстячок случайно повернулся в ее сторону. Лишь робкая, мимолетная улыбка, лишь один пойманный взгляд — и больше ничего не надо… Славик может хоть из кожи вон вылезти, старательно виляя обтянутым джинсиками задом, — ему далеко до такого класса. Дело сделано, рыбка попалась в сети…
Он увидел Алену и обмер. Застыл как соляной столб. Чувствуя, что процесс пошел, обольстительница нежно улыбнулась — только ему, любимому. Потом снова потупилась, очаровательно покраснев. На самом деле, она едва сдерживалась, чтобы не рассмеяться.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

загрузка...