ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


- Пойдемте ко мне, - пригласил Ив Монтан.
- Куда?
- Ко мне. - Он решил, что я не расслышала.
Прежде чем решать что-либо, мне надо было отделить рациональное от эмоционального и выяснить перспективы отношений.
- Вы надолго приехали?
- На десять дней. На семинар.
- А какая у вас специальность?
- Инструктор по плаванию.
- Что это значит - "инструктор"?
- Человек, который учит плавать.
- А какое у них будущее - у тех, кто учит плавать?
- Будущее в основном у тех, кто плывет.
Все сошлось. Нормальный человек - без будущего и без перспектив отношений. Я испытала облегчение, доходящее до восторга, - как тогда, когда прыгнула в ненужный поезд.
Ив Монтан жил в гостинице. Когда мы вошли в его номер, я испытала оторопь и некоторую растерянность, но было уже поздно, потому что поезд тронулся.
Номер был хорош тем, что в нем не было ничего лишнего: кровать, чтобы спать, стол, чтобы писать письма, графин со стаканом, чтобы пить воду. Книг, чтобы читать, не было. Пианино, чтобы играть, тоже не было. Проводи свое время, как хочешь, лежи на кровати, пей кипяченую воду.
- Куда сесть? - спросила я, так как стул был заставлен коробками.
Ив Монтан кивнул на кровать. Я села прямо на покрывало, хотя мама воспитывала меня совершенно иначе.
Итак, я сижу на кровати в номере у мужчины. Это со мной впервые, но, видимо, все в жизни бывает первый раз. Если бы моя мама меня не била и не заставляла каждый день искать смысл жизни, я сейчас сидела бы дома, читала про катушку и кусок железа или вязала крючком. Значит, во всем виновата мама, из-за нее я дошла до жизни такой.
Когда находишь виноватого, становится легче. Мне тоже стало легче, зато Ив Монтан чувствовал себя затруднительно. Когда приходят гости, их надо развлекать беседой и поить кофе. Кофе у него не было, подходящей темы тоже не было. На улице ему было как-то освобожденное.
- Садитесь, - подсказала я.
Ив Монтан послушно сел возле меня на покрывало.
- Как вас зовут? - торопливо поинтересовалась я. Это было самое подходящее время для знакомства.
- Иван. - Он протянул руку ладонью вверх. Такой доверительный жест предлагают собаке - чтобы не укусила. Я недоверчиво, как незнакомая собака, заглянула в развернутую ладонь. Линия жизни была у него длинная долго будет жить. А линия ума - короткая. Дурак. Возле большого пальца эти линии сходились в букву "М" - линия ума совпадала с линией жизни. Не такой уж, значит, дурак, кое-что понимает. Бугров под пальцами не было. Бугры - признак таланта. Иван Монтан имел ладонь плоскую, как пятка. От таланта был освобожден совершенно.
- Иван, - повторила я, - сокращенно Ив...
Мне следовало назвать свое имя и протянуть свою ладонь. На моей ладони читались признаки и ума и таланта, но линии ума и жизни не соединялись в букву "М", а шли каждая сама по себе. Это означало, что вообще-то я умная, но своим умом не пользуюсь, живу, как идиотка. Сегодня это особенно проявлялось.
- А почему блондинка не пошла с вами в театр? - спросила я. Меня мучила эта тайна.
Ив Монтан не ответил. Он убрал свою ладонь, сунул ее в карман. Мы сидели на одной постели такие отчужденные, будто были мужем и женой и прожили вместе двадцать лет.
Он встал, подошел к письменному столу и, присев на корточки, выдвинул нижний ящик. Я ожидала, что Иван Монтан достанет шахматы или книгу с картинками, но он достал маленькую бутылку ликера с изящной этикеткой. Когда он выдвигал, а потом задвигал ящик, там что-то тарахтело. От живого созерцания я перешла к абстрактному мышлению и догадалась, что тарахтят бутылки.
- Вы алкоголик? - поинтересовалась я.
- Нет. Пьяница.
- А какая разница?
Ив Монтан посмотрел на меня, и я поняла, что выступила как дилетант.
- Пьяница хочет - пьет, а не хочет - не пьет, - объяснил он. - А алкоголик хочет - пьет и не хочет - тоже пьет.
- Понятно. А зачем вы пьяница? Вам трезвому скучно?
- Просто я устаю к концу дня и снимаю напряжение. Черчилль, например, выпивал в день бутылку армянского коньяка.
Ив Монтан разлил ликер - мне в стакан, а себе в крышку от графина. В номере запахло кофе, потому что ликер был кофейный.
- А почему Черчилль пил коньяк, а не ликер? - удивилась я.
- Ему было чем закусывать, - неопределенно объяснил Ив Монтан. Он сел возле меня и стал на меня смотреть.
- Сколько тебе лет?
- Восемнадцать.
Он поднял свою бесталанную ладонь и погладил меня по волосам.
- Блестят, - проговорил он. - Почему они у тебя блестят?
- Чистые... - сказала я и замолчала.
Ив Монтан был не прав. Ликер не снимал напряжения. Наоборот. У меня возникло такое ощущение, будто я несусь в скоростном лифте, когда в печенках что-то обрывается и ухает вниз, а голова становится легкой и вотвот отлетит. Вот-вот я потеряю свою голову с чистыми волосами.
Есть такая болезнь - клаустрофобия. Это боязнь замкнутых пространств. Такие люди, например, не могут ездить в лифте. Я ничего не знаю больше об этой болезни, но вдруг остро почувствовала симптомы клаустрофобии.
Мне жутко стало от замкнутого пространства, в котором совершенно не оставалось больше воздуха - нечем было дышать до того, что даже говорить невозможно.
Я вскочила с постели, отбежала к окну. Ив Монтан смотрел на меня очень внимательно - может быть, решил, что я собралась выброситься с седьмого этажа.
- У тебя что-нибудь было? - спросил он.
- Было.
- Если не хочешь, можешь не рассказывать.
- Мы вместе учились, - начала я. Мне лучше было рассказывать. Лучше произносить текст, чем молчать.
А потом мы вместе копали картошку в колхозе. Нас послали туда всем классом, но работать не хотелось. А он копал с утра до вечера. Он говорил, что это для него принципиально. Раз приехали работать - надо работать, а не прятаться по углам.
- Ну, а потом...
- А потом я тоже стала копать вместе с ним.
- И все?
- Все.
- Значит, ничего не было?
- Почему же? Производственная любовь.
- А чем она кончилась?
- Мы вернулись в Москву, он себе блондинку нашел.
- Обидно?
- Ну вот, обидно... Гордиться должна. Если любишь человека, надо жить его интересами.
Ив Монтан выпил полкрышки, подвинулся поближе к стене, чтобы сидеть удобно было.
Клаустрофобия моя кончилась, замкнутое пространство разомкнулось как-то само собой.
- А я не помню, какой я был в 18 лет, - сказал Ив Монтан. Он как-то незаметно перестроился из красивого урода в красивого красавца, нравился мне больше, чем в театре, и больше, чем Петров в колхозе. Удивительно, что блондинка не пошла с ним в театр.
- Хотите, я тоже стану блондинкой? - предложила я.
- Два часа - и блондинка.
- Не хочу, - сказал Ив Монтан. - Зачем тебе быть как все?
В номере было тепло и отгороженно от внешнего мира. Мы сидели вместе - красивый красавец и индивидуальная брюнетка - не такая, как все.
Мне хотелось, чтобы так продолжалось долго, но Ив, Монтан посмотрел на часы.
- Пошли! - скомандовал он.
- А можно еще посидеть?
- А что мы будем делать?
- Общаться... духовно, - уточнила я.
- Для духовного общения надо ходить в Третьяковскую галерею, а не в номер к одинокому мужчине.
- Тогда пойдемте в Третьяковскую галерею, - предложила я. Мне не хотелось домой. - Посмотрим на Христа. Подумаем о себе, о других...
Мы отправились смотреть Христа, но не в Третьяковскую галерею, а в церковь. Так было ближе.
Во дворе за оградой стояла белая "Волга", принадлежавшая, видимо, попу.
В церкви было много старух, а обладатель белой "Волги" стоял в ризе и пел баритоном.
Когда мы ступили в церковь, старухи упали на колени - не перед нами, а потому что так надо было по ходу службы. Все упали на колени, кроме нас и попа. Мы посмотрели друг на друга с доброжелательным любопытством.
На меня было надето короткое платье, покроем и размером похожее на мужскую майку. Из-за майки с боков и снизу текли мои нескончаемые голые руки и такие же нескончаемые голые ноги. Поп посмотрел на все это, допел свою фразу, энергично замахал кадилом - энергичнее, чем раньше, а хор подхватил высокими голосами: "Господи помилуй, господи помилуй, господи помилуй мя..."
Когда я слушала церковное песнопение, со дна моей души поднималось что-то светлое, неконкретное, я чувствовала в себе пристальную связь с прошлым, и у меня слезы подступали к глазам.
Ив Монтан стоял возле моего плеча, торжественный и просветленный. Высоко кричал хор, крестились старухи. Мне казалось, будто мы венчаемся.
Потом вышли на улицу сменить обстановку. Ив Монтан купил на выходе свечку и, разломав на две части, отдал мне половину.
"Вместо кольца", - подумала я.
"Повенчавшись", мы отправились в свадебное путешествие. На городской пляж.
Я сидела прямо на камнях, а Ив Монтан нашел где-то заржавленные детские санки и сидел на санках. У него был радикулит, он боялся простудиться.
Вдоль набережной зажглись фонари. Световые дорожки дробились в воде. На середине реки тревожно и страстно скрипели баржи.
- Ты с кем живешь? - спросил Ив Монтан.
- С мамой.
- А отец где?
- У меня его не было.
- Значит, твоя мать одна живет?
- Почему одна? Со мной.
- Несчастная баба... - задумчиво сказал Ив Монтан.
Я очень удивилась. Я почему-то никогда не думала об этом. Я никогда не смотрела на свою мать с этой точки зрения.
- Она интеллигентный человек? - спросил Ив Монтан.
- Нет, - не сразу сказала я.
- А чем она занимается?
- Преподает зарубежную литературу. Инструктор по Чарльзу Диккенсу.
Я поднялась, стащила через голову платье и пошла, преодолевая коленями тугую воду. Выбросила вперед руки, медленно упала, почувствовала сначала ожог, потом блаженство. Плаваю я плохо, но держусь на воде хорошо. И когда я держалась на воде, вспоминала генами те времена, когда была тритоном и переживала эту стадию эволюционного развития. Ученые говорят, что в каждой человеческой клетке заложена вся информация: кем человек был, кто он есть и кем будет. В воде мои клетки кричали, что я была земноводная, сейчас - никто, ничто и звать никак, я буду человек-амфибия с легкими и жабрами, а может, даже с крыльями и полыми костями.
Ив Монтан сидел на берегу, на детских санках.
- Эй! - крикнула я. - Инструктор! Научите меня плавать!
- Мне надоело учить!
- Тогда плавайте сами!
- Не хочу!
Я вышла из воды, села у его ног на теплые камни.
- А ты что собираешься делать? - спросил Ив Монтан.
- Сейчас или вообще? - не поняла я.
- Вообще. - Его, как и маму, заинтересовал мой социальный облик.
- Мне бы хотелось найти какое-нибудь веселое занятие. Не в том смысле, что смешно или легко. Пусть будет трудно, но весело. Есть такая специальность?
- Есть. Культработник в доме отдыха.
- Культработник - это инструктор по веселью. А я хочу тихо нести праздник. Для этого не обязательно разгадывать викторины и прыгать в мешках.
На противоположном берегу размещался стадион Лужники. Оттуда доносился неясный гул - может быть, в этот самый момент там шли спортивные соревнования.
- Холодно? - Ив Монтан положил руку на мое плечо.
Я не ответила. Ощущение счастья похоже на ощущение высоты. Необычно и страшно. Он прислонил мои мокрые плечи к своей накрахмаленной рубашке. Стало еще выше и еще страшнее.
Где-то за кулисами нервничали спортсмены. А я была на сцене и играла самую главную роль.
Ив Монтан поцеловал меня - осторожно, как мама. Я и раньше целовалась на катке, вернее, после катка. И на вечере, вернее, после вечера. Я и раньше закрывала глаза, чтобы не отвлекаться на посторонние предметы. Но сейчас все было иначе, чем раньше. Я почувствовала ожог, потом блаженство, будто упала в холодную воду Мои клетки несли совсем другую информацию: я всегда, всю жизнь сидела у его ног, и над моей жизнью всходило его лицо.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102

загрузка...