ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Коля, наверное, ушел за помощью. Остается лежать и ждать…
Она скорее почувствовала, чем услышала, что в здании кто-то есть. Наверное, это Коля вернулся, но после ночных ужасов, наученная горьким опытом, Алена не решилась его позвать.
И вскоре поняла, что правильно сделала.
Призрак. Он появился из глубины коридора, ведущего неизвестно куда. Пришел из темноты, ступил на освещенное пространство, но Алена по-прежнему не могла толком разглядеть его. Она лежала, не шевелясь, и спокойно думала: раньше в этом доме не было призраков. Он не огорожен, на нем нет никаких предупреждений… В таких домах не бывает призраков среди бела дня. Возможно, он пришел именно к ней…
А что терять? Ей даже не страшно. И Алена снова приподняла голову, не обращая внимания на жуткую боль, которая сразу отступила, потому что сейчас, на пороге смерти, ничто уже не имело значения.
Призрак видел ее, если можно так выразиться. Он подошел совсем близко, но черты его по-прежнему оставались размытыми, словно Алена смотрела издалека или сквозь густой туман. Впервые в жизни она безбоязненно, спокойно разглядывала привидение. И оно не спешило нападать. Сидело рядом, на вершине кучи, сгорбившись. А Алене по-прежнему не было страшно. Наоборот, спокойно стало. Она закрыла глаза и задремала.
Солнце надолго зашло за тучу. Люди, спешащие по своим делам, приостанавливались напротив давно разрушенного дома чуть ли не в центре города, с удивлением и ужасом смотрели в пролом окна на третьем этаже, в котором ярко и страшно горели синие огни…
34
Ника замолчала, прервав фразу на середине. Серега хотел спросить, в чем дело, но и сам осознал…
— Ты понимаешь, что происходит?!
— Зовут на помощь… меня… нас обоих, — Ника запиналась на каждом слове. — Раньше никогда такого не было.
— Я вообще считал себя обычным… — Он вдруг почувствовал знакомый, сжимающий душу леденящий ужас! Такой ужас, который испытывал лишь один раз: когда от него уходил в туман он сам… — Я не знаю…
— Поехали, — Ника вскочила с места. — Бери клубную машину.
— Куда? Зачем?! Я никуда не поеду. У меня нет прав! И я пьяный!
Она понимала, что привидения никогда и ничего не делают просто так. И они никогда не помогают людям. Они убивают людей — обычно без всякой ненависти, но она так и не смогла понять, почему. А сейчас ее словно зовут на помощь, к человеку, попавшему в беду. Может, привидения здесь ни при чем?! Как в случае с колоколами?
Серега попытался собраться с мыслями. Все, связанное с призраками, смертельно для него. Он слишком близко к порогу… и страшно, неистово жутко для него переступить этот порог… Он — трус, мысли мечутся в голове, как ополоумевшие крысы… Он опять готов совершить подлость… Нет!!! Сумасшедшим усилием воли Сергей вдруг отогнал привычный страх. Сердце замирало, но он решительно прошел в комнату вахтенного, сорвал ключи с гвоздика, вернулся к Нике:
— Поехали.
Он не видел ее взгляда. А Ника хорошо поняла его безумный страх. И — с немалым удивлением осознала, что Серега его преодолел, наверное, впервые в жизни! Повинуясь минутному порыву, схватила его за руку:
— Мы же вместе. Мы справимся с чем угодно. А сейчас нет ничего страшного, вот увидишь! Главное — найти…
Найти будет вовсе не трудно. Ника ясно, как будто ее вели по карте, видела, куда им надо ехать…
…А на другом конце города заступивший на дежурство Тоник ощутил то же странное чувство. Он первый понял то, что так напугало Серегу и удивило Нику: их звал не призрак.
Это — бывший человек их собственного мира. Это человек, которого они когда-то знали. Но — гораздо более мертвый, чем они сами…

* * *
Усталый Колян уснул, едва коснувшись скамейки. В тишине пустынного парка, по которому гуляли редкие мамочки с колясками и пенсионеры, никто его не беспокоил до самого вечера, никто не делал глупых замечаний. Он проснулся, когда солнце село в густые тучи на западном горизонте, и сразу понял, что прождал тут напрасно. Поставленный перед сложным выбором, избрал неправильный путь. Не ждать надо было, а искать, требовать, добиваться! Только он не умеет. Он боится людей, потому что за свою короткую жизнь не видел от них ничего хорошего. И кто бы стал слушать семнадцатилетнего пацана?
Возвращаться в разрушенный дом не хотелось — Алена, конечно, уже мертва… Он представил, как в темноте ищет ее холодный изуродованный труп, и решил, что не пойдет туда вовсе. Действительно, он ничем не обязан Алене. Сделал что мог…
Но все равно вернулся к страшному дому. Стараясь не смотреть на него, юркнул в бар через дорогу, где сегодня был ранним утром… Все та же барменша внимательно уставилась на него — узнала.
— Хочешь еще раз позвонить в Службу спасения, пацан?!
Он подпрыгнул и обернулся на голос. За столиком у окна сидел Мишаня — пьяный, красный, в распахнутой на груди рубашке… а под рубашкой на потной груди тускло блестел большой золотой крест! Мишаня громко ржал, довольный произведенным эффектом. Заметив затравленный взгляд бывшего подчиненного, он икнул:
— Правильно смотришь, пацан! Смотри, красивая фиговина, да? — протянул ему крест на цепочке. — Это я сегодня прикупил! У одной… бывшей знакомой. Давай, звони спасателям. Потом выпьешь со мной. Ты же тут живешь, неподалеку? У тебя в подвале что, призраки завелись?!
Он снова расхохотался. Наверное, Мишаня давно тут сидит, обмывает неожиданно свалившееся богатство — правильно, зачем далеко ходить. Коля снова повернулся к барменше, и она молча поставила перед ним телефон. Видела, что парень — сам не свой, и очень хотела ему помочь…
У Коляна голова сделалась пустая и гулкая. Будь что будет…
— Милиция… — прошептал он. — Срочно пришлите опергруппу в кафе «Вега», быстрее! Здесь чувак сидит, он утром убил человека! Да я потом все расскажу… он вооружен. И у него те самые доллары и золото, которые все ищут… он совершил разбойное нападение… людей поймали, а вещи так и не нашли… У него ботинки в крови! Пожалуйста!!!
Колян был уверен, что теперь приехавших милиционеров можно спокойно привести в разрушенный дом. Там они увидят труп Алены, возбудят уголовное дело, по которому, наконец, Мишаню посадят. У него на обуви — Аленкина кровь, не отвертишься. Все ботинки забрызганы, эта свинья даже не вымыла их в луже. На шее — крест, в карманах — доллары… Хотя бы после смерти Алена отомстит Мишане. Перевернет его жизнь.
Колян никогда еще ни к кому не испытывал такой ненависти. Он не испугается, он пойдет до конца, даст свидетельские показания, даже если это будет стоить ему свободы! Не так уж плохо в колонии, на воле законы жизни куда более жесткие…
Он обернулся с кривой заискивающей улыбкой и нерешительно подошел к Мишане. Может, лучше было бы уйти отсюда, но надо дождаться опергруппу.
— Ты, пацан, дурак еще. — У бывшего начальничка заплетался язык, глаза не фокусировались, подбородок и грязные пальцы блестели от жира. Он рыгнул. — Не знаешь жизни… Слуш-шай, мне так хочется кому-нибудь набить морду… кого-нибудь завалить на хрен… Это же божественное ощущение — стрелять, резать… убивать… Стой! Ты че, в лоб захотел?!
Если бы он оглянулся, то понял бы, отчего вдруг тихий Колян вскочил с места и бросился за стойку…
— Куда?!
Необычайно быстро они приехали. Мишаня попытался встать, но не удержался на ногах и упал. Выхватил откуда-то обрез — древний, потертый. Коля нырнул вниз, прячась, утянул за собой барменшу. Вот теперь самое время бежать отсюда куда глаза глядят.
Дверь с треском распахнулась, в зал ворвались люди в камуфляже. Кто-то рявкнул:
— Стоять!!!
— Да клал я на вас…
Мишаня направил обрез на новых врагов, закричал на все кафе:
— Э-э-э, стой, коз-зел! Ты, с автоматом, тебе говорю…
Они даже не среагировали. Но обрез был уже поднят, как раз на уровне груди высокого типа в камуфляже… Он сбросил с плеча свой автомат, но тут бабахнул выстрел, почти в упор, и он еле успел отскочить в сторону…
— Я вас всех ненавижу!!! Колька, а тебя я вовсе убью, сучье отродье!!!
В безумной ярости Мишаня был страшен, он размахивал своим оружием, громко матерился и пьяно икал. «Вот так надо идти по жизни, — вдруг подумал Колян. — Никого не бояться, ничего…»
Доли секунды, чтобы принять решение. И чтобы понять: все кончилось. Мишаня заткнулся, вдруг встретившись взглядом с холодными, безжалостными глазами в прорезях черной маски… увидев черное дуло автомата. Ему казалось, что время остановилось, а на самом деле прошли доли секунды…
Пока не прозвучала короткая очередь, пока четыре пули ровной дорожкой не легли поперек его груди… Он упал, еще живой, но уже осознавший свою смерть…
Коля бросился убегать через черный ход. Никто его не видел, никто его не будет больше искать! Он последний остался в живых из когда-то сильной банды, и станет последним, кто сохранит о ней воспоминания. Барменша молча открыла ему заднюю дверь и быстро закрыла ее снова…

* * *
— Стой, это здесь, — скомандовала Ника.
Мрачная развалина смотрелась страшновато: крыши давно не было, а обломанные, поросшие мхом стены торчали вверх острыми зубцами. Прохожие торопливо пробегали мимо, стараясь побыстрее миновать опасный дом. Серега сразу понял, что дом опасный, потому что в проломе окна на третьем этаже увидел пляшущие синие огоньки.
— Словно в сказке… — неожиданно выдал он.
Ника, уже открывшая дверцу, обернулась. Что это с ним сегодня?!
Сзади громко и опасно взвизгнули тормоза. Она вздрогнула и запрыгнула обратно в машину. И тут же закричала:
— Колян!!! Ты что творишь?
Колька с трудом вывернулся из-под колес какого-то микроавтобуса, вылетел на тротуар, подбежал к клубному уазику и забрался на заднее сиденье. Выпалил, не здороваясь:
— Только что в том кафе завалили Мишаню!!!
— Да ну? — автоматически удивилась Ника. Она очень хорошо помнила Мишаню, и известие ее ничуть не огорчило. Наоборот, она почувствовала облегчение. — Ну пусть земля ему будет пухом. Вовремя ты появился, посторожишь наш транспорт.
— Нам не обязательно туда идти, — вмешался Серега. — Похоже, не одна ты услышала крик о помощи.
У разрушенного дома остановилась машина с надписью «Служба спасения».
— Да они нас, скорее всего, и не пустят, — продолжал Серега. — Поехали отсюда.
— Они — туда? — встревожился Колян, уставившись на спасателей. — Но… но…
Ника уже вышла и решительно отправилась к пролому в стене. Спасатели ее не видели, они зашли в дом через подъезд. Колян выскочил вслед за ней.
— Тебе не стоит. Я одна с ним справлюсь, — кратко сообщила Ника.
— Там — Алена! — Он явно очень волновался.
— Что она делает в этой развалине?!
— Она, наверное, уже… умерла. Я весь день вас искал! Весь день!!!
Ника покосилась на приятеля. Лишь сейчас заметила, какой он бледный и какие испуганные у него глаза.
— Расскажешь по пути… и дорогу заодно покажешь.
Серега немного подумал и бросился догонять остальных. Один раз сегодня он уже победил свою трусость.
Колян летел по коридору впереди всех. Ника спешила следом и засыпала его вопросами.
— Да я тут всю ночь провел, — пыхтел бедный парнишка. — Сначала Алена пошла к Мишане за своими деньгами, но он ее избил и чуть не убил совсем. Потом нас обоих чуть не арестовали, но мы сбежали, и я угнал машину у ментов. Мы решили уехать из города, Алена полезла в этот дом за ворованными деньгами, и под ней рухнул пол. Потом пришел Мишаня, отнял у нее эти деньги тоже и добил… потом в кафе убили самого Мишаню… а привидений никаких не было!
— Что-то сегодня ты перебрал приключений, не находишь? — съехидничал Серега. — Даже круче, чем в тот раз, когда я с тобой познакомился. У тебя всегда такая жизнь интересная?
Но Коле было не до смеха. Он с ужасом думал о том, в каком состоянии застанет Алену…
— Всем стоп, — вдруг сказала Ника. — Дальше я одна.
Колян рванул за ней, но Серега придержал его за руку. Ника знает что делает.
Она осторожно поднялась по стремянке на следующий этаж и огляделась.
Сразу увидела призрака. Он застыл на куче битого кирпича в глубине помещения, в самой тени, — но не излучал никакой опасности. Он был даже менее опасен, чем девушка, с которой Ника разговаривала в бывшем своем доме.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

загрузка...