ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

«Не подходить, а то!..» Он не успел ничего придумать, как почувствовал, что снова сработало! Призраки не двигаются, не приближаются, и уже не нужно особых усилий, чтобы их удерживать! И угрозы высказывать не обязательно — это даже глупо. Он их удерживает чем-то другим — таким, что и сам до конца не понимает. Более того, стоит немного нажать, и они исчезнут.
Что значит — нажать?! Тоник попытался усилием воли заставить их уйти, но ничего не произошло. Тогда он снова расслабился, медленно успокаиваясь, — и пространство вокруг тут же потускнело, будто бледный свет питался его эмоциями. Но вместе со светом гасли сами привидения — трудно было выразиться иначе. Они словно медленно таяли в воздухе, смешиваясь друг с другом, слабея, исчезая…
«Я сильнее вас, потому что я вас хоть немного понимаю, а вы меня — нет!»
Казалось, что прошло несколько секунд с начала их противостояния, и все получилось гораздо проще, чем в прошлый раз. Тоник медленно сел на пол. Он был весь мокрый, руки дрожали. Он не мог понять, рядом его страшный враг, или он тоже смылся. Зато работяга по-прежнему сидел за спиной и с кем-то вполголоса разговаривал. Странно, только что Тоник его вообще не слышал.
— Кто там с тобой? — рассеянно спросил он.
— Это я вас нашел, — отозвался незнакомый голос. — Давай выбираться, потому что четвертый наш парень остался у самого выхода. Больше ждать некого.
— Мы никого не ждем, — ровно сообщил Тоник. — Держите друг друга за руки, будем искать выход. Вперед!
Полная тьма. Ни одного порождения пустоты вокруг. Антон переложил фонарь в левую руку и вытянул правую, нащупывая стену, по которой сюда пришел. Шагнул вперед. Казалось, что идти необыкновенно легко, словно пол пляшет под ногами, подыгрывая, подталкивая его, а в темноте вспыхивают и гаснут зеленые огоньки. Может быть, все это ему только кажется? Но сзади топают и сопят двое работяг, молча идут за ним, бережно поддерживая под локти третьего, которого Тоник спасти не успел…
21
Самым странным Сереге казалось, что в этом мире нет мобильной связи. Вроде и дома она появилась совсем недавно, а ведь как быстро сделалась необходимым фоном жизни, атрибутом, без которого существовать стало невозможным. Трелей мобильников ему не хватало на улицах, жизнь выглядела неполноценной, и он почему-то полагал, что, будь у него телефон, он смог бы связаться с кем-то необходимым…
Много чего здесь не хватало. Тихий город, заброшенный, неухоженный. На маковках соборов и церквей позолота поблекла, а местами и вовсе слезла полностью…
Задумавшись, Сергей не заметил, что они с Никой забрели в какой-то парк. Он удивленно огляделся: вокруг в каменных чашах били маленькие чистые фонтаны, густые кроны деревьев защищали от солнечных лучей, бросая мерцающую тень на лицо его девушки. Зачем она таскает с собой эту скрипку? Белую, старую, беззвучную? Правда, где-то нашла для нее красивый футляр. Когда он спросил, Ника ответила:
— Это не скрипка, а альт. — Но больше ничего объяснять не стала.
Альт придавал ей интеллигентности и одухотворенности. Серега не уставал любоваться: да, Тоник много потерял…
— Посидим немного? — предложил он.
Ника присела на скамейку, пристроив скрипку на коленях. Сергей устроился рядом, обняв ее за плечи, но девушка отстранилась. Он слегка обиделся, но не подал виду. Уважительно потрогал футляр:
— Старинная?
— Не знаю, — ответила она. — Только футляр старинный. Но у этой скрипки очень хороший звук, просто изумительный! Такой, что дух захватывает. Понимаешь, когда она начинает звучать, словно переносишься в другой мир, где только море и звезды, где все свободны… а потом начинает создаваться история…
«Какой, на фиг, звук? — подумал Серега. — Деревяшка старая. Может, Женька спятила?» Но вслух поинтересовался:
— Хорошая история?
— Это зависит от того, что играешь. И… кто играет с тобой. — Она задумалась и вдруг выдала, совсем как раньше: — Если, например, в оркестре… и скрипач с утра принял сто грамм, а виолончелистка опять страдает от несчастной любви, тогда мне жаль всех, кто попал в эту историю!
— А скрипача с виолончелисткой тебе не жалко?
Словно мгновенный проблеск солнца из-за туч — но он тут же погас. Ника вздохнула и замолчала.
…Колян узнал ее издалека. Вот здорово! Сколько сил и времени до вчерашнего дня было потрачено на поиски Ники, как напрягали своих подручных и Саша, и Мишаня, как страдал их начальник от униженного самолюбия и бессонницы — а она спокойно сидит на скамеечке, в парке, болтает с каким-то левым мужиком!
Они же Коляна не замечали. Правильно: с парнем он вообще не знаком, а Ника, наверное, очень хочет их всех забыть. Чем ближе подходил Коля, тем меньше понимал зачем. Что он скажет Нике? Тем более, он тоже покинул Сашину компанию.
Она сняла с колен альт и бережно положила рядом с собой, на скамейку. Коля остановился. Ага… Да один этот кожаный расшитый футляр можно будет продать тысячи за две, купить себе еды… и куда сдать музыкальный инструмент, он тоже знает: цыгане в частном секторе берут на продажу все что угодно…
А стащить что-либо у бывшей подельницы, между прочим, не так опасно, как у незнакомого человека.
…Серега все время видел неторопливо идущего к ним молодого парня. Но не успел среагировать, когда этот парень вдруг подлетел, толкнул Нику, схватил ее альт и бросился бежать!
Девушка упала к нему в объятия и сразу вскочила на ноги.
— Ты не ушиблась? — встревожился Серега.
— Ничего. — Ее взгляд сфокусировался, и вдруг она закричала с неожиданным отчаянием: — Альт! Мой альт!!!
Парень с инструментом улепетывал со всех ног. Ника устремилась за ним, вырвавшись из Серегиных объятий. Уже на бегу выкрикнула:
— Побежали! За альтом!
Она никогда не любила заниматься спортом: разве что под парусом походить. Но развила такую скорость! Серега попытался быстро догнать свою мягкую, изящную подругу, а не получилось.
— Гони его, гони урода, сейчас он у нас сдохнет!!!
Азарт, глаза горят, дыхание и не думает сбиваться! Серега, с трудом поравнявшись с Никой, еле выдерживал ее темп. Он всегда считал, что бегает быстро, но теперь она легко и свободно держалась чуть впереди, и мало что не уставала, еще и кричала, и возмущалась, и размахивала руками!
— Ты что, мастер спорта по легкой атлетике?
— Не знаю, — выдохнула Ника, неотрывно глядя на их жертву. Парень, скорее всего, уже двадцать раз пожалел, что позарился на альт. Расстояние между ними значительно сократилось: он, имевший вначале нехилый отрыв, действительно начал «сдыхать». Как же он мог знать, что связался с талантищем, событием в мире современной классической музыки, спортсменкой и просто красавицей!!!
Дорогу им неожиданно перерезал милиционер:
— Стой! Куда бежим?
Серега открыл рот, хотел было возмутиться, но Ника вполне мирно ткнула пальцем вперед:
— Вон! Тот пролетарий! Стырил альт!!! Это скрипка такая.
— А-а-а… — Он потерял к ним всякий интерес. Нет чтобы помочь.
Парень услышал этот разговор и обернулся. Кто-то из прохожих тоже услышал и схватил его, остановившегося, за руку. Дядечка с пивным брюхом присоединился к задержанию и свалил подростка на асфальт. Тот заорал:
— Пустите! Больно!
Подлетели Серега с Никой. Она первым делом схватилась за футляр, но парень крепко прижал его к груди — видимо, с перепугу.
— Что же ты, гад, делаешь?! Взял бы сумку там, кошелек, а инструмент тебе зачем?! Тебе же его и не продать! — напустилась она на воришку.
— У тебя нет никакой сумки! — непосредственно заявил Колян. — Да забери ты свою дурацкую скрипку, истеричка! Я не продавать хотел, а учиться музыке!
В толпе засмеялись. Разгоряченная Ника залепила ему кулаком в лоб. Парень скандально заорал:
— Ты чего, дрянь, дерешься?
Вокруг шумела толпа, парень вопил, Ника вопила еще громче него. Серега зажал уши руками. Дядечка с пивным животом поставил воришку вертикально, довольно сообщил:
— А вот и мент. Сейчас сдадим тебя куда надо, в следующий раз не скоро на улице окажешься.
Все заоглядывались. Сергей посмотрел туда же и увидел, что давешний мент неторопливо приближается. А что, готовое раскрытие, граждане сами задержали, ему только оформить. Считай, «палку» срубил малой кровью…
От испуга воришка вывернулся из рук дядечки и вломился в толпу. Толстая дама некстати оказалась на его пути, перекрыв дорогу к свободе.
— Пусти, корова!!! — Он попер напрямик, неожиданно легко свалил толстуху с ног и пробежался по ней, как перепуганный лось. По прямой рванул убегать.
— Ой, альт! — ахнула Ника.
Предприимчивый парень по-прежнему прижимал футляр к груди. Да что же это такое?! Тоже мне, Янко-музыкант, подумал Сергей, снова бросаясь в погоню. Ника догнала его, но дыхание ее уже не было таким ровным, она пыхтела, как паровоз, устала, наверное, девушка все-таки. Но она все же вырвалась вперед и, возмущаясь громко, но на удивление цензурно, рванула за своей скрипочкой. Серега снова поднажал, пытаясь от нее не отставать.
После спринтерского рывка остальные люди остались далеко позади. Прохожие удивленно оборачивались на странную процессию: впереди, разбрызгивая редкие лужи и нежно прижимая к груди старинный футляр, улепетывал пролетарского вида молодой человек в мокрых и грязных кроссовках, за ним галопировала изящная парфетка, которую догонял целеустремленный красавчик с нехорошим выражением лица. Сильно отставая, молча, сотрясая асфальт, неслась гигантская тетка с растущим бланшем под левым глазом и пивной дядька, с интересом посматривающий на гигантскую тетку. И, наконец, приличная толпа народу, которая что-то орала и медленно редела. Некоторые думали, что это — флэш-моб…
Колян рванул через дорогу, чуть не попав под грузовик. Потом кошачьим прыжком взлетел на хлипкий забор вокруг какого-то очередного «дома с привидениями», перевалился на другую сторону и пропал из виду. Одержимая жаждой мести Ника резко тормознула перед препятствием. Обернулась к Сереге и скомандовала:
— Подсади.
Он быстро наклонился и уперся руками в коленки. Запоздало подумал, что надо было просто ее подбросить, но оказалось поздно… Эта чокнутая полезла ему на спину, прямо в своем изящном, узком, только что купленном платье, задрав его подол выше, чем позволяют приличия. При этом она встала острым каблуком Сереге на шею. Он скрипнул зубами и с удивлением понял, что весь этот забег Ника провела в новых туфлях на тонких высоких каблуках! Тут девушка подпрыгнула и навалилась животом на забор. Щелкнула по асфальту оторванная пуговица. Ника повисла, что твоя селедка: с этой стороны были видны только ноги, беспомощно скребущие по гладкому забору и гордо торчащая к небу корма, обтянутая синим платьем. Прохожие притормаживали, раскрывая рты, опять начала формироваться толпа. Серега хладнокровно наклонился завязать расшнуровавшуюся кроссовку, и тут она прошипела:
— Где ты там? Толкни меня!!! Толкни, пожалуйста! Уйдет же!
Какой-то молодой человек пробормотал: «Ах, толкнуть?» Подошел к Нике и, взяв ее за ноги, нарушил хрупкое равновесие, действительно толкнув ее за забор. Девушка с воплем исчезла с поля зрения, и громкий «чавк» с той стороны засвидетельствовал, что она благополучно приземлилась (видимо — в лужу). Сергей долгим тяжелым взглядом смерил неожиданного помощника, но тот сделал вид, что ничего не произошло. Сердобольные прохожие, захлопнув рты, запричитали:
— Ой, молодые люди, что же вы ее так неаккуратно! Ой, разбилась!
— Ничего! — бодро ответила Ника из-за забора. — Продолжаем преследование. Давай сюда.
Серега ехидно рявкнул парню: «Спасибо!» — и одним прыжком перемахнул на окруженную территорию. Сразу увидел Нику, всю мокрую и в известке. Она топталась на месте, как скакун, которому не терпится куда-нибудь сорваться. Увидев его, заорала: «Вперед!!!» — и полетела через кучи мусора — к своей цели!
Синяя футболка Коляна мелькала далеко впереди, за завалами стройматериалов. Вот он споткнулся и шлепнулся в глубокую лужу. Один-один. Пока он барахтался в грязи, пытаясь подняться, Сергей и Ника сильно сократили разделявшее их расстояние. Серега подумал, что парень, хотя и вертлявый, тоже не слишком спортивный, и когда они его догонят, он ему все доходчиво разъяснит.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

загрузка...