ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Нет. Это же лучшие из лучших, разве не так? Самая великая компания, передающая новости с великого Прайм-Уорлда. Настоящие профессионалы.
Но... о, кретинство! Гравитолет приближается! Эй... Что происходит?
– Берегитесь! – крикнул Грэй. – Мы сейчас...
Мениндер почувствовал толчок и увидел, как экран почернел, а потом взорвался. Огромная тяжелая рука ударила его в спину. Затрещало кресло.
Мениндера бросило вперед. Ему навстречу неслась дальняя стена каюты.
Он услышал крикикрикикрикикрикикрики. Подумал... вот дерьмо!

* * *

– Это "КБНСК", мы ведем прямой репортаж из космопорта Соуард. Сообщаем тем, кто присоединился к нам позже, – на главном космопорте Прайм-Уорлда произошла страшная трагедия. Корабль с делегацией представителей народов созвездия Алтай, которая направлялась сюда для жизненно важных мирных переговоров с Вечным Императором, столкнулся в воздухе с лихтером, на борту которого находились представители местной службы новостей. Предполагается, что все погибли. На место происшествия выехала имперская группа расследования. Вечный Император приказал приспустить все флаги и объявить недельный траур. А теперь мы возвращаемся к другим новостям. Как только появятся новые сообщения, мы немедленно поставим вас в известность. Это Пит'р Джиннингс, прямой эфир, "КБНСК". В следующие двадцать две минуты...

Глава 38

Стэн в задумчивости смотрел на темное небо Рурика. Единственный свет исходил от вечного огня на площади Хакана. Все застыло в ожидании.
Он почувствовал, как рука Синд коснулась его плеча.
– Мениндер был нашей последней надеждой, – промолвил Стэн.
– Я знаю.
– Это я уговорил его. А он хотел только сидеть и смотреть в мертвый пруд. Хотел покоя.
– Я знаю.
– Он был хитрым старым псом, но... черт побери, я хорошо к нему относился.
В ответ Синд только сильнее сжала его плечо.
– Я не имею ни малейшего представления о том, что делать дальше, – сказал Стэн.
– Может быть... Император что-нибудь придумает.
– Конечно.
– Ну, тогда Махони.
– Он растерян не меньше меня. Сейчас Ян задраивает люки. Готовится.
– Ты считаешь, что ситуация настолько серьезна?
– Да, дело дрянь.
– Но ведь никто не виноват. Если не считать вонючих кретинов из службы новостей. Проклятье, это же несчастный случай!
– Они думают иначе. – Стэн показал на притихший город. – Они считают, что это был заговор. Что Император выманил Мениндера и остальных на Прайм, чтобы покончить с ними.
– Просто смешно. Зачем ему их убивать?
– Им не нужна причина, – ответил Стэн. – Они хотят свалить вину на кого-нибудь. Наконец-то мы облажались. Значит, крайний нашелся.
Синд вздрогнула. Стэн обнял ее за плечи.
– Спасибо.
– За что?
– За то, что ты здесь... со мной... Вот и все.
Синд еще теснее прижалась к нему.
– А ты попробуй выгнать меня, – пробормотала она. – Только попробуй.
В полном мраке, который окружал их, Стэн впервые увидел слабый лучик надежды. Они молча сидели обнявшись.
Наступил рассвет. Над горизонтом медленно всходило огромное солнце – красное и злое.
Несколько минут спустя раздались первые выстрелы.

* * *

– Начались налеты, повсюду снайперы, город наводнен мародерами, – сказал Килгур. – Это, конечно, не радует, но тут есть свои плюсы.
– Интересно, что может быть хуже? – поинтересовался Стэн.
– Именно этого я и боялся, дружище.
– Чего именно?
– Их вонючая армия. Разве ты не заметил, что нигде нет солдат?
– Если подумать, я и вправду нигде не видел джохианских войск. Но я считал, что это хорошая новость. Давай. Убеди меня в том, что я ошибаюсь. Я уже начал привыкать к такому положению вещей. Мне даже будет этого не хватать – потом.
– Именно присутствие армии здесь вносило во все путаницу, разве ты не заметил? – сказал Алекс. – Они все тут какие-то несчастные. Даже радоваться не умеют. Наверное, на них действует отвратная погода. Мне их немного жаль. Такое впечатление, что на завтрак они поглощают большие порции ненависти вместо хаггиса.
– Спасибо, что напомнил о набитом овечьем желудке, Килгур. Ням-ням. Теперь я чувствую себя гораздо лучше.
– А я радуюсь, глядя на тебя, приятель.
– Расскажи об армии.
– Об отсутствии армии, сынок.
– Ладно, ладно.
– Ну, черт побери, ее здесь нет, не так ли? Ни одного солдата, ни одной солдатской шлюхи в целом Рурике. Мои летучие мышки уже давно носятся над городом – услади всюду сунуть нос. Бараки пусты. Офицеры куда-то смылись.
– Проклятье, и где же они?
– Мудрый вопрос. Я хотел задать его нашей серебристой лисе.
– Генералу Доу?
– Угу. Только его тоже нет.
Стэн подскочил на стуле.
– А он-то где?
– Отбыл вместе с войсками. Маневры, так объяснил отсутствие генерала его пресс-атташе – настоящий вонючий хорек. Большие маневры в Альпах. – Алекс показал в сторону мощной горной гряды, широкой дугой опоясывающей долину Рурик.
– Маневры? Вот дерьмо! Ты ведь в это не веришь, да?
– Не-е-ет. Если только джохианские войска – храбрые парни и красотки – не отправляются на маневры с полным боезапасом.
– Дерьмо, – пробормотал Стэн.
– Не напрягайся так, старина. Будет еще хуже.

* * *

Возможно, Доу и был седым дураком с крошечным, усохшим мозгом. Однако усевшись на походном стуле в своем горном командном пункте, он выглядел, как настоящий военачальник. И вел себя со всей строгостью, положенной чину.
– Нам не требуется никаких доказательств, – оскалился генерал через стол переговоров. – Настаивать на доказательствах – последнее прибежище трусов.
– Еще ни одного суздаля никто не называл трусом, – последовало ответное рычание.
Это был Тресс, предводитель военных сил суздалей.
– Не стоит обижаться, – вмешался Снайдер. Он был кузеном Мениндера и теперь стал фактическим вождем торков. – В этом и состоит наша главная проблема на Алтае. Всякий раз, когда мы пытаемся объединиться, кто-то начинает крутить носом, и все рушится.
– Уважение должны иметь мы, – сказал Хоатцин.
Его голос был хриплым и усталым. Жена Хоатцина, Диатри, погибла вместе с Мениндером и остальными. И теперь именно Хоатцин должен был вести богази в битву. Если до этого дойдет.
– Разделяй и покоряй. Разделяй и покоряй. Таким всегда был девиз Императора, – сказал Доу.
И он вовсе не лицемерил. Генерал и в самом деле забыл, что доктор Искра говорил теми же словами, хотя и в ином – джохианском – контексте.
– Значит, мы сражаемся, – сказал Тресс. – Какой у нас есть шанс? Против Вечного Императора? Его могущество...
– Кого волнует его могущество? – вмешался Доу. – Созвездие принадлежит нам, населяющим его народам. Объединившись, мы обязательно победим.
– Император не так силен, как он думает, – сказал Хоатцин. – Сражался с Тааном много лет. Победил, да. Но это была плохая победа. Слишком долгая война. Солдаты, я думаю, устали. Кроме того, я согласен с генералом, это не их земля. За что им сражаться?
– И все же, – не сдавался Тресс, – Императора еще никому не удавалось победить.
– Однажды такое случилось, – возразил богази. – Должно было случиться. Почему же еще Император исчез? Я думаю, он сбежал от Тайного Совета.
Никто до сих пор не рассматривал исчезновение Императора в таком свете. Так нельзя было думать. Подобные размышления могли повлечь за собой обвинение в предательстве.
– Нам необходимо объединиться, – сказал Доу. – Впервые в нашей истории мы должны встать плечом к плечу в борьбе за общее будущее. Наше дело правое. Наши солдаты не знают страха. Нам не хватает только доброй воли.
Наступило долгое молчание.
На дереве запела птица.
Тресс поднялся на задние лапы.
– Я должен поговорить со своим народом, – заявил он.
– И что вы им скажете? – спросил Доу.
– Что мы будем сражаться. Вместе.

* * *

Синд никак не могла разобраться со снайпером.
– Только не надо суетиться, красавица, – посоветовал Алекс. – Они следили за всеми.
– Клянусь замороженными ягодицами моего папаши, ты меня достал.
– А теперь ты поносишь меня по-бхорски. Никакого уважения к седому мудрому наставнику. Тебе должно быть очень стыдно, барышня.
– Кончай трепаться, Алекс. Как он мог пробраться во дворец? Каким образом оказался в самом удобном для стрельбы окне? Почему у него было столько времени на подготовку? Откуда он узнал, где будет Стэн? Как ему удалось подготовить путь для отхода?
– Целая команда наших людей пытается найти ответы на твои вопросы, Синд. Они допрашивают заговорщиков.
– Ну, тогда у нас нет никакой надежды, – вздохнула Синд. – Слишком много подозреваемых. Слишком много разных показаний. Гораздо больше шансов выиграть в имперскую лотерею.
– Ты считаешь, что смогла бы добиться большего?
Синд немного подумала, а потом кивнула.
– Конечно. Потому что они ищут не там, где надо. Этот парень был профессионалом. Выбор позиции, старое спортивное ружье, пули ручного изготовления... У меня нет никаких сомнений.
– Ладно. Твой мертвый стрелок был профессионалом. Снайпер есть снайпер. Что еще тебя гложет? – Неожиданно для себя Килгур заинтересовался. Возможно, Синд что-то нащупала.
– Две вещи. Первая – личная. Он пытался убить Стэна. Проклятье, ему это почти удалось!
Тут Килгуру было нечего возразить – он только развел руками.
– Однако больше всего меня поразило то, что он был ЕДИНСТВЕННЫМ снайпером. Черт возьми, это же абсурд. При данных обстоятельствах на крышу должен был забраться целый взвод. Или ни одного. Если только кто-то не хотел наверняка покончить со своим врагом. Понятно? Мы знаем, что к тому моменту ему не нужен был Искра. В докладе коронера говорится, что атака снизу была вполне успешной. Но Стэна им убить не удалось. Поэтому... бум! Он попытался покончить со Стэном. И если бы не ты и твой костюм...
Алекс задумался.
– М-да... Однако этого еще мало.
– Мало чего? – раздался голос Махони. – Какую еще гадость вы тут готовите?
Они повернулись и увидели вошедшего в комнату Яна Махони. Синд уже успела привыкнуть к тому, что крупные существа умеют двигаться почти беззвучно. Взять хотя бы Алекса или ее приятелей бхоров. Но Махони ее удивлял. И дело тут не в том, что Ян был уже совсем немолодым человеком... Его крупное тело ирландца и круглое доброжелательное лицо совсем не подходили существу, способному красться, как кошка, и беззвучно появляться прямо у тебя перед носом.
Она собралась было встать по стойке "смирно", чтобы поприветствовать старшего офицера, однако Махони небрежно махнул рукой.
– Признавайтесь, что вы тут замышляете.
Синд рассказала ему о таинственном снайпере. Махони внимательно выслушал ее, а потом покачал головой.
– Согласен, тайна заслуживает внимания, – сказал он. – Этот человек несомненно был профессионалом. Значит, его наняли и работодатель уже успел замести следы. Следовательно, если вам даже удастся установить личность снайпера, больше вы ничего не узнаете. В некотором смысле этот человек может оказаться весьма интересным типом. Однако боюсь, что решить вам уравнение все равно не удастся.
– Я не могу согласиться с вами, сэр, – сказала Синд. – Никак не могу. Это некий инстинкт. Профессиональный. Понимаете, когда я пыталась поймать гада, мне пришлось заставить себя думать, как он.
– Естественно, – проворчал Махони, – продолжай.
Отставной шеф "Богомолов" вдруг почувствовал, что ему становится интересно.
– И очень скоро мне это практически удалось. Я даже мысленно прозвала его Хитрец.
– Ну так чем же Хитрец отличается от других? – нетерпеливо спросил Махони.
Синд вздохнула.
– Он прекрасно знал местность и цель. Я хочу сказать, что Хитрец провел некоторое время во дворце. И еще мне кажется, что он сделал все, чтобы получше познакомиться с привычками своей будущей жертвы. Иначе он чувствовал бы себя неуютно. Да. Хитрец хотел знать Стэна. По-настоящему. Иметь представление о его привычках. Он должен был понимать, куда Стэн кинется, когда возникнет неожиданная опасность.
Махони ударил ладонью по столу.
– Конечно! Он наверняка пытался проникнуть в посольство.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

загрузка...