ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Масон без лишних разговоров установил небольшой видеоэкран и включил его. На столе Стэна появилось голографическое изображение. Баррикады у главного входа в университет Пушкан, студенты на них, а потом нападение на студентов. Изображение было не очень четким, снимал, очевидно, кто-то из туристов. Вероятно, бедолага застрял в транспортной пробке и оказался в самом центре событий. Фильм являлся подделкой, естественно, потому что на нем не было показано, как солдаты расстреливали студентов. Вообще не было видно никакого оружия. А нападавшие были одеты в простые комбинезоны, а не в военную форму.
– Вы это уже видели? – спросил Масон.
– Видел. Каждый час в течение последней недели во всех пиратских передачах, сделанных про это созвездие.
– Версия Б, – сообщил Масон и вставил другую микрофишу в аппарат.
Та же самая сцена, только на этот раз на территории университета почти не видно людей. Теперь на баррикадах воюют щенки суздалей, а нападают богази.
– Чудесно! – воскликнул Стэн. – Где вы достали эту версию?
– Выполняя ваш приказ, я отправил "Сан-Хасинто" посмотреть, что поделывают богази и суздали. Эта передача шла на широких волнах, так что любой из миров богази мог спокойненько ее принимать.
– Хотите побьемся об заклад, – предложил Стэн, – что чуть позже на "Сан-Хасинто" могли бы поймать точно такую же передачу, но жертвами там оказались бы богази?
– Никаких ставок, сэр.
Корабль "Сан-Хасинто" был еще одним тайным преимуществом Стэна – новенький, как с иголочки, истребитель получил свое название в честь первого имперского боевого судна, официально уничтоженного таанцами. На этом корабле было все, что необходимо: оружие, суперсовременные двигатели, сенсоры... В общем, еще одна версия тактического корабля, только больших размеров.
– Итак, все запустили свою пропаганду на полную катушку, – подытожил Стэн. – Интересно, сколько пройдет времени до первых крестовых походов? О, да у вас есть еще?
Так оно и оказалось – только на этот раз информация была настолько важной, что капитан "Сан-Хасинто" передал ее Масону устно, а тот сообщил Стэну.
Священная война уже началась. Два суздальских флота – один, официально разрешенный Хаканом с целью поддержания "безопасности в регионе", а другой – сборный и состоящий из наспех вооруженных транспортных судов, кораблей контрабандистов и патрульных катеров – готовились стартовать со своих миров.
Из переговоров между кораблями и мирами аналитики, работающие на имперском корабле, определили их цель. Суздали собирались полностью уничтожить столичный мир богази. Эту опухоль, утверждали они, необходимо вырезать полностью, чтобы от нее не осталось ничего. И не важно, какой ценой придется заплатить обеим сторонам за эту операцию. Слишком долго проклятым богази позволялось...
– Позволялось нападать, жечь, уничтожать, убивать, и так далее... – проговорил Стэн. – И естественно, богази, которые так же рассудительны и прагматичны, собирают силы, чтобы защитить свой мир. А если им это удастся, то их защита превратится в битву под лозунгом: "Уничтожим всех этих гнусных тварей суздалей!" Верно?
– Да, сэр.
– Задание, которое дал мне Император, с каждым днем становится все приятнее. Килгур, давай заходи.
Алекс, который даже не посчитал нужным дать объяснения, вошел в комнату.
– Ты будешь следить за порядком в нашей крепости. Мы с Масоном отправимся погулять. Может быть, нам удастся предотвратить столкновение.
– Есть, сэр, – Килгур вытянулся по стойке "смирно".
Если Алекс и разозлился, что Стэн решил не брать его с собой, он этого не показал. Настоящий профессионал ведет себя сдержанно при постороннем.
У Масона целую минуту было удивленное лицо, но и он сумел справиться со своими чувствами, моментально превратившись в военного, ожидающего приказа командира.
– Вы принимаете командование на себя?
– Да, адмирал.
– Отлично. Должен вас предупредить, что никакое подкрепление имперских вооруженных сил не сможет добраться сюда прежде, чем суздали и богази начнут воевать. Я проверял.
– Это мне понятно, – успокоил его Стэн. – Нам все равно не удалось бы получить никакой поддержки – в Империи сейчас немало проблем и без нас. Напоминаю вам так, на всякий случай, вдруг вы не заметили... Так что мы с вами возьмем на борт "Победы" кое-какие инструменты и немного почистим парочку сломавшихся часов.
– Стартуем, адмирал?

* * *

– Алекс, Стэн не взял с собой тебя, меня, бхоров и гурков для того, чтобы все думали, что он по-прежнему на своем посту и никуда не отлучался из посольства?
– Вот видите, майор Синд? Вы уже научились правильно мыслить. Еще парочка сотен лет, и вам разрешат высказать какую-нибудь простенькую идейку.
– Отвали, Килгур.
– Отвалите , и мистер Килгур, поняла? Разве тебе не известно, что я теперь исполняю обязанности посла и заслуживаю хотя бы немного уважения?
– А ты именно это и получаешь. Совсем немного уважения.

* * *

Гораздо больше солдат погибло от скуки, чем в бою.
Именно скука явилась причиной смерти братьев Тукунгбази.
Скучали не только они, но и сержант стал немного рассеянным, так же как и командир взвода и все прочие командиры вплоть до самого полковника Джерети. Обеспечение безопасности доктора Искры и дворца Хаканов стало тошнотворно скучным и рутинным делом.
Братьев Тукунгбази, совсем недавно приписанных к военному взводу, это не радовало. Они вступили в ряды гвардейцев вовсе не затем, чтобы служить в качестве почетного караула или заменять полицейских, когда нужно разогнать демонстрацию. Они так никогда и не узнали, что никто в Третьем гвардейском полку не испытывал удовлетворения от выполнения этого задания Императора, особенно те, кто мечтал сделать головокружительную военную карьеру. Но, будучи профессионалами, одетыми в форму профессионалов, несмотря на то, что пехота никогда не добивалась ощутимых успехов в деле борьбы за мир, они держали рты на замке и несли свою службу.
Несли службу, содержали бараки и оборудование в безукоризненной чистоте, пили отвратительное местное пиво в своей столовой и стервенели.
Особенно солдат возмущали запреты, которые казались им совершенно бессмысленными. Их с радостью встретили на Джохи, разве не так? В таком случае почему гвардейцев заперли в строго охраняемой зоне и никуда не выпускают?
Конечно, жители Джохи не ангелочки, но ведь и гвардейцы – солдаты, а не дети малые. Если они станут вести себя разумно, никакая опасность им не угрожает.
Солдаты не имели ни малейшего представления о бесконечно показываемых на экранах телевизоров репортажах о том, как они в самую последнюю минуту, приложив все свое старание и мастерство, умудрялись сохранить жизнь доктору Искре. Или что благодаря их смелости и самоотверженности уличные драки не превращались в самые настоящие военные столкновения. И уж, конечно же, ни один из них и понятия не имел о комментариях, сопровождавших эти репортажи, не говоря уже об историях, которые сочинялись, обрастали самыми невероятными подробностями, а потом пересказывались в лавках и пивных Рурика.
Скука...
К счастью, у братьев Тукунгбази был друг. Одна старуха, которая работала в столовой, часто встречала их улыбкой и какой-нибудь шуткой. Ей было ужасно жаль, что братья не могут выбраться за забор и повстречаться с жителями Джохи, особенно с ее внучкой.
Старуха показала им голографическое изображение девушки.
Оба брата тут же согласились, что запреты – не просто грустный факт, запреты – ужасная несправедливость. Девушка была очень красивой.
Однажды старуха спросила, не хотят ли братья передать ее внучке записочку. Один из них написал письмо. И получил ответ. Девушка ужасно хотела бы познакомиться с молодым человеком – и между прочим упомянула в своем ответном письме, что у нее есть подружка, которая тоже с удовольствием познакомилась бы с храбрым гвардейцем. Обе горестно сетовали на то, что являются всего лишь жительницами такого дурацкого, провинциального мира, как Джохи, и писали, что мечтают встретиться с настоящими мужчинами из настоящего мира. Из мира, где жизнь бьет ключом и происходит много всего необычного.
Братья Тукунгбази, родившиеся на небольшой сельскохозяйственной планетке, были польщены.
Постепенно записки от девушки и ее подружки становились все увлекательнее и увлекательнее. Братья потеряли всякий интерес к каким бы то ни было отношениям со своими товарищами. Ни одна из женщин, служивших в батальоне, – по крайней мере, ни одна из тех, что не имела постоянного дружка, – не могла сравниться с местными девушками красотой, не говоря уже об опыте в романтических делах, на который девушки весьма определенно намекали.
Однажды, когда братья были свободны от службы, они получили записку, в которой их просили прогуляться вдоль заграждения. По другую сторону, совсем близко – всего метрах в ста, не больше – прогуливались две очаровательные девушки. На самом деде они были ослепительно красивы. Правда. Девушки помахали братьям, и те чуть не умерли от огорчения, что не могут ответить на приветствие.
Они приняли твердое решение выбраться за ограждение.
Можно покинуть дворец вечером, в сумерках, и вернуться до восхода солнца после того, как они удовлетворят все свои фантазии. И тогда братья принялись искать возможность выбраться на свободу.
Поскольку гвардейцы ничего не понимали в вопросах безопасности, а территория, где был расквартирован батальон, ограждена проволокой только для того, чтобы отпугивать нежеланных гостей, и уж ни в коем случае не наоборот, Тукунгбази довольно быстро нашли то, что искали.
Следовало лишь пробраться мимо одного из роботов-охранников и выскользнуть с территории после того, как пройдет очередной патрульный отряд, делающий обходы. Кто же устоит против мужчины в форме...
Тукунгбази, не имевшие никакого опыта в вопросах любви, по крайней мере решили, что нужно прихватить с собой какие-нибудь подарки. Они купили в лавке две бутылки спиртного, да такого дорогого, какого никогда не покупали для своих собственных нужд. Однако, поскольку им совершенно негде было тратить деньги, оба решили шикануть. Ведь вечер обещал быть особенным.
Старуха из столовой дала им карту и показала, как добраться до квартиры, где жила ее внучка. Братьям не пришло в голову удивиться тому, что старуха изо всех сил старается помочь молодым людям соблазнить свою собственную внучку, – в бараках ходили уверенные слухи, что на Алтае все возможно, что жители этого звездного скопления способны на что угодно по отношению друг к другу.
Что было почти правдой – хотя слухи не совсем это имели в виду.
Девушка жила на одном из верхних этажей высокого обшарпанного дома, расположенного в районе трущоб. Братьям следовало бы удивиться тому, что нужный им дом был единственным, на котором красовался номер и у входа в который горел фонарь.
Они отыскали квартиру и постучали в дверь. Услышали женское хихиканье и хриплый голос:
– Не заперто.
Тот из братьев, что был постарше, взялся за ручку, и дверь распахнулась. Он увидел старенький диван, стол и Две зажженные свечи. Но тут возле двери возникли две тени, ему на голову набросили грязное одеяло, руки прижали к бокам, и он услышал приглушенный вскрик брата.
Больше он ничего не слышал и не видел.
Сначала ему выжгли глаза.

* * *

Трое стражников, стоявших на посту у главных ворот, ведущих во дворец доктора Искры, обнаружили братьев Тукунгбази.
Их тела были подвешены на установленной второпях треноге примерно в пятидесяти метрах от проволочного ограждения.
Братьев идентифицировали потому, что уже стало известно об их отсутствии во время переклички.
Иначе определить их личность не смог бы никто – мучители об этом позаботились.
Никакой разумной причиной объяснить это зверское убийство двух молодых солдат просто нельзя – так возмущенно вопил на совещании своих командиров полковник Джерети.
Братья Тукунгбази были первыми.

* * *

– У меня вопрос, мистер Килгур.
– Давайте, майор. – Почему-то Синд выбрала официальный тон в разговоре, и Алекс последовал ее примеру.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

загрузка...