ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Пока что — впереди всех.
— Это наш ветер, — прокомментировал Серега. — Нас сейчас не всякая моторка догонит.
Стартовало в их группе не менее двадцати яхт — и теперь они стремительно настигали предыдущую группу. К первому повороту — оранжевому бую, напоминающему фигу, — подошли плотной кучей. Тут начиналась жесткая борьба. Прямо под боком у «Иллюзии» кто-то возмущенно заорал, требуя уступить дорогу. Сергей судорожно дернулся, но тут же успокоился: кричали не им, а яхте класса ЛЭС-35 с гордым названием «Россия», прямо-таки врубившейся между двумя лодками поменьше, чтобы обогнуть буй. Капитан меланхолично ответил: «А мне по…» Лодки с сухим стуком столкнулись, мат, крики были слышны, наверное, в Питере. К ним уже спешил один из маленьких катеров. Сейчас кое-кому будет плохо…
— К повороту… — скомандовал Серега.
Они обогнули буй достаточно далеко, чтобы не влезть в образовавшийся затор. А «Чайка» рискнула вклиниться между аварийными яхтами и буем — и вылезла вперед.
— Поворот фордевинд.
Серега сам ухватился за шкоты, притягивая к себе грот. Но он все равно полетел слишком быстро, низко над головами просвистел гик. Ника вцепилась в шкот и чуть в очередной раз не вылетела из кокпита, но лодка нормально удержалась на курсе. Сергей нервно вздохнул и чуть привел яхту, набирая ход. Полувопросительно пробормотал:
— Как насчет спинакера?
— Давай. Только я не очень умею…
Если уж все равно гоняются, то надо все использовать. Сергей привстал:
— Да мы же ставили на тренировках…
— Всего лишь один раз!
— Ладно, попробуем еще раз. А где он? Ты нашла?
Она достала его, задумалась. Действительно, похоже, забыла, что нужно делать. Серега понял, что время уходит… он решительно подозвал Нику, передал ей руль, не слушая возражений, и кинулся на нос. В считанные секунды завел брасы и фал. Большой круглый сине-желтый парус вылетел из мешка и пузырем надулся впереди яхты.
Удерживать его было тяжело: он тянул яхту, как парашют. «Чайка», пока на «Иллюзии» возились со спинакером, ушла вперед. А с наветренной стороны их обогнали еще две яхты, «Ассоль» и «Барбара». Плохо. Серега попытался поиграть спинакером и не мог понять, чего ему не хватает.
Никто не заметил, как проскочили три мили по прямой. Вот огромный красный буй, почти сразу за ним — скалистая мель, здесь надо повернуть быстро и четко, иначе…
— К повороту, — прищурившись, процедил Сергей. — Готовься рубить спинакер и поднимать стаксель.
Он перехватил брасы. Ника вылетела на нос. Ей, не такой уж и слабой, но неумелой, в одиночку было трудно совладать с обезумевшим на сильном ветру спинакером, и потому она замешкалась в повороте. Сбив парус, судорожно собрала его, стремящийся улететь в воду, пока Серега не завопил, перекрывая шум ветра:
— Стаксель, блин!!!
Она дернула стаксель-фал. Белый треугольник послушно взлетел. Вдвоем даже на небольшой лодке очень тяжело, а особенно если матрос ничего не умеет…
Волна сбила Нику с ног, уронила на колени. Она схватилась за леера. Связала, наконец, мокрый спинакер и только потом вернулась в кокпит, мокрая с ног до головы. Поморщилась: лишь теперь заметила, что здорово ушибла колено. Ничего… взяла у Сережи шкот и огляделась.
Пока они мучились с перестановкой парусов, более опытные экипажи, конечно, выиграли время. Вперед, все дальше отрывались «Чайка», «Барбара», «Ассоль» и еще две какие-то яхты, а сбоку их тоже кто-то догонял. Немного же совсем до финиша осталось!
Полный галфвинд. Если идти острее, то можно выйти на ветер, но потерять время. Серега больше никому не даст себя обойти. Поднявшаяся волна, несколько не совпадавшая с ветром, им помогала — «Иллюзия» взобралась на ее гребень, и теперь Серега пытался удержаться на нем, увеличивая ход. На последний знак он выскочил уже четвертым.
— Финишная прямая! — крикнула Ника.
«Чайка» и «Ассоль» идут впереди, а «Барбару» они то чуть догонят и поравняются, то отстанут. Если ничего не случится, могут быть четвертыми или даже третьими — из двух десятков лодок! Еще чуть-чуть… Рука Сергея судорожно сжала руль. Ника умоляющими глазами смотрела в парус. Не видела, как яхта «Аля» сзади вдруг пошла быстрее и начала потихоньку догонять их. Полкорпуса… Серега заметил это и повернул руль на себя, уваливая «Иллюзию». Закон физики сделал свое дело, и она тоже побежала быстрее, поравнявшись, наконец, с «Барбарой».
— Буй! — не своим голосом взвыла Ника. — Сейчас проскочим!
— Вижу.
Главное — спокойно. Ника пыталась не мешать Сереге, хотя ей казалось, что он не впишется… Он чуть вильнул на финише, пройдя в нескольких сантиметрах от финишного буя. По инерции пролетел еще метров десять, потом оглянулся. «Чайка» травила паруса. «Аля» разворачивалась. Ну, она-то точно не догнала «Иллюзию», хотя и могла.
— Так какие мы, четвертые или третьи? — растерянно спросила Ника.
— Точно не первые, — усмехнулся Сергей.
Тут капитан «Чайки» крикнул:
— Поздравляю с призовым местом!
— И вас, — ответил Серега. — С победой.
Он развернулся в пятнадцати метрах от спасательного катера и не торопясь повел яхту в сторону клуба. Радость победы кружила ему голову. Еще бы: первая его гонка — и сразу третье место!
— Давай еще по пятьдесят капель! — предложил он Нике.
— Ну… — Она задумалась, но радость победы пересилила, и девушка широко улыбнулась: — Так и быть! Надо Кольку научить, втроем будет легче.
«Действительно, надо, — подумал Серега. — Здоровый, сильный пацан. У нас неплохой экипаж может получиться».
Ника подняла стаканчик:
— За нас…
37
Тоник с изумлением смотрел стартовый протокол. Действительно, на третьем месте — яхта «Иллюзия», из клуба ВМФ. Может быть, все это действительно иллюзия, а капитан — никакой не Серега, и девчонка рядом с ним — не Ника. Только уж очень знакомым был надменный профиль капитана-призера; и как всегда прямо, будто балерина, сидела на борту девушка, и порывистый ветер развевал ее спутанные рыжие волосы…
Он отдыхал на судейском катере, как будто бы обеспечивая безопасность гонки. Приятели спокойно жарились на солнышке, наблюдали за разгоревшимися страстями, делали ставки и принимали протесты. Тоник смотрел на гоняющиеся яхты с немалой завистью — больше всего ему хотелось оказаться на одной из них… посоревноваться с тем же Серегой. «Я бы ему проиграл», — грустно констатировал он. Серега, несмотря на все свои недостатки, гонщик от Бога.
Тонику очень хотелось все бросить и поехать в яхт-клуб — к ним. Он не видел ни Нику, ни Сергея с того самого дня, как отыскали Алену. Каждые новые сутки встречал на работе: он и не представлял, какая тяжелая в городе ситуация с призраками. Многие, тот же Иван Мартынов, помнили время, когда у спасателей было три-четыре вызова за день, — и это считалось очень много. Теперь они возвращались в свой особняк только спать. Привидения неожиданно появлялись то в одном месте, то в другом, становились все опаснее и разнообразнее… спасатели хорошо видели, что положение ухудшается, но пока что могли противопоставить порождениям пустоты только свои скромные силы. Никто не знал, как избавиться от нечисти, — но, если этого не сделать, года через три от Питера останутся одни могилки.
Тоник уже давно утратил всякий страх перед призраками. С каждым выездом он действовал все увереннее, все решительнее вмешивался в ход событий… Он знал, что рано или поздно научится по-настоящему уничтожать их, — только бы успеть. И еще он знал твердо: поняв нечто очень важное про призраков, он найдет дорогу домой.
Сегодня им в первый раз за несколько недель устроили что-то вроде отдыха — до самого завтрашнего утра. Судейский катер никуда не торопился, и Антон с трудом дождался возвращения в город.
Больше всего ему хотелось увидеть Нику. Сначала надо добраться до их яхт-клуба и по пути еще купить ей цветов…
Когда кондуктор безжизненно прохрипел: «Шкиперский проток!» — и троллейбус затормозил, Тоник забыл про цветы. Он вышел, остановился, не решаясь идти дальше. И почти сразу понял, что никуда идти не придется.
Прямо перед ним, на высокой платформе, окруженной причудливо натянутыми декоративными цепями, возносился над заливом и над улицей открытый зал небольшого ресторанчика, построенный уже после того, как Антон подвозил сюда Нику. Очень удачное местоположение: отсюда открывался вид на залив, кроншпицы у фарватера и яхт-клуб. Оттого пейзаж показался ошеломленному Тонику совсем уж чуждым: увешанный фонариками зал ресторана, яхт-клуб как на картинке — огромный, ухоженный, яхты стоят белые, красивые, оборудованные всем необходимым, как он сам сегодня убедился на гонках. Понятно, почему Серега, не привычный к такому изобилию, способный гоняться даже на старых, дырявых и страшненьких парусах, сразу занял призовое место.
А в зале под причудливым деревянным навесом гуляют яхтсмены. Многих Антон узнал: видел сегодня. И среди них — разумеется, Сергей. Один, без Ники. Физиономия красная, довольная, сейчас он скажет очередной тост.
Если не подавится. Тоник взбежал по ступенькам на площадку и сел за столик. Сразу материализовался официант и предложил меню. Что же, есть повод гулять!
— …И бутылочку шампанского тому, красномордому, — ухмыльнулся Антон. — Типа, от нашего столика — их столику.
Сергей увидел его почти сразу. Улыбочка медленно, как в мультике, сбежала с лица, глаза округлились. Он не ожидал…
Обреченно опустился на стул. Сердце стучало где-то в висках, и почему-то опять проснулся страх смерти. Потом собрался с духом и на дрожащих ногах подошел к Тонику:
— Ну… здравствуй…
Не убьет же он Серегу прямо сейчас. Хотя кто его знает?
— А где Евгения? — не здороваясь, поинтересовался Тоник.
Сергей оглянулся на своих друзей. Черт, а он-то все думает: чего не хватает на его празднике жизни.
— Она в клубе осталась! — Он старался, чтобы голос звучал радостно и спокойно. — На яхте! Устала, да и выпивать она не любит, ты же знаешь.
Тоник молчал. Принесли заказ, он кивком головы поблагодарил официанта. Ника — в клубе. А Серега… Серега какой-то необычный. Тоник не может понять, в чем дело. А может, просто не знает, как с ним поступить, — после всего случившегося. Дать в морду?! Банально и поздно как-то…
— Она на твоей яхте?
— Не уверен, — Серега заискивающе глянул на Тоника. — Посиди с нами, скоро пойдем, все вместе. Видишь, победу отмечаем, я сегодня победил! — Он снова обрел уверенность. — Присоединяйся!
— Не победу, а третье место в классе, — невозмутимо поправил Антон.
— А ты откуда знаешь?!
Он не ответил, скомандовал:
— Закругляйся. Пора возвращаться. Покажешь свое корыто, я хочу пообщаться с Женькой.
Сергей почувствовал некоторое облегчение: раз не убил сразу — навряд ли вспомнит потом.
— А ты чем теперь занимаешься? — полюбопытствовал он.
— Тем же, что и там, — сухо ответил Тоник.
— И… призраками?! — Серега оживился. Кто-то притащил его рюмку, поставил на стол, и он тут же налил себе водки.
— В основном ими. — Тоник снова отпил из бокала, прищурился, как-то странно посмотрел на Сергея. — Я их изучаю…
Солнце слепит его глаза, отражается в них, он почти ничего не видит… но ему не нужно видеть, чтобы знать. И про самого Серегу… и про то, что где-то рядом опять находится привидение, личное проклятие, которому очень неуютно от его слов:
— Препарирую…
— Смотри, как бы тебя самого не препарировали. Страшно тут. Не просто беспокойно — у меня ощущение, что город — на грани уничтожения. — Серега вздохнул. — Или нервного срыва.
«Сижу и запросто разговариваю с человеком, который меня убил», — подумал Тоник. И вдруг с пугающей ясностью понял: он не будет мстить Сергею. Это бессмысленно. Серега скоро сам понемногу сдохнет…
Он еще не знает, что умирает. Но откуда это знает Тоник?!
Сообразив, что долго молчит, ядовито ответил:
— Это ты на грани нервного срыва, а не город. Потому что ты — трус. Ты до сих пор боишься всего на свете. Вставай, идем в яхт-клуб. Поможешь мне найти Женьку — и свободен. Потом пей тут хоть до беспамятства. Я заберу ее погулять… пока снова что-нибудь не произошло.
— Тогда все случайно получилось!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

загрузка...