ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Возможно, все дело в языке – непрекращающийся лай. И уж конечно же, любовь к насилию. Суздали обожают убивать. Любимое развлечение – выпустить какое-нибудь животное на свободу, а потом охотиться на него всей стаей. Похоже, они не слишком далеко ушли от своих предков.
Как бы там ни было, суздали прекрасно соответствуют образу жизни в скоплении Алтай, где все существа ненавидят друг друга с таких незапамятных времен, что уже давно забыли, в чем причина ненависти. Однако это не останавливает их, и при каждой возможности они учиняют небольшой геноцид.
– Замечательно. – Следующий вопрос Стэн постарался сформулировать очень тщательно. – До меня дошли слухи, что имперские корабли с топливом... уходят на сторону.
– Вы хотите сказать, что кто-то ворует АМ-2, – спокойно уточнила Арета. – Так оно и есть. Этим занимается сам Хакан.
– Куда же он их направляет?
– Тут у меня нет точной информации. Я пыталась узнать, но наш посол начал всячески мне мешать. Часть АМ-2 идет приспешникам Хакана внутри созвездия. Другая часть перепродается в другие созвездия, а доходы идут на строительство памятников. А еще какая-то часть просто исчезает.
Арета закончила свой обед и сделала последний глоток минеральной воды.
– Без сомнения, вам говорили, что Хакан обожает большие разукрашенные строения. Но пока не увидите все своими глазами...
– Благодарю вас, Арета. Мне кажется – это должно остаться между нами, – что наиболее естественным способом наведения порядка в скоплении Алтай будет разделение всех четырех рас, его населяющих, по четырем секторам. По крайней мере, нужно держать их подальше друг от друга, чтобы они не могли перебить соседей.
Арета издала звук, похожий на смех.
– Значит, вам не сказали?
– Похоже, мне ничего не сказали, – заметил Стэн.
– Много, много лет назад Хакан решил разобраться с этой проблемой. Поэтому он взял и перемешал все эти существа.
– Что?
– Он устраивал произвольные переселения. Например, суздали, восставшие против него, после подавления восстания выселялись с тех территорий, что они занимали. При этом очень часто их новый дом оказывался в самом центре богази.
– Вот дерьмо! – возмутился Стэн и налил себе неразбавленного виски, потом предложил Синд, но она покачала головой.
– Заметьте, – продолжала Арета, – Хакан сформировал отряды милиции. В каждой группе населения.
– Вполне разумно, – сказала Синд.
– Конечно. А если использовать такие отряды против традиционных, исторических врагов, злоба и недовольство оказываются направленными в противоположную от Хакана сторону. Кроме того, эти отряды, размещенные на расстоянии многих световых лет от своих родных миров, являются не только потенциальными заложниками, но еще и вынуждают свои родные миры сидеть тихо и вести себя скромно – в такой ситуации они и не подумают устроить революцию или гражданскую войну.
Снизу послышался грохот, похожий на выстрелы, потом раздался веселый смех. Арета с тоской посмотрела на дверь.
Стэн улыбнулся.
– Спасибо, майор. Теперь я ваш должник. Попросите, пожалуйста, Дилэни принести счет.
– Вы позволите мне угостить вас чем-нибудь в баре внизу?
– Увы. – Стэн покачал головой. – Мне нужно рано встать, а... джентльмен, с которым я должен встретиться, вряд ли будет доволен, если его любимый посланник будет себя плохо чувствовать с перепоя.
С чувством облегчения Арета выскочила через дверь и помчалась вниз по лестнице. Через минуту Стэн и Синд услышали оглушительный грохот.
– Надеюсь, тут есть черный ход, – сказала Синд.
– Конечно, есть, – ответил Стэн. – Ты когда-нибудь слышала, чтобы в подобном заведении не было черного хода?
Пальцы Стэна нежно ласкали шею Синд, опускаясь все ниже к вырезу платья. Синд глубоко вздохнула...
Их взятый напрокат гравитолет управлялся автопилотом и летел со скоростью примерно пятьдесят километров в час на высоте около шести тысяч метров, в стороне от напряженных транспортных магистралей. Стэн успел включить все управляющие приборы и сенсоры, прежде чем они, обнявшись, упали на широкое заднее сиденье.
Потом Стэн нащупал пряжку пояса и безуспешно попытался расстегнуть ее.
– Я чувствую себя мальчишкой, – сказал он.
– Так и должно быть, – пробормотала Синд. – Сначала ты рассказываешь мне про великолепную имперскую постель, а потом заваливаешь на заднее сиденье взятой напрокат старой развалины. Вот будет здорово, если нас засекут полицейские. Представляю себе заголовки, – прошептала она прямо ему в ухо. – "Знаменитый Полномочный посол Императора пойман с голой телохранительницей".
– Но ты не...
Неожиданно его пальцы справились с трудной задачей.
– А вот и да, – тихо сказала Синд, и ее платье соскользнуло, обнажив маленькую, упругую грудь.
Их губы слились в долгом поцелуе, словно они уже много лет были любовниками, а потом Стэн почувствовал тепло тела Синд и провалился в вечность.

Глава 6

В кабинете Императора царило мрачное настроение. Никаких алкогольных напитков. Стэн чувствовал себя отвратительно, когда инструктаж относительно его миссии подходил к концу.
– Кодирование... действия в экстремальных ситуациях... мы подготовили все материалы. "Победа" может взлететь через три земных дня после того, как закончится погрузка всего необходимого.
Стэн положил две дискеты с программами на стол Императора. Они были закодированы так, что к ним имели доступ только доверенные лица властителя. Вечный Император не обратил на них ни малейшего внимания.
– У меня складывается впечатление, – сказал он, – что ты прекрасно справился с задачей подбора персонала для этой миссии. Твой давнишний заместитель – обитатель мира с повышенной гравитацией. Бхоры. Их командир. Очень фотогенична. И отличный способ избежать... связи с нежелательными иностранными элементами.
Тот, кто встречался с Императором перед Стэном, похоже, сумел его как следует разозлить. Однако Стэн привык к демонстрациям дурного нрава своих начальников и не обращал на это внимания.
– Да, сир, вопрос – тоже касательно персонала.
– Что еще ты хочешь?
– Капитана для "Победы". Мне кажется, вы устроили все таким образом, что у меня на Джохи совсем не будет свободного времени.
– Имеешь кого-нибудь на примете?
– Адмирал флота Роберт Масон. Он как раз сейчас на Прайме, ждет нового назначения.
Сначала эта идея показалась Стэну забавной, не более. Но чем больше он думал, тем больше находил в ней плюсов. Масон всегда был тираном, но моральный дух команды "Победы" особенно не волновал Стэна. А вот остаться в живых – дело серьезное. Стэн прекрасно знал, что, хотя Масон и являлся врожденным солдафоном, ему вряд ли удастся найти лучшего капитана. Кроме того, он не сомневался, что Масон будет беспрекословно выполнять приказы. Ему было немного интересно, как Масон отнесется к тому, что придется служить под началом человека, которого он терпеть не может. Вполне вероятно, просто не обратит на это ни малейшего внимания – Масон испытывал такие чувства практически ко всем мыслящим существам. Сам Стэн, еще будучи дэлинком, а потом солдатом, усвоил, что совсем не обязательно водить дружбу с теми, с кем идешь на задание.
– М-м-м. Хорошо. У тебя появилась новая манера – ты стараешься заполучить самых лучших из моих людей.
Значит, Император слышал о гурках, которые хотят присоединиться к отряду Стэна.
– Да, сир. В связи с этим возникает еще один вопрос. В миссии вызвались участвовать двадцать семь ваших гурков.
– И что ты им сказал?
– Я сказал, что если это соответствует вашим желаниям, я приму их с удовольствием. Мне показалось, они уверены в вашей поддержке.
Император развернул свое кресло и стал смотреть в окно. Потом он что-то произнес, но Стэн не понял, что именно.
– Простите, сэр, я не расслышал, что вы сказали.
– Ничего.
Властитель снова повернулся к Стэну. Он улыбался. Даже хихикнул разок.
– Взяв с собой непальцев, ты, конечно же, покажешь жителям Алтая, что к твоей миссии относятся серьезно – а ты сам вращаешься в высших кругах, не так ли?
Стэн молчал.
– Забирай, – разрешил Вечный Император. – Им это будет только полезно. Возможно, нам вообще необходимо создать программу, по которой гурки время от времени должны будут выполнять оперативные задания. Таким образом они приобретут необходимый опыт – и не будут скучать.
– Да, сир.
– Я считаю, – сказал Император, – что ты великолепно провел подготовительную компанию – ты и твой отряд способны успешно выполнить мое задание. Желаю тебе успеха... и удачи.
Он поднялся и протянул руку. Стэн пожал ее, потом встал по стойке "смирно" и отдал честь – хотя и был в гражданском. Затем повернулся и направился к выходу.
"Император не предложил мне выпить стаканчик на дорогу", – подумал он отстраненно. Однако его гораздо больше занимали слова, которые, как ему показалось, произнес Император, когда отвернулся к окну: "Значит, все меняется..."
Властитель удерживал на лице официальную улыбку, пока за Стэном не закрылись двери. Прежде чем он снова сел в кресло и вызвал следующего посетителя, прошло довольно много времени – Император просто стоял и задумчиво смотрел на дверь.

* * *

Стэн задержался в административном офисе замка Арундель для того, чтобы получить приказ на перевод Масона на "Победу" и сообщить гуркам, что Император удовлетворил их просьбу и что им следует собрать вещи и прибыть на корабль на следующий день.
После этого он направился к своему гравитолету в самом паршивом настроении. Проклятье. Следовало сказать Лалбахадуру Тапа, чтобы он забрался на какую-нибудь непальскую гору и сидел бы там до тех пор, пока не отморозит себе задницу, и чтобы не забыл прихватить с собой приятелей.
Да еще кто-то за ним шпионит! Выходит, известно, что они с Синд спят вместе. Не то чтобы они особенно стремились сохранить свои отношения в секрете, но Стэну все равно не нравилось, что Вечный Император уже в курсе его личных дел.
Впрочем, Стэн знал, что Императору удалось продержаться так долго только благодаря тому, что у него самая лучшая служба безопасности. Все служащие дворца прошли курс изучения законов шпионажа, а большинство являлись отставными разведчиками. Пожалуй, вполне разумно со стороны Императора собрать сведения на предмет состояния душевных и любовных дел своего полномочного посла.
Но Стэну это все равно не нравилось.
Рядом с его гравитолетом стоял другой, точно такой же. Странно... Гравитолет Стэна был изящным, удлиненным, ослепительно белым и роскошным. Не вызывало сомнения, что он принадлежит официальному лицу – водитель и охранник, один из бхоров Синд, посольские флажки, фототропная прозрачная крыша. Таких на Прайме не много. На дверях дипломатической яхты Стэна эмблема императорской власти.
Гравитолет, стоявший рядом с гравитолетом Стэна, отличался только отсутствием посольских флажков.
Дверь открылась, и из машины вылез Ян Махони.
Раньше Махони возглавлял корпус "Меркурий", был командиром спецотряда "Богомолов", человеком, который вытащил Стэна с жутких заводов Вулкана и взял на имперскую службу. Затем он стал маршалом, главнокомандующим во время последнего сражения с таанцами. Когда Императора убили. Махони пытался уничтожить его убийц – Тайный Совет.
По возвращении Императора Махони получил задание, очень похожее на задание Стэна: ему надлежало от имени Императора гасить возникающие конфликты.
Задача по наведению порядка в разоренной Империи была необъятной. Поэтому Стэн и Махони виделись за прошедшие годы только дважды, но даже и в эти короткие моменты не могли как следует поговорить.
Махони насмешливо посмотрел на плечи Стэна.
– Не могу разобраться с твоими эполетами. На этот раз у тебя чин выше, или ты должен поцеловать мое кольцо?
Стэн рассмеялся. На душе вдруг стало хорошо. На свете существовало совсем немного людей, с которыми он чувствовал себя совершенно свободно, не говоря уже о том, что он относился к Махони, как к своему учителю, хотя за долгие годы знакомства они не раз спасали друг другу жизнь.
– Черт подери, – отозвался Стэн. – Я и понятия не имею, за какой чин мне сейчас платят деньги.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

загрузка...